Виталий Портников: Министр Киева

Виталий Портников

Попов, как любой министр, ориентируется на мнение президента и премьера, а вовсе не на мнение жителей города.

Глава Киевской городской администрацииАлександр Попов, конечно же, не собирается в отставку. Но отнюдь не потому, что ему стыдно или не стыдно – вот он говорит, что ему не стыдно, а мог бы и сказать, что стыдно, что от этого изменилось бы?

Попов не собирается в отставку потому, что его в нее не отправляют. В его высказываниях есть одна немаловажная деталь: выводы относительно качества его работы должны сделать правительство и президент. Правительство и президент! Не киевляне!

В этом есть своя, очевидная логика. Попов – не мэр Киева, сколько бы он не помещал свое изображение на плакатах и не развешивал их по всему городу. Главой местного самоуправления его никто не избирал, да и он себя таковым не считает. Он – министр Киева. И, как любой министр, ориентируется на мнение президента и премьера, а вовсе не на мнение жителей города. Застрял Азаров на одном из мостов через Днепр – катастофа. Застряли тысячи киевлян – подумаешь! Не доехал быЯнукович до Межигорья – смертный приговор. Оказалась в "пробке" скорая с ребенком – что поделаешь, снег. И так далее. Киевляне не избирали Попова мэром Киева – и не изберут. Янукович назначил его главой администрации – а может и переназначить. А может назначить еще на какую-то важную должность. Так что его оценка – самое главное.

Когда мы говорим о феодальной модели управления страной, мы забываем, что феодализм тоже бывает разным. В средневековой Европе даже в самые темные времена города пользовались возможностью самоуправления – а если не имели ее, то буквально отвоевывали у королей, пап и епископов. А правители средневекового Московского царства могли и истребить город, если он проявлял хоть малейшие признаки непокорности: так погиб брат Киева, Господин Великий Новгород. Так вот в этом смысле наше средневековье – даже не европейское, оно – ордынско-московское. И если мы добьемся возможности избирать киевского мэра, который будет отвечать перед нами, а не перед Януковичем и Азаровым, то сделаем небольшой шаг навстречу Европе – пусть даже и средневековой.