Виталий Портников: Почему у Грузии получится

Виталий Портников

Грузия превратится в самую обычную небогатую страну, в которой меняется власть и идет поиск путей развития

Россия не оставляет Грузии выбора. Никакого. При любой власти Грузии придется ориентироваться на Запад, проводить честные выборы, экспериментировать с реформами.

Бідзін Іванішвілі. Фото: AFP
Бідзін Іванішвілі. Фото: AFP
 

Примерно также многие российские или польские журналисты, с энтузиазмом следившие за происходящим в нашей стране после 2004 года и предпочитавшие не замечать того, что им не нравится, изумлялись победе Виктора Януковича на президентских выборах и – что самое главное – скоростной "советизации" страны. Но мы-то, живущие здесь, прекрасно понимаем, что и почему происходит. И грузины, не читающие книжек о том, почему у них получилось, но живущие в Грузии, тоже прекрасно понимают, что у них происходит.Ожидавшееся поражение партии Михаила Саакашвили на парламентских выборах – каждый, кто побывал накануне этого голосования в Грузии с открытыми глазами, прекрасно понимал, в чем может состоять суть недовольства властью – вызывает искреннее изумление у тех, ктореалистичному восприятию процессов, происходивших в этой бывшей советской республике предпочитал романтическое описание грузинских реформ.

Я не собираюсь отрицать изменений, происшедших в Грузии в годы, когда ее президентом был Михаил Саакашвили – не замечать их не может только слепец. Управлявшаяся криминализированными кланами нищая страна превратилась в государство, в котором, по крайней мере, можно жить. Другой вопрос – как, на каком уровне.

Саакашвили строил авторитарное государство. Фото: AFP

Грузия – это не только проспект Руставели. За городской чертой центра Тбилиси, за образцово-показательными улицами центра Батуми или Сигнахи изменения отнюдь не так заметны. Но и там, куда так любят сегодня возить туристов и журналистов, декоративность не просто очевидна – она бьет в глаза. Наверное, если бы на парламентских выборах в Грузии голосовали бы гости батумских отелей или участники журналистких поездок, партия Саакашвили победила бы. Но в Грузии голосуют грузины.

И это – ответ на вопрос, почему благополучный проспект Руставели оказался – да и на предыдущих президентских выборах уже был – главным оппонентом Михаила Саакашвили. Да потому что в столице запрос на свободу всегда иной, чем в провинции – это доказал и Киев с его Майданом, и Москва с Болотной, да и Тбилиси времен свержения Эдуарда Шеварднадзе. Саакашвили – при всех разговорах о демократии – строилавторитарное государство, вся власть в котором принадлежала самому президенту и узкой группе его соратников.

Мы можем, конечно же, не вспоминать – ну неприятно нам – как разгонялись выступления грузинской оппозиции. Мы можем забыть, что происходило в Грузии с оппозиционными телеканалами. Мы можем сделать вид, что этого не было, тем более, что тогда Саакашвили пользовался безусловной поддержкой большинства своих сограждан. Но такая поддержка не может быть вечной – авторитарное правление закрыто для дискуссий, для реальной работы над ошибками и рано или поздно разочаровывает сограждан.

Саакашвили разочаровал своих сограждан. Фото: livejournal.ru

Авторитарные режимы правят десятилетиями именно потому, что с этими самыми согражданами не считаются и их голоса не считают. Главное правило авторитаризма – никогда не проводить настоящих выборов. Но именно этого Саакашвили и не мог себе позволить. Честные выборы – это то, что позволяло ему продолжать сотрудничество с Западом, то что давало возможность американским и европейским политикам и дипломатам закрывать глаза на авторитарные тенденции, презрение к оппозиции и декоративность многих реформаторских начинаний. Честные выборы – это то, что должно было его погубить.

Но никто не сказал, что честные выборы погубили Грузию. Просто эта страна должна пройти свой естественный исторический путь развития, выстрадать свои реформы и свою демократию, увидеть, что популизм не намного лучше авторитаризма. И в этом непростом развитии у Грузии есть главный союзник. Это Россия.

Конечно, Россия. Кто же еще. После российско-грузинского конфликта 2008 года Кремль совершил потрясающий с точки зрения грузинского будущего поступок, признав независимость Абхазии и Южной Осетии.

Оппозиция в Грузии празднует победу на выборах. Фото: AFP

Таким образом, сама возможность "возвращения" Грузии в российскую геополитическую орбиту – и в российскую систему экономических понятий – была уничтожена росчерком пера Дмитрия Медведева. Нет и не может быть грузинского политика, готового признать эту независимость в обозримом будущем. Нет и не может быть российского политика, готового это признание отменить. Этот тупик – на самом деле трагичный, страшный тупик, за которым стоят судьбы изгнанных из Абхазии и Южной Осетии грузин, лишившихся в одночасье своей привычной жизни, имущества и профессий и судьбы запертых в полупризнанных республиках абхазов и осетин, живущих на российские бюджетные подачки – и есть будущее Грузии.

Потому что он не оставляет ей выбора. Никакого. При любой власти Грузии придется ориентироваться на Запад, проводить честные выборы, экспериментировать с реформами. Ментально Грузия еще долго может оставаться частью постсоветского пространства. Политически она не сможет вернуться в него никогда, потому что в этом пространстве она вынуждена будет существовать на равных со своими мятежными автономиями.

Иванишвили, конечно же, тоже может попытаться стать следующим авторитарным правителем Грузии. Но у него вряд ли получится так хорошо, как у Саакашвили. Во-первых, потому что для этого Иванишвили придется для начала уничтожить саму легенду Саакашвили.

Победитель парламентских выборов уже начал это делать, пообещав добиться досрочной  отставки грузинского президента и возобновить расследование смерти бывшего премьера Зураба Жвании. И что-то подсказывает мне, что это отнюдь не единственное расследование, которое будет возобновлено. Но каждое такое расследование будет  не только ударом по Саакашвили и его легенде. Оно будет ударом по авторитаризму в целом.

А, во-вторых, потому что Иванишвили стартует с куда меньшим запасом электоральной прочности, чем стартовал в свое время любимец народа Саакашвили – но с куда большим запасом обещаний.

Это означает, что рано или поздно у него появится  сильный оппонент – возможно, уже на следующих парламентских выборах. И Грузия превратится в самую обычную небогатую страну, в которой меняется власть и идет поиск путей развития.

Грузинские политики и экономисты будут учиться на собственных ошибках и ошибках предшественников, грузинское общество – взрослеть и не покупаться на невыполнимые обещания и утопические проекты. Для всего этого нужны десятилетия честной работы, настоящих выборов, упорного труда. Ни у кого еще не получалось обогнать или обмануть историю. И у Михаила Саакашвили тоже не получилось.