Виталий Портников: Кавалеры меняют ДАМ

Тем, кому очень хотелось верить в миф о слабаке-либерале Медведеве и силаче-консерваторе Путине, очень хочется думать, что вчера это было последнее интервью - а потом о слабаке-либерале никто и не услышит, он будет тихонько сидеть у себя Белом доме и ждать отставки. Помнится, когда слабак-либерал стал президентом, информированная общественность тоже ожидала подобного развития событий - только тогда кандидатом на вылет был силач-консерватор. Раз не стал менять под себя Конституцию, не смог удержаться в президентском кресле и переехал в Белый дом под насмешки самого Лукашенко - значит, не такой уж силач!

Уверенная в правильности выстроенной схемы, общественность - не только антикремлевская, но и вполне интегрированная в политическую реальность России - была шокирована рокировочкой на закате медведевского правления - и продолжает оставаться в шоке по сей день, так что даже решение Путина отдать свой пост в "Единой России" Медведеву воспринимается как крушение конструкций: кто-то радуется, что либерализм неистребим, а кто-то в знак протеста против такого вот гнилого западного либерала даже выходит из любимой партии, что твой Чацкий. Да не нужно так волноваться. Будет вам, будет ваш любимый Путин - этак лет через 12.

Медведев не либерал. И Путин не консерватор. Они бизнесмены. Люди просто зарабатывают деньги, обеспечивая прочность финансовых позиций тех, кто содействовал их приходу к власти. А риторика - что охранительная в устах Путина, что псевдолиберальная в исполнении Медведева - остается всего лишь риторикой.

Медведев в ходе последнего интервью позволил задать себе вполне человеческие вопросы - и, наверное, считает, что дал на них удобоваримые ответы. Но ответы эти не выглядят позицией главы государства - или правительства, какая, в конце концов, разница - просто потому, что ему совершенно неинтересно. Сам по себе он живой, увлекающийся человек - со своими вкусами, пристрастиями, приоритетами. Единственное, что его в жизни совершенно не интересует, так это российская политика. Как, впрочем, и Путина. И то, что они вынуждены время от времени отвлекаться на исполнение этих танцев с саблями перед журналистами, общественностью или "единоросами", их уже откровенно напрягает.

Именно поэтому Медведев в конце беседы бросает это свое надменное: нужно расслабиться, это надолго. Он искренне не понимает, почему все эти люди не видят простой вещи: они навсегда. Сначала двенадцать лет президентом проработает дражайший Владимир Владимирович, а потом и Дмитрию Анатольевичу придет время возвращаться в знакомое уже кресло, на шесть ли лет, а то и на двенадцать - они решат. Все это время между ними будет продолжаться знакомая уже нам конкуренция, они будут позволять себе высказывать разные мнения даже по очень важным вопросам - только вот решения будут принимать все те же.

Я вовсе не утверждаю, что так будет в действительности, но уверен, что именно такую жизнь они себе запланировали. Потому что это не политическая жизнь, менеджмент, руководство огромной корпорацией, в которой россияне не граждане, а обслуживающие своих боссов, а нередко и мешающие им жить шестеренки.

И вот что точно может продлить существование этой архаичной системы - так это постоянные попытки найти различия между Путиным и Медведевым, вслушиваться в ничего не означающие слова, которые они произносят, пытаться понять, смогут ли кремлевские либералы одолеть консерваторов и наоборот. У оказывающихся на высоких должностях бизнесменов, в конце концов, никогда не бывает никаких политических взглядов - они просто проходят под возгласы толпы, пытающейся приписать им мысли и намерения, которых у них никогда не было и быть не может.

Виталий Портников