Тяжелая рука России давит на ее соседей - "The New York Times"

Давид Гершенгорн (DAVID M. HERSZENHORN)

Вице-премьеру России Дмитрию Рогозину показалось мало мрачно предупредить, что для Молдавии было бы «серьезной ошибкой» искать более тесных связей с Европой.

В прошлом месяце в конце своего визита в Молдавию он пригрозил этой бедной бывшей советской республике, отопление в которой полностью зависит от российского газа, наступающей зимой. «Надеюсь, вы не замерзнете», – заявил он.

Это было только началом давления. После этого патриарх Русской православной церкви Кирилл I, лично прибывший в Молдавию – что считается редким событием – осудил Западную Европу, в которой «религия просто исчезает». Еще через три дня последовал самый жестокий удар: российские чиновники, сославшись на туманные санитарные соображения, запретили молдавское вино – один из главных предметов экспорта из Молдавии.


Это запугивание, которое Кремль, впрочем, отрицает, направлено не только против Молдавии. В преддверии предстоящей в следующем месяце конференции, в ходе которой Европейский Союз планирует продвинуться в сторону политических и торговых соглашений с несколькими бывшими советскими республиками, Россия постоянно нашептывает угрозы и хватает соседей за глотки. Она напрямую объясняет более слабым странам, что им лучше было бы присоединиться к Таможенному союзу, объединяющему Россию с Казахстаном и Белоруссией.


Эти неистовые попытки сохранить влияние, в которых слышны явные отголоски холодной войны, отражают по-прежнему ощутимое возмущение российских властей продвижением НАТО в бывшую советскую сферу, а также их тягу сдержать аналогичную экспансию на восток европейской экономической мощи. В последние месяцы грубые действия России сеют в регионе экономический хаос.


В августе Россия неожиданно остановила на своей границе весь импорт с Украины, ужесточив таможенные проверки. Через неделю она сняла ограничения, однако советник президента Владимира Путина по экономике Сергей Глазьев заявил, что они могут стать постоянными, если Украина, как это ожидается, подпишет в следующем месяце соглашения с Европейским Союзом. Подобный шаг Украины Глазьев назвал «самоубийственным».


В сентябре Армения, серьезно зависящая от России в области безопасности, просто капитулировала. После состоявшейся в Москве встречи с г-ном Путиным президент Серж Саргсян внезапно объявил, что Армения присоединится к кремлевскому Таможенному союзу. Таким образом, он выбросил на свалку годы работы над соглашениями с Европейским Союзом в рамках программы «Восточное партнерство».

Неожиданное решение г-на Саргсяна шокировало многих армян и стало причиной протестов в Ереване, столице страны, в которых приняли участие несколько тысяч человек. Участники протеста подчеркивали, что у Армении нет общих страниц ни с одним из членов Таможенного союза. Это решение также поразило европейцев, которые теперь стараются предотвратить появление новых перебежчиков.

В этом месяце Россия нацелилась на Литву, которая уже вступила в Европейский Союз и в столице которой – Вильнюсе – пройдет в следующем месяце организованная ЕС конференция. Россия на короткое время ужесточила таможенные проверки для литовских товаров и запретила импорт из Литвы молока и других молочных продуктов.

Однако самый сильный прессинг все же достался Молдавии – крошечной, не имеющей выходов к морю стране с населением в 3,6 миллиона человек, зажатой между Россией и Украиной и считающейся самой бедной страной Европы. Ее ВВП на душу населения составляет примерно 3500 долларов — это в два с лишним раза меньше, чем в Албании.

Вдобавок к запрету молдавского вина появились слухи о том, что десятки тысяч работающих в России молдаван будут высланы из страны в результате кампании против иммигрантов, и это лишит многие семьи в Молдавии средств к существованию. Кроме того, многие опасаются запрета на яблоки и прочие фрукты, который может стать очень болезненным, если будет введен во время урожая.


Тем не менее, российская тактика не смогла запугать хрупкое коалиционное правительство Молдавии. Напротив, она только укрепила его решимость заключить с Европейским Союзом политические соглашения и соглашения о свободе торговли.

«Эти соглашения – единственный шанс для Молдавии развиваться как европейская страна и в европейском духе», – заявил журналистам президент Николае Тимофти (Nicolae Timofti).

По словам г-на Тимофти, политическая природа запрета на импорт вина очевидна. По его мнению, Россия ставит перед собой нереалистичную цель объединить бывшие советские республики в экономический альянс с помощью Таможенного союза.

«Мы понимаем, что в этой области у России есть геополитические интересы, но, как говорят, “в одну реку нельзя войти дважды”, – заметил президент. – Невозможно воссоздать союз, который существовал в прошлом. Тем не менее, Россия продолжает принимать меры, чтобы сохранить свое влияние в этом регионе».

В своих интервью г-н Тимофти и другие молдавские официальные лица подчеркивают, что российский подход бьет по самой России как политически, так и экономически, заставляя бизнес меньше полагаться на российский рынок.

Когда Москва вводила аналогичный запрет на молдавское вино в 2006 году, 70% отрасли, по словам чиновников, было ориентированы на экспорт в Россию. Сейчас на него ориентированы менее 30%, а представители нескольких винодельческих заводов утверждают, что они полностью прекратили вести с Россией дела.

«Мы перестали работать с российским рынком в 2009 году, – говорит Андрей Сырбу (Andrei Sirbu), семье которого принадлежит винодельческий завод Asconi, расположенный в селе Пухой, в 20 милях к юго-востоку от Кишинева. – Это очень привлекательный рынок с точки зрения размера и спроса. Уже в одной только Москве открывается большой простор для бизнеса, но если учитывать политику, возникает проблема – политические риски».


«Честно говоря, дело только в политике, – добавил г-н Сырбу. – Почему мы должны страдать из-за политиков?». 

Официально Молдавия отреагировала на запрет, попросив Россию уточнить претензии к вину, чтобы на них можно было быстро дать ответ. Кроме того, она попросила в дальнейшем конкретно формулировать в письменном виде все новые технические требования.

Европейские лидеры осудили действия России и приняли контрмеры, в частности, сняв ограничения на беспошлинный импорт молдавского вина, существовавшие в правилах торговли.


«Мы будем продолжать говорить нашим друзьям в Москве, что оказывать давление в любых формах на наших партнеров неприемлемо», – заявил европейский комиссар по вопросам расширения и политики добрососедства Штефан Фюле (Stefan Fule) на недавней совместной пресс-конференции в Кишиневе с премьер-министром Юрие Лянкэ (Iurie Leanca).

По мнению г-на Фюле, рассматриваемое соглашение «очевидным образом выгодно не только нашим соседям из Молдавии, но и соседям наших соседей». 

Молдавия – единственная из бывших советских республик, в которой коммунисты сумели вернуться к власти. В период с 2001 года по 2009 год они контролировали парламент и правили страной. Несмотря на это, она давно смотрит на Запад, и даже переименовала в 2004 году свое внешнеполитическое ведомство в Министерство иностранных дел и европейской интеграции.


В XIX и XX веках Молдавия некоторое время была частью Румынии. Ее язык практически неотличим от румынского. Ранее в этом месяце российский вице-премьер Рогозин написал в своем микроблоге в Twitter, что у Румынии есть тайный план аннексировать Молдавию, и именно для этого она поддерживает интеграцию Молдавии в Европу. 

Некоторые молдавские чиновники также обвиняют Россию в том, что она дестабилизирует ситуацию в стране, раздувая конфликт с Приднестровьем – отколовшейся и провозгласившей свою независимость территорией, на которой сейчас находится около тысячи российских солдат, –  и финансируя политические структуры, которые хотят свергнуть правящую коалицию.

Коммунистическая партия, по-прежнему сохраняющая крупнейшую фракцию в парламенте и выступающая против политических и торговых пактов с Европой, в этом месяце начала требовать досрочных выборов в попытке заставить уйти действующее правительство. Во вторник парламент второй раз за две недели отказался принимать предложенный коммунистами вотум недоверия правительству.

Ранее в этом году правительство чуть не обрушилось после нелепой череды событий, начавшейся в прошлом декабре, когда на охоте, в которой участвовали некоторые из наиболее высокопоставленных молдавских чиновников, был случайно застрелен бизнесмен. По итогам последовавшего за этим скандала лишился своего поста премьер-министр страны Влад Филат (Vlad Filat).

Действующий премьер-министр, г-н Лянкэ, утверждает, что хотя правительство проводит реформы, в том числе ведет борьбу с коррупцией и реформирует судебную систему, в надежде в дальнейшем присоединиться к Европейскому Союзу, в таком исходе пока нельзя быть уверенным. «Угрозы все еще есть, и они проистекают из того факта, что мы до сих пор не достигли необратимости нашего развития, нашего будущего пути», – говорит г-н Лянкэ.

В своем интервью он отметил, что Молдавия находится на перепутье. «Мы можем выбрать путь, который означает принятие демократических ценностей и построение на их основе жизнеспособного и работоспособного общества с процветающей экономикой, – заявил он. – Или мы можем навсегда остаться в серой зоне, где нет законности, где у людей нет уверенности в будущем, из-за чего они покидают страну». 

Заместитель министра иностранных дел Молдавии Юлиан Гроза (Iulian Groza) считает, что ориентация на Европу – рынок с 500 миллионами человек – это очевидный выбор, и что Молдавия давно его сделала. Он также добавил, что России следует смириться с внешнеполитическими решениями Молдавии. «Мы хотим, чтобы наши более крупные партнеры относились к нам если не как к равным, то хотя бы с уважением», – подчеркнул он. 

По словам президента Тимофти, он верит, что Молдавия вступит в Европейский Союз, и даже считает, что в будущем она установит с Россией хорошие отношения. «Возможно, когда-нибудь Россия сама станет членом Европейского Союза, – сказал он. – И мы снова будем вместе».

Оригинал публикации: Russia Putting a Strong Arm on Neighbors