Виталий Портников: Убийство Надежды

Виталий Портников

Путин не задумывается о последствиях смерти Савченко не потому, что не понимает их, а потому, что ему на них наплевать.

Журналистка Елена Масюк, член российского президентского совета по правам человека,предупредила Владимира Путина о том, что похищенная им украинская летчица Надежда Савченко может умереть в ближайшие дни. "В случае смерти Надежды Савченко в российской тюрьме, в Украине она будет национальным героем, ее именем назовут отряд добровольцев, военный самолет и еще площадь в Киеве, а Россия получит очередной санкционный список. Есть список погибшего в российской тюрьме Магнитского, будет еще и список Савченко", — отмечает Масюк в своем обращении. Ее слова практически полностью перекликаются с письмом, которое написал Путину писатель Владимир Войнович. И Масюк, и Войнович пытаются объяснить Владимиру Путину, что убийство отважной летчицы ему невыгодно и гораздо лучше для него самого было бы избрать для Савченко такую меру пресечения, которая позволила бы украинке остаться в живых.

Масюк и Войнович мыслят совершенно логично – но с точки зрения людей, не понимающих, какое удовольствие может доставить убийство. Интересно, что они бы делали, если бы им пришлось уговариватьЧикатило?

Ведь отличие убийцы от психически нормального уравновешенного человека – как раз в том, что убийство как акт доставляет ему наивысшее наслаждение. Путин не задумывается о последствиях смерти Савченко не потому, что не понимает их, а потому, что ему совершенно наплевать на все то, о чем предупреждает Масюк. По сравнению с самой возможностью безнаказанно отобрать чужую жизнь меркнут и политические риски, и какие-то там санкционные списки, и прочая ерунда, совершенно не интересная обитателю кремлевских чертогов. С последствиями санкций пусть разбирается правительство. Площадь Савченко будет существовать до того самого дня, пока он не захватит город, пошедший на подобное кощунство и не переименует эту площадь в площадь героев "Беркута" или в прочую дребедень. Военный самолет можно сбить. Зато само удовольствие от убийства нельзя сравнить ни с чем.

Любой судебный психиатр, когда-либо разговаривавший с людьми, обдумывавшими преступление – именно обдумывавшими, а не шедшими на убийство в состоянии аффекта – скажет вам об этом нечеловеческом, бесовском удовлетворении. Именно русская литература в лице Федора Достоевского водрузила это безумное удовольствие на пьедестал художественного прозрения. Так почему же мы до сих пор удивляемся, что все это вновь происходит в России? Чего хотят от Путина Масюк и Войнович? Чтобы он променял одобрение какого-то там гнилого Запада на удовольствие от уничтожения? Чтобы какой-нибудь телезритель с "Уралвагонмашзавода", так же втайне мечтающий о каком-нибудь изуверском убийстве, только, в отличие от Путина, не добравшийся до президентского кресла и потому опасающийся наказания, сказал, что его президент "прогнулся"? Чтобы в словаре людей, уничтожающих самолеты в детьми и радующихся чужим бедам, появилось слово "милосердие"? Да никогда!

Пусть Елена Масюк радуется, что живет в пока еще цивилизованной стране и ее саму не убивают после заседания президентского совета по правам человека и не подают на ужин императору под камеры кулинарных программ 1 канала или НТВ. А Савченко он убьет – что бы Масюк ему там не объясняла.