Виталий Портников: Немолодая гвардия

"Старая гвардия востребована". Эти три слова, которыми Владимир Путин прокомментировал переизбрание 87-летнего Джорджо Наполитано президентом Итальянской Республики, вполне могут стать настоящим девизом российского лидера. Понятно, что дело не в Наполитано, а в восхищении возрастом, не мешающим управлять государством. Можно представить себе, как щелкает этот калькулятор власти в голове трижды президента Российской Федерации. "Еще 11 лет я, потом 6 лет Дима, потом 12 лет я... И вот мне уже 89. Можно опять становиться премьер-министром". И разве плохой расчет? Может быть, кто-то сомневается в том, что Джорджо Наполитано эффективный политик? А президент Израиля Шимон Перес? Ему вообще в этом году 90 – но на политическую пенсию он явно не собирается.

Но на месте Путина я бы все же не сравнивал себя с Наполитано и Пересом. Старая гвардия потому и гвардия, что ее представители провели десятилетия в настоящих политических битвах, прошли настоящую школу выживания, гибкости, умения находить компромисс. Наполитано, бывшего члена политбюро и секретаря ЦК итальянской компартии, в родной стране теперь считает гарантом стабильности даже Сильвио Берлускони. Перес, которого называли организатором израильской атомной программы и активным участником современного перевооружения страны, стал архитектором ближневосточного мирного процесса и нобелевским лауреатом. На счету у каждого из этих стариков победы и неудачи, народная любовь и разочарования. Они политики, а не монархи. Потому и востребованы. Потому и поражают современников не столько сединами, сколько юношеским умением реагировать на вызовы и находить нестандартные решения. Для этих почтенных старцев политика давно уже стала искусством. Искусством управления и искусством выживания.

Путину следовало бы сравнить себя совсем с другой старой гвардией. С теми, кто становится президентами не благодаря политической карьере, взглядам, умению меняться и изменять все вокруг себя, а просто потому, что в костенеющей системе появляется запрос на авторитарного правителя. Появление Путина на президентском посту не сравнить с карьерой Наполитано или Переса. Стремительное восхождение за год, "береги Россию" - и такое же стремительное забронзовение, завершившееся перемещением в кунсткамеру прямых телевизионных линий. Человек, который благодаря счастливому для него стечению обстоятельств становится президентом в 48 и намеревается править до 89, все же несколько отличается от того, кто становится президентом в 81 год в завершение долгой успешной политической карьеры. Наполитано и в самом деле гарант итальянской стабильности.

А Путин – гарант российского застоя.

Виталий Портников