Виталий Портников: И юный Октябрь впереди

Виталий Портников

Для настоящего радикала – какими бы лозунгами, обещаниями и обличениями он не прикрывался – власть это главная цель и ценность. Именно власть, не страна.

Кто-то из моих российских коллег как-то заметил, что основное отличие Украины от России в том, что Украина всегда удерживается в Феврале, а Россия неизменно скатывается в Октябрь. Происходящее сейчас в Киеве должно дать ответ на вопрос, какие на самом деле изменения произошли с украинцами за годы пребывания в "семье братских народов" и удастся ли им удержаться в Феврале на этот раз.

Февральская революция 2014 в Украине действительно поразительно напоминает Февраль 1917 года в Российской империи. Режим, развалившийся как картонный домик. Монарх, который до последнего момента не понимал, что происходит и стал игрушкой в руках собственного семейства и внешних сил. Правительство, которое депутаты парламента создали в надежде спасти хоть какие-то островки легитимности. Надежда на скорые выборы, которые позволят отстроить государство. Граждане, которым начинает казаться, что им не нужна никакая власть. Радикалы, обвиняющие правительство в измене народных интересов. Ненадежные союзники, выражающие глубокую озабоченность, готовые даже помочь деньгами, но интересующиеся прежде всего собственной безопасностью. И хищник у ворот, уже перешедший через границы страны и готовый идти дальше.

Пока что события в Украине развиваются в точности по сценарию 1917 года в Российской империи – сценарию слабости власти и безответственности победившего народа. В такой ситуации власть действительно валяется под ногами. Тот, кто пообещает больше и обвинит посильнее – тот и есть хозяин положения. При этом времени у потенциального хозяина не так уж и много – на выборах он победить не может, потому должен на своих обещаниях захватывать власть – благо правительство, сдающее национальные интересы и проводящее непопулярные реформы, и так уже надоело героическим гражданам.

Владимир Ильич Ленин, вернувшийся после Февраля 1917 года из эмиграции, это все великолепно понимал – достаточно прочитать его работы тех дней, чтобы увидеть, насколько точно он понимал возможности тогдашних радикалов и последствия будущего переворота. И главное – в отличие от правительства, с которым вождь радикалов неутомимо боролся – он был готов идти ради власти на всё. Буквально на всё. На любые репрессии против несогласных со своей политикой. На любые договоренности с хищником, пусть даже и территориальные. На предательство союзников. На любую разруху. На любую нелегитимность. Потому что для настоящего радикала – какими бы лозунгами, обещаниями и обличениями он не прикрывался – власть это главная цель и ценность. Именно власть, не страна.

Ленин и большевики были настоящими. Спустя годы их подданным станет известно, что они совершили свой переворот на деньги немецкого Генерального штаба – но памятники кумиру все также будут стоять во всех городах и весях завоеванного им пространства, пока их не начнут рушить новые революционеры.

А теперь настал и наш Февраль. В эти дни проверяется уже подлинность украинских радикалов и уровень ответственности украинского общества. Поскольку время в 2014 году спрессованнее, чем в 1917-м, счет идет, конечно же, на недели, а не на месяцы. Мы сползаем в Октябрь.