Слияние строптивых

Почему общий язык нашли только «Батькивщина» и «Фронт змин»

Объединительный съезд оппозиционных политических сил — первый после победы Виктора Януковича на президентских выборах 2010 года — должен был казаться торжеством здравомыслия. Ведь самой украинской историей доказано, что демократы могут добиться успеха только в случае, если они объединяют усилия.

Говорить о создании сильной демократической партии начали еще в начале нового тысячелетия, и уж казалось, что после поражения в 2010-м объединение просто станет вопросом выживания. Теперь, когда объединительный съезд наконец-то прошел, можно говорить, что здравый смысл восторжествовал. Но только формально.

Сама подготовка к съезду продемонстрировала целый фейерверк амбиций. В конце концов общий язык нашли только «Батькивщина» и «Фронт змин». Даже Народный рух оказался в стороне от этого процесса, предпочтя объединению роль карликовой политической партии. О других партиях, являющихся по сути лидерскими проектами, а не политическими организациями, я и не говорю. Но проблема в том, что и «Батькивщина», и «Фронт змин» — тоже лидерские проекты, просто лидеры известнее и популярнее. И пока не ясно, насколько состоятельной будет объединенная с «Фронтом змин» «Батькивщина» — с Юлией Тимошенко в тюрьме и Арсением Яценюком в роли представительского лидера. И можно ли будет надеяться на то, что к оппозиционерам — ко всем — придет понимание того непреложного факта, что без подлинного объединения усилий они обречены на поражение, на превращение в массовку при Партии регионов, причем на десятилетия.

То, что происходило перед съездом, и то, что происходило на съезде, — ну, например, удивительное выступление Юрия Луценко с обвинениями в адрес Николая Мартыненко — особого энтузиазма у меня не вызвало. Я не буду утверждать, что являюсь сторонником Арсения Яценюка, но его публичное оплевывание некоторыми соратниками по оппозиционной фракции — за рамками стратегического видения будущих задач «Батькивщины». Я уж точно не поклонник Николая Мартыненко, но публичные обвинения на торжественном съезде — за гранью политики вообще, потому что они играют на руку власти, доказывающей, что все одним миром мазаны. Они демонстрируют, что даже тот, чей политический капитал обеспечен не успехами в недавнем прошлом, а исключительно неправедным судилищем, готов разменять его на медяки тактических соображений. Это ужасно. И таких деталей, которые показывают, что не только общество, но и оппозиция еще не поняли, что находятся у края авторитарной пропасти, хоть отбавляй.

Конечно, можно считать, что падение в эту пропасть станет прелюдией к революции, к бунту, на который так любят уповать все оппоненты режима. А если, наоборот, — прелюдией к безальтернативности власти? Разочарование в оппозиции может привести к «протестам без флагов» — между прочим, один такой протест, на «налоговом майдане», мы уже видели в самом начале правления Виктора Януковича. Такой протест может быть фрагментарно успешен и еще раз убедит население, что единственный способ повлиять на власть — это выйти на улицы не с требованиями ее смены, а с задачей заставить чиновников выполнить сиюминутные пожелания общества. Так в Украину может прийти Болотная площадь или площадь Таксим, как угодно. И Янукович навсегда.

Виталий Портников, Контракты.ua