Виталий Портников: Самый трудный год

Виталий Портников

Настоящий президент переходного периода – политик, будущее которого определяется не им, а историей.

Почему-то мне кажется, что этот первый год президентства Петра Порошенко и будет потом восприниматься как самый трудный. Да, сейчас не самое время утверждать, что впереди легкие времена, но Украина уже успела адаптироваться и к "гибридной войне", и к "гибридному миру", и к социальными проблемам, и даже к разочарованию от медлительности власти.

Порошенко был избран как президент завышенных ожиданий – возможно, эти завышенные ожидания стали важной частью его собственной предвыборной кампании, но они существовали в обществе вне зависимости от самого нового президента. Вот говорят: власть валяется на земле, нужно только поднять. В Украине на земле была не власть, а как раз эти ожидания. Они и привели к восприятию Порошенко, хорошо известному каждому украинцу политика и предпринимателя, как совершенно нового человека, который изменит страну и остановит войну.

Между тем, президент парламентско-президентской республики не может и не должен сам менять страну – хотя Порошенко и пытается усиливать влияние на происходящее с помощью политических и неформальных инструментов, таких как собственный блок в парламенте и особые – не всегда, впрочем, теплые - отношения с олигархами. И для того, чтобы установить мир, нужно не просто желание и дипломатические способности главы государства, на которое напали. Мира должен хотеть еще и агрессор. Хотя Порошенко и немало сделал для заманивания агрессора в международный механизм умиротворения.

За этот год украинцы поняли, что их президент – не волшебник. Для некоторых это почему-то стало открытием, но ведь президент и не должен совершать чудеса. Порошенко не спустился в президентскую резиденцию с небес. Он – такой каким был всегда – с гипертрофированной работоспособностью и уверенностью не только в собственных силах, но и в правильности собственного мнения. Подбирающий кадры по принципу комфортности. Умеющий конструировать ловушки лучше, чем заключать союзы. Один из его близких соратников как-то в сердцах сказал: "его всегда очень много". Когда его избрали президентом, его стало даже больше, чем было.

Но все это вовсе не означает, что год назад он оказался не на своем месте. Как раз на своем – потому что время завышенных ожиданий требует гибкости куда в большей степени, чем догматизма. Но и настойчивости тоже требует. Порошенко, правда, больше упрямый, чем настойчивый и больше изворотливый, чем гибкий – но отработанность этих качеств вполне помогает в замещении требуемых.

Словом, это и есть настоящий президент переходного периода – политик, будущее которого решается не им самим, а историей. И мне в самом деле хотелось бы, чтобы первый год его пребывания у власти и оказался самым трудным. И для нас, и для него.