100 дней разгрома: парламента больше нет

Виталий Портников

Вряд ли до выборов в Верховную Раду представители власти считали, что парламент превратится в перманентно неработающий орган, который будет блокироваться оппозиционерами, что главной его структурой станет согласительный совет, а для острастки и запугивания слишком уж задиристых или не понявших свое место парламентариев придется лишать мандатов в обход самой Рады.
Расчет был на то, что с помощью нехит­рой технологии внедрения мажоритарщиков в Верховной Раде будет сформировано «региональное» большинство, которое сможет штамповать любые законы, предложенные Администрацией президента. Расчет вполне оправдался, вот только ситуация с персональным голосованием спутала все карты: стало ясно, что «штыков» для принятия нужных решений у Партии регионов попросту нет, что придется договариваться не только с коммунистами, но и с оппозиционными депутатами. Казалось бы, что особенного? Ведь практика поиска компромисса распространена во всех парламентах мира. Да и сама Партия регионов в эпоху Виктора Ющенко поднаторела именно в умении договариваться со своими оппонентами и вносить раздор в их нестройные ряды.

Но то была другая эпоха. Время Виктора Януковича отличается как раз нежеланием ни с кем договариваться, причем это нежелание столь гипертрофировано, что любая попытка найти компромисс воспринимается как слабость, любой, ищущий этого компромисса, — как откровенный слабак, которому нет места в президентском окружении. Именно поэтому новый спикер Владимир Рыбак, в отличие от своего предшественника, даже не пытается не то что искать компромисс, а делать вид, что эти поиски возможны. Рыбак стал первым за многие годы руководителем парламента, воспринимающим себя в качестве бездумного клерка президентской Администрации, лишенным не только уважения к собственной должности, но и элементарного представления о тех политических возможностях, которые предоставляет пост председателя Верховной Рады. И фигура спикера­«винтика» является великолепным символом разгрома украинского парламентаризма за сто дней работы нового парламента.
Конечно, заявление лидера «Свободы» Олега Тягнибока о том, что парламент больше вообще работать не будет, может представляться слишком радикальным. Но парламент действительно уничтожен. Депутаты еще могут спорадически собираться на пленарные заседания, но каждый раз очередное голосование, новая провокация властей или оппозиционный протест может приводить к новому параличу на несколько недель. И так — до конца полномочий этого созыва. Если предположить, что парламент в самом деле распустят и объявят новые выборы, это тоже ничего не изменит. Потому что дело в конечном счете не в парламенте, а в том, что Украина уже превратилась в монархию, в страну, где все принципиальные решения принимаются одним человеком без всякого учета не то что общественного мнения, а просто реальности.

В такой системе никакой парламент не нужен. То есть он может существовать — ведь был же парламент во Франции до Великой французской революции или Государственная Дума в годы царствования Николая II. Только вот решать такой парламент ничего не может по определению. Более того, если дать ему возможность решать, искать компромиссы, становиться настоящей государственной властью, то это рано или поздно завершится крахом царствования. Не нужно думать, что Виктор Янукович этого не понимает, — понимает и очень хорошо: не он ли еще недавно был лидером парламентской оппозиции? Поэтому никакого парламентаризма в Украине Янукович постарается не допустить. Пока он президент — этому не бывать.