Виталий Портников: Крымская погибель

Виталий Портников

Россия имеет шанс попасть в крымский капкан изоляции и сепаратизма.

Крым всегда был российской погибелью. Можно сколь угодно раз тиражировать в одобренных Владимиром Путиным учебниках истории сказки о крымских победах и городе русской славы – Севастополе, но правда состоит в том, что именно в Крыму Российская империя всегда терпела тяжелейшие поражения. Именно после войн в Крыму Россия переставала быть могучей империей, превращаясь в государство, скованное крайне невыгодными международными обязательствами. Не случайно в народное сознание прочно вошла легенда о том, что император Николай I не смог пережить позорного поражения и покончил с собой после войны – хотя на самом деле монарх умер естественной смертью.

Сегодня Россия может попасть в тот же самый капкан. Если она пойдет на аннексию Крыма, то достаточно быстро превратится в настоящего изгоя на международной арене, страну, нарушившую собственные международные обязательства по гарантиям территориальной целостности государства, доборовольно отказавшегося от ядерного оружия. Да, воевать с Россией не будет никто. Но на отношениях России и Соединенных Штатов, России и Германии, России и Великобритании, России и Франции и шире – России и Европейского Союза можно будет поставить жирный крест по крайней мере до конца правления Владимира Путина. Но самое главное – можно будет поставить жирный крест на отношениях России и Украины. Некогда близкие государства разорвут между собой дипломатические отношения, введут визовый режим, отгородятся друг от друга колючей проволкой на границе – будет все так, как между Россией и Грузией.

Но самое главное – Россия, которая вряд ли пойдет на открытую аннексию Крыма, вынуждена будет признать его независимость. Независимость еще одной русской республики у самых границ России. А независимый Крым – это совсем не то же самое, что независимая Осетия или Абхазия. Или даже Приднестровье, которое из-за сложного этнического состава населения (все же большинство жителей края украинцы и молдаване) всегда напирало на своем "интернационализме", противопоставляя себя молдавскому "национализму".

Крым не будет интернациональным. Если он отделится от Украины, то только настаивая на своей русскости. Но если может быть независимый русский Крым, то почему бы не появиться независимой Кубани, Уральской республике, Республике Сибирь? Само появление такого Крыма мощно подхлестнет процессы русского сепаратизма, совпадающие по времени и силе с подъемом сепаратистких движений в национальных республиках России – потому что если можно русским, то почему нельзя чеченцам или татарам?

Через несколько лет мир не узнает Российскую Федерацию.