Юленька уже разлила ртуть ( Обком )

 

ОБКОМ-WEEKLY

По мотивам русской литературы украинского происхождения.

 

 

«Женская гордость - так, чтоб без мата, изнутри... Ну, еще когда лежит, укрывшись простыней, доктор говорит: «Гордая очень». А когда откроется, так еще пока не доносит…»

Вот так всегда бывает: изменишь одну букву в бессмертном произведении (у г-на Жванецкого вкралась опечатка - «диктор») – и как злободневно зазвучало!

Ведь, согласитесь, удобства, которыми на всю катушку наслаждается гордячка Тимошенко в больнице, не столь удаленной от Качановской колонии, все же весьма условны. И вроде бы все к ее услугам: укройся простыней от видеокамер – и крой себе изнутри матом – великим и могучим средством межнационального общения народов бывшего СССР – хотьЯнуковича, хоть Ющенко, хоть начальника тюрьмы, не говоря уже о родном Минздраве. Можно и припудриться, и даже губы покрасить – иначе, без простыни, ты сразу становишься объектом наблюдения Большой Сестры Лены Бондаренко, которая все ногти тебе пересчитает и в зеркало харкнет, а то и подушку обнюхает – вдруг пахнет не хуже, чем парфюм Богатыревой? Ведь даже, пардон, в туалете Юлии Владимировны бывшая донецкая журналистка провела расследование настолько тщательное, что ни одного даже малюсенького «видеожучка» не заметила, в чем и призналась на всю страну – не нашла их там. Чувствуется, что на Лену русская классика, особенно упомянутые ею «Пушкин и Тургенев», оказали самое благотворное влияние.

Но вернемся к Юле. Несмотря на то, что у нее почти ежедневно такие «саммиты» проходят с участием высоких европейских посетителей, что тому же Януковичу еще сидеть и сидеть, экс-премьерша ни на миг не забывает о своем высоком подрывном предназначении в отношении нарастающих стабильности и покращення. Но как «донести» до соратников актуальный месседж, если за тобой повсюду глаз да глаз? Мы не знаем, что там читает Юлия Владимировна, но главу «Мастера и Маргариты» про масло и Аннушку она явно осилила. А дальше – дело за тюремщиками, которые тиражируют сведения о заключенной Тимошенко не хуже ее адвокатов и дочери. Вчера в полдень сигнал от тружеников усиленного режима поступил четкий: Тимошенко разлила ртуть!Произведена срочная эвакуация и демеркуризация палаты!..

До соратников Тимошенко месседж дошел – вот только истолковали они его несколько превратно. Вместо того, чтобы кокнуть в зале Рады несколько градусников и решить таким нехитрым образом языковую проблему, они, видимо, решили использовать ртуть по рецепту тещи Вадима Колесниченко, которая приводила в чувство подчиненную путем вливания нашатырного спирта внутрь. Попытки группового проникновения в ротовое отверстие зятя Вадима предпринимались отчаянные, но желающих получить это сомнительное оральное удовольствие было столько, что все не влезли,

 

 

а ртуть, видимо, растоптали на наночастички.

Но вернемся к делам литературным на международной арене. Виктор Янукович, подобно гоголевскому персонажу, все никак не может понять суть претензий в его адрес со стороны иноземных злопыхателей (помните? – «Что я сделал им? За что они мучат меня? Чего хотят они от меня, бедного? Что могу дать я им? Я ничего не имею…»). К одолевающему Виктора Федоровича недоумению нужно отнестись с пониманием: с иностранными языками у него дальше «ин Юкрейн» не заладилось, а переводчики с дипломатического у него еще те подобрались. Вчера, например, целый «пул» образовался - и все наперебой пытались объяснить нашему доверчивому Президенту, что его сплошь и рядом, и даже дальше преследуют внешнеполитические успехи и даже «прорывы».

Например, нардеп Кожара смог убедить даже «лошару», что есть тонкая, но отчетливая грань между «политзаключенными» и «заключенными по политическим мотивам». Безусловно – есть! Ну, как бы попроще объяснить?... Тимошенко и Луценко – это «заключенные по политическим мотивам», а Виктор Федорович при проклятых Советах – это типичный «политзаключенный», жертва системы, старых УК и УПК и прочих несуразностей в виде сомнительного происхождения вещдоков и ушибов (ну не Тимошенко же первая додумалась синяки самой себе ставить, в Енакиево, небось, тоже люди не дурные).

Затем нардеп Зубанов так внимательно прочел резолюцию Европарламента с требованием немедленного освобождения той же Тимошенко, что вообще в этой резолюции увидел почти подавляющее равнодушие европейцев к этой Юльке. После чего и наш МИД признал, что резолюция ЕП – это практически гимн Виктору Федоровичу, безусловное признание его реформ, уже слегка переходящее в поклонение.

На этом всеобщем фоне мелким и предвзятым выглядит поступокАнгелы Меркель, который она позволила себе в Чикаго в отношении дружественно настроенного к ней Виктора Федоровича:

Вглядитесь, с каким достоинством провожает улепетывающую от него немку Виктор Федорович! Так и слышишь, как в великодушной душе его звучит бессмертная композиция: «Ах, какая женщина, какая женщина! Мне б такую…» Да, такую б стерву – да в Качановку (куда она, впрочем, и без того уже сама нарывается).

Заметно, что Виктор Федоровичу как носителю черепа аристократа в четвертой степени хочется быть максимально учтивым, но в такой ситуации «как же ты аристократизм покажешь?.. Или руку королеве целовать, или панталоны держать. И руку пока еще надо у нее искать: она тоже пожать норовит». Да, лучше Жванецкого об этой напыщенной германской плебейке все же не напишешь - не в обиду Косте Бондаренко, чье антимеркелевское творчество в эти тревожные для всех людей доброй воли дни звучит громче голоса Магомаева, исполняющего любимую песню миролюбивых советских людей «Бухенвальдский набат».

И, знаете, просто обидно порой становится за наших людей, которые не чувствуют этой разворачивающейся геополитической угрозы, а только и думают, что им выгоднее: казенное белье в поездах пролеживать или с шиком на «Хюндае» прокатиться? Но, кажется, Борис Колесников все же понял, что не все еще доросли до понимания блага, которое он сулит и несет: и поезда уже ночныестали возвращаться на пути своя, и цены на билеты в «Хюндай» уже не кажутся столь мизерными даже Борису Викторовичу.

И тут надо отдать должное донецкой прессе. Не всегда нашим коллегам и землякам удается дать общественности знать о том, что не все еще у нас (и даже в стабильно процветающем Донбассе!) делается во имя человека, во благо пассажира. И подобно Тимошенко, жахнувшей градусник об пол, донецкие журналисты нашли не слова, а нечто более весомое и зримое. Массовый героизм, проявленный ими в день открытия нового железнодорожного вокзала в Донецке и прибытия туда первого «Хюндая», обернувшийся столь же массовым расстройством жизненно важных органов и функций (см. Полный «хюндец»: при открытии Колесниковым донецкого вокзала отравился десяток журналистов) стоит многих тысяч знаков, строк и полос. В общем, плохая примета, однозначно, - и министр понял, что на наш народ вакуумных туалетов ни в одном «Хюндае» не хватит.

А, может, Борис Викторович увидел вот этих будущих покорителей просторов с умопомрачительной средней скоростью 116 км шпал в 60 минут?

 

 

Да-да – это не станция Рутченково образца проклятых 90-х, несмотря на все «кравчучки», «челночные» сумки и прочие характерные атрибуты. Это – фото будущих «скоростных» пассажиров, сделанное в тот самый день, когда г-н Колесников торжественно открывал вокзал, к которому столь же торжественно подогнали корейский состав, в том самом месте.

О чем думают эти люди? «Доедет это колесо - или не доедет?»… «Дай ответ!»… Эй, тетя, куда путь держишь? О чем думаешь? Подвели ли в вагон вай-фай?

«Не дает ответа».

Ну и нехай! Автор «Мертвых душ» не дождался - и нам не к спеху. Это рок. И - как тот вонючий вагон из советского прошлого - общий.


Евгений КОСЯЧКОВ