Виталий Портников: Как соотносятся затраты и откаты на Евро-2012

Виталий Портников

Сейчас уже мало кто помнит, какими громкими были обещания отвечающего за Евро-2012 вице-премьера Бориса Колесникова относительно новой инфраструктуры в нашей стране. Сколько было разговоров о скоростных поездах, экспрессе в Борисполь, новых дорогах — словом, обо всем, чего мы ждали, но так и не дождались по-настоящему.

Эксперты уже в первые дни работы правительства Николая Азарова предупреждали, что вице-премьер просто не понимает трудностей, которые могут возникнуть при осуществлении его идей, что речь идет о крайне поверхностных и непрофессиональных оценках. 

Но колесниковская маниловщина воспринималась на ура отнюдь не только представителями партии власти, но и людьми, далекими от симпатий к ПР и понимающими всю глубину интеллектуальной пропасти, в которой находится новое правительство страны. Потому что — ну кому же не хочется, чтобы в стране были скоростные поезда, новые дороги и аэроэкспресс? 

Сегодня, за неделю до футбольного чемпионата, даже зарубежные эксперты признают, что Евро-2012 стало для Украины гигантской прачечной, в очередной раз обогатившей тех, кто успел присосаться к выгодным заказам. Но инфраструктурного прорыва не произошло вообще. Об аэроэкспрессе я вообще не хочу вспоминать. Вице-премьер утверждал, что без него строительство новых терминалов не может считаться экономически обоснованным, так как в современном мире не может быть аэропорта, не связанного с городом стабильной транспортной артерией. Оказалось, еще как может! Строительство аэроэкспресса должны начать только по окончании чемпионата, и, зная, как у нас все делается, можно предположить, что мы так его никогда и не дождемся. Непонятно только, зачем нужно было рассказывать сказки о миллиардном китайском кредите, сверхсовременных технологиях и прочей прелести. Кстати, где этот кредит-то? 

Ну а со скоростными поездами вообще вышла закавыка. Перед их запуском было столько разговоров о сокращенном времени движения, потрясающей скорости и прочих преимуществах, что казалось, мы действительно будем жить, как в Европе. Но когда поезда пошли, оказалось, что их средняя скорость вполне сравнима со скоростью отечественных экспрессов. На практике это означает только одно: кто-то должен отвечать за бюджетную растрату. 

Если южнокорейский поезд может сократить время в пути до Харькова или Львова всего на час, зачем нам южнокорейский поезд? Стоит, кстати, напомнить об аналогичном российском опыте: «Сапсан», добирающийся из Москвы в Санкт-Петербург за время, сравнимое со временем доезда из Киева в Харьков, но при расстоянии гораздо большем, был введен в эксплуатацию только после соответствующих ремонтных работ на полотне. А до этого в России по тому же маршруту ходили, да, дневные, но отечественные составы. Потому что никому и в голову не приходило покупать сверхсовременный немецкий поезд и запускать его со скоростью электрички. Это самая обычная растрата. 

Те, кто принимал решение о закупке, прекрасно знали о состоянии украинского железнодорожного полотна. Но они даже не пытались задуматься о последствиях своего решения — такая вот компетентность. Впрочем, при чем тут компетентность? Есть прекрасный анекдот о переговорах азиатского и африканского министров. 

Азиатский министр привозит своего коллегу на роскошную виллу с бассейном и садом. Африканец поражен: «Как тебе это удалось?» «Видишь скоростное шоссе за окном, заправку, супермаркет? — спрашивает его хозяин. — Так вот: 10 процентов!» Следующий тур переговоров проходит уже в Африке. Африканский министр привозит гостя на великолепное ранчо: дворец, оазис, бассейн, зоопарк, хонка. «Как ты всего этого добился?» — поражается азиатский министр. «Видишь скоростное шоссе за окном, заправку, супермаркет?» — «Нет, ничего не вижу!» — «Именно! 100 процентов!»

kontrakty.ua