Украина возвращается в «лихие 1990-е» -Портников

Виталий Портников

Становление авторитарного режима тем и интересно, что каждый новый день приносит такое безумие, о котором ты не мог еще вчера и предполагать.

Те, кто говорил о законности, перестают заботиться даже о соблюдении элементарных процедур, вчерашние знакомые из властного лагеря, еще недавно убеждавшие тебя в своей демократичности, понемногу теряют остатки приличия, позавчерашние демократы пытаются понять, как им угодить власти, не теряя остатков репутации. Все тонет в болоте: на поверхности остаются лишь откровенные негодяи, лицемеры и коллаборационисты.

В детстве я читал книгу журналиста Карла Непомнящего «Коммунисты», посвященную лидерам коммунистических партий стран Латинской Америки. Я так хорошо запомнил ее название и имя автора совсем не потому, что был поклонником подвигов коммунистических активистов. Сам того не желая, Непомнящий (погибший, между прочим, во время трагических событий советской оккупации Чехословакии времен «пражской весны») описал абсурдность судебной системы, не очень, впрочем, отличавшейся от советской. Было видно, как развивается авторитаризм: вначале политических противников осуждают за вполне реальные, с точки зрения действующего Уголовного кодекса, преступления, затем под них придумывают статьи и вносят изменения в этот самый кодекс, потом врагов просто похищают и убивают.

Мы сейчас находимся примерно на второй стадии. Судебный процесс, на котором Юлию Тимошенко пытаются осудить, — и, думаю, осудят — за причастность к убийству Евгения Щербаня, разительно отличается от того первого процесса, казавшегося многим из нас насилием над правом. Судья ведет себя гораздо увереннее с журналистами и депутатами, общество в гораздо большей степени равнодушно к происходящему, правоохранительные органы уже не церемонятся даже с народными избранниками. Если все произойдет так, как запланировано режимом, никаких судебных процессов может больше и не быть. Политические оппоненты могут исчезать в неизвестном направлении, а власть будет только разводить руками.
И не нужно утверждать, что я рассказываю о научной фантастике. Для того чтобы понять, что именно такова политическая реальность, не нужно лететь в Парагвай или Аргентину и интересоваться фактами из их недавней истории. Достаточно просто съездить в соседнюю Беларусь — там тоже все начиналось с судебного процесса над бывшим премьер-министром, посмевшим усомниться в богоизбранности «батьки», а закончилось не просто разгромом оппозиции, но исчезновением наиболее важных оппонентов режима. Что с ними произошло, неизвестно до сих пор. И это совершенно естественно: судебная система деградирует до такой степени, что даже власти не приходит в голову пользоваться ее услугами тогда, когда можно решить вопрос без ее участия.

Но нужно понимать, что деградация судебной системы связана не только с замиранием политических процессов, но и означает автоматически и деградацию экономики, потому что не только обычные граждане уже не доверяют суду, но и предприниматели, которые в обычном мире полагаются на юстицию и арбитраж. Вопросы в экономике решаются так же, как во власти: конкурентов вывозят в лес, выигрывает сильнейший. Мы уже проходили все это в 1990-е годы, потом сложилось впечатление, что от кошмара криминализированного столкновения удалось отойти на безопасное расстояние. Сейчас мы к этому кошмару возвращаемся.