Великий мошенник

Юлия ЛАТЫНИНА

Умер Борис Березовский. Скорее всего, самоубийство.

В последние месяцы жизни он был жалок. Просил 5 тыс. долларов на авиабилет (он, который летал только чартерами!) и передавал через знакомых Путину о том, как тот велик.

Как-то, в расцвет его могущества, в 1997-м, когда миллион долларов – это еще были огромные деньги, один бизнесмен напросился на прием к Березовскому и предложил ему проект, суливший 25 млн дол. прибыли. Березовский выслушал и отказался, без всякой рисовки. «Я, — сказал он, — делами меньше 50 млн дол. не занимаюсь».

Тем не менее, бизнесменом он не был, никогда. Он всегда был разводилой. Деньги были ему совершенно необходимы, отсутствие денег его и погубило, но деньги были только одной из составляющий того дьявольского наркотика, на котором сидел Березовский: деньги – секс – власть. Власть – секс – деньги.

Даже в пору его наивысшего могущества Березовский не занимался бизнесом. Люди могли часами ждать его в Доме приемов ЛогоВАЗа, а Березовский в это время развлекался с очередной девицей. Нужды нет – просителей там было так много, и все в таких крупных чинах, что само изобилие их превращало Дом приемов в светскую гостиную и возвышало статус БАБа. Покойный Красненкер как-то рассказывал мне, что ему надо было подписать какую-то суперважную бумагу для «Аэрофлота», кажется, про таможенные льготы на закупку самолетов или что-то в этом роде. Он предупреждал Березовского за три месяца, каждый раз следовал ответ: «Подпишу». За три дня до дедлайна Красненкер (и это – один из ближайших и доверенных менеджеров!) дозвонился до Березовского: тот развлекался с какой-то девкой в Париже. «Приезжай, дай бумагу». Красненкер приехал, но Березовский был уже в Лондоне. «Прилетай, дай бумагу». Краснекер прилетел, но у Березовского планы изменились, он уже усвистал и из Лондона. За пару часов до «часа Х» бумага, тем не менее, была подписана у Ельцина. Действительно ли Березовскому было плевать, или ему самому удалось подписать бумагу лишь чудом – как знать?

Его власть была велика, но природа ее, несмотря на все его могущество, была того же рода, что и у мошенника, представляющегося генералом ФСБ: он мог многое, но лгал еще больше. Его почти постоянной манерой было звонить людям и сообщать им, что он их назначил на должность, хотя он просто присутствовал при обсуждении назначения в Кремле.

Однажды он так «назначил» Бориса Немцова первым вице-премьером: услышал, что Ельцин посылает Дьяченко уговаривать молодого губернатора переехать в Кремль, и тут же махнул в Нижний Новгород самолетом. «Только, – сказал он, – не говори Татьяне Дьяченко, что я здесь уже был». Через несколько часов – машиной – приехала Дьяченко, и Немцов ей, разумеется, сказал. Дьяченко была вне себя.

Он был самым высокопоставленным из всех мошенников и фантазеров, которые когда-либо существовали в мире: выше уже начинается ранг пророков, и как пророк он обладал определенным даром воплощать свои горячечные фантазии в реальность.
Когда в 1999-м вся элита уже покорно ждала прихода к власти Лужкова, именно бредящий Березовский, между приступами гепатита, выдумал «Единство», и на одном из первых плакатов «Единства» тройка лидеров – Шойгу, Карелин и Гуров – стояли на фоне кудрявой русской березы, которую спешно пришлось закрашивать.

Не он выдумал Путина, это было решение Семьи. Не он финансировал Путина, всю избирательную кампанию выпасал Абрамович, но Березовский искренне считал, что Путина сделал он, так же как он искренне считал Абрамовича своим кошельком. Это убеждение, которое Березовский всем, в том числе и Путину, демонстрировал, и стало для Березовского роковым. И менее терпеливый человек взбесился бы, если бы олигарх, имя которого стало жупелом по всей Руси, метался бы за ним, прося встречи, и одновременно прохаживался, как в Воронеже, впереди торжественного караула.

В управлении собственными бизнесами Березовский не участвовал, перепоручая это Бадри Патаркацишвили или тем молодым людям, которые вовремя оказались в его гостиной: от искусного Романа Абрамовича до совсем уже каких-то смешных типов, вроде фабриканта зеленого горошка Олега Митволя. Уже павшему, Абрамович заплатил ему 2 млрд. дол. за «Сибнефть» и «Русал», но Березовский всю огромную сумму просадил за 10 лет до копейки – на баб, виллы, яхты, чартеры, бессмысленные иски.

50 млн дол. БАБ даже умудрился потратить на «оранжевую революцию» на Украине – вроде бы передал деньги Гиви Таргамадзе. До Тимошенко, они, разумеется, не дошли. Но БАБ, конечно же, был уверен, что и «оранжевая революция» — это тоже он, и, что всего изумительней, в это поверил и Путин.

Последние годы жизни его окружали более чем странные личности. Некогда всесильный разводила, он сам сделался жертвой разводок. (Это обыкновенная для разводил история.) Например, некий Никита Чекулин, проворовавшийся бывший и.о. директора НИИ «Росконверсвзрывцентр», который сбежал в Лондон и которому Березовский платил по 5 тыс. фунтов в месяц. Чекулин исправно рассказывал, что это из его НИИ украден гексоген, которым ФСБ взорвала Россию. А когда родник стал иссякать, Чекулин записал БАБа на магнитофон и перебежал в Россию обратно.

Процесс с Абрамовичем доканал и разорил Березовского. Он проиграл суд, хотя был в принципе прав, из-за собственной неистребимой привычки лгать, манипулировать реальностью, из-за того, что был уверен, что говорить каждый раз нужно то, что выгодно в данную секунду, а тот, кто тебе не верит и припоминает твои прежние слова – тот враг. Увы, так можно вести себя на московском престоле – но не в лондонском суде. От великого до смешного – один шаг. И Березовского, утверждавшего в одном лондонском суде, что это он создал «Сибнефть», открывая ногой двери в Кремле, погубила его же собственная ложь во время предыдущего суда с «Форбсом», на котором он говорил, что никакого отношения к «Сибнефти» он не имел и никаким «крестным отцом Кремля» не являлся.

Проигрыш Абрамовичу – это был конец. Березовский остался с огромными долгами и без всяких надежд. Отныне он был не только не велик и не страшен – он был даже не смешон. Он тщетно пытался привлечь к себе внимание открытыми письмами, призывами к патриарху, покаянием в «Фейсбуке» перед русским народом. Всего этого не то, что не комментировали – не замечали. Он распродавал картины, чтобы покрыть долги, а когда «Альфа» пару месяцев назад купила «Боржоми» (в силу характера наследства Бадри половина денег причиталась БАБу), то ни цента не досталось ему, все ушло по долгам адвокатам, почему, вероятно, Путин и позволил «Альфе» эту сделку.

Никому он не был больше нужен: даже собственной семье, которую приучил, что папа (муж, любовник) – источник бабла. БАБ, который еще недавно писал письма о том, как он сейчас устроит революцию, написал письмо Путину с просьбой о возвращении. Путин не ответил.

После этого оставалось только – депрессия и смерть.

БАБ умер, но дело его живет. Путин не был его ставленником, но, бесспорно, был его учеником. Он выучил, во всяком случае, первый урок из жизни БАБа: для бесконечных манипуляций людьми нужна бесконечная власть. Второй урок: что рано или поздно манипулятор кончает, как БАБ – ему еще только предстоит испытать на собственной шкуре.

Тут кто-то написал про БАБа: великий злодей. Ну, право. Великим злодеем был Сталин. БАБ – великий мошенник.