Виталий Портников: Лепрозорий на замке

Главу фракции Партии зеленых в Европейском парламенте Ребекку Хармс не впустили в Россию. Известный европейский политик собиралась присутствовать на процессе по делу плененной украинской летчицы Надежды Савченко, которую "басманное правосудие" собирается запихнуть в психушку. Но г-жу Хармс остановили уже у будки пограничника.

Представляю себе, как сейчас раздувается от важности какой-нибудь Лавров или Бортников: вот не только они нас, но и мы их! Поймут, что означает вводить визовые санкции против друзей и коллег самого Владимира Владимировича, морального авторитета земли русской и всего прогрессивного человечества. И Хармс не последняя. Не пустим всех!

Между тем российские запретительные санкции отличаются от европейских или американских примерно так же, как западный запрет на поставку новейших технологий отличается от российского запрета на поставку пармезана. Запад перекрывает для российских чиновников и бизнесменов дорогу к их зарубежным счетам и виллам. Он лишает их привычного образа жизни - воруем в России, тратим в Европе или в США. Вся жизнь этого туповатого сословия жуликов крутится вокруг английских домов, французских вилл, американских колледжей и итальянских пляжей. И можно представить себе, с какой злобой они воспринимают попытки лишить их заслуженного счастья жить в "настоящем" мире - мире, в котором о путинской России говорят со страхом и презрением.

А Хармс хотела совершить поездку в лепрозорий. Это было не увеселительное путешествие, если кто не понял. Депутат собиралась присутствовать на судебном процессе по делу человека, похищенного бандитами в родной стране, незаконно переправленного на территорию государства, спонсирующего и поощряющего терроризм, и теперь находящегося в шаге от психбольницы советского образца, от той самой карательной психиатрии, которая еще несколько десятилетий назад была символом отечественного сумасшествия.

В этой мерзкой истории преступники все - пограничники, судьи, следователи, прокуроры, эксперты. В этой мерзкой истории с похищением женщины, ставшей в собственной стране символом сопротивления злу, все лживо и незаконно с самого начала - и будет лживо и незаконно до самого конца.

Ребекка Хармс просто попыталась если не прервать эту эстафету подлости, то по крайней мере зафиксировать, что в цивилизованном мире не собираются делать вид, что все так и надо. И то, что ее не впустили, - просто заурядное продолжение беззакония, не более того. Хармс не дали исполнить ее долг политика и гражданина - точно так же, как когда-то не давали, не пуская в суды, исполнить долг политика и гражданина академику Андрею Сахарову, настоящему - в отличие от Путина - моральному авторитету России. Но никакого особого удовольствия пребывание в российском политическом лепрозории Ребекке Хармс не доставило бы. Да, ее бы не стошнило прямо на судейскую мантию очередного вершителя правосудия по-российски. Но ей было бы противно.

Потому что не замечать восторжествовавшей, смердящей и проникающей все глубже в ткани разлагающегося тела болезни может только сам прокаженный.

Виталий Портников, Грани