Виталий Портников: Газ без "Газпрома"

Виталий Портников

С соседями разговаривают на языке экономики, а с нами – на языке братского принуждения к любви.

Представитель "Газпрома" Сергей Куприянов выразил возмущение по поводу того, что организаторы поставок природного газа из Европы в Украину никак не отреагировали на критику российской монополии относительно "мошенничества" украинской стороны. В Москве убеждены, что никаких поставок вообще нет, а есть лишь виртуальный "реверс", для которого может использоваться российский транзитный газ.

Но даже если согласиться с логикой газпромовских претензий, немедленно возникнет следующий вопрос: как же могло получиться, что Украине выгоднее покупать – пусть даже и в виртуальном режиме – сырье, которое "Газпром" поставляет в соседние с ней европейские страны, чем использовать газ, который российская газовая монополия поставляет в Украину. Конечно, ответ напрашивается: все дело в контракте, который согласовали премьер-министры Юлия Тимошенко и Владимир Путин.

Вот потому-то такие высокие цены, вот потому-то Тимошенко и сидит. Но это – весьма упрощенное представление о ситуации. Все дело в том, что со времени согласования пресловутого контракта ряд стран Европы добился от "Газпрома" значительных скидок на поставку сырья по уже имеющимся долгосрочным контрактам. Появление этих скидок было обусловлено целым рядом экономических причин – "сланцевой революцией" в Соединенных Штатах, снижением цен на спотовый газ, изменением энергетической политики Евросоюза. И "Газпрому" пришлось с этим считаться. А вот с Украиной снижение цены было лишь однажды, и по причинам чисто политическим – когда скидку обменяли на флот.

Практически с того самого времени энергетические отношения соседних стран находятся на стади замерзания и возможность их размораживания обуславливается Москвой, опять-таки, политическими соображениями –либо вы к нам в Таможенный Союз, либо голову не морочьте.

Так и выходит, что пока вокруг Украины газовый лед тает, она все еще живет в энергетической зиме и должна платить намного больше соседей. С соседями разговаривают на языке экономики, а с нами – на языке братского принуждения к любви. И если такая ситуация сохранится, то уже скоро мы вообще сможем отказаться от российского газа и перекупать его у европейцев – обойдется дешевле.