Эхо Москвы: Код доступа с Юлией Латыниной.

Ю.ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. В эфире – Юлия Латынина, «Код доступа» как всегда по субботам. И я начну с двух международных новостей. Одна – это удивительная новость из Венесуэлы о том, что Чавес, может быть, уже мертв. Я довольно подробно пишу в «Новой» об этой удивительной особенности современных диктатур, как диктаторы правят, не приходя в сознание, с помощью Фотошопа. Коротко вот что хочу сказать.

История Чавеса – это, конечно, классическая иллюстрация того закона истории, о котором я говорила на прошлой передаче, который был прекрасно известен Плукедиду с Плутархом о том, что демократия легко переходит в тиранию, едва найдется вожак, заискивающий перед толпой. Карьера Чавеса началась уже после краха СССР. Приход его к власти в 1998 году был лишь прелюдией к победам многочисленных побед левых в Америке. И самое главное, благодаря Чавесу, Венесуэла, богатейший экспортер нефти – в ней сейчас как в Советском Союзе пустые полки. Чавес – это человек, который установил справедливые цены, продукты исчезли, Чавес во всем обвинил спекулянтов. Ну, просто Париж 1992 года, закон о максимуме, смотри далее.

Последовала после этого национализация части пищевой промышленности. В национализированном порту Кабельо сгнило 120 тысяч тонн продуктов. Последняя независимая телекомпания показала репортаж о том, как 23 тысячи фунтов государственных кур сгнили на свалке, после этого ее владелец бежал из страны. В 2003 году Венесуэла обеспечивала себя мясом, сейчас она импортирует половину. Чтобы отвлечь народ, Уго Чавес рассказывает, как он борется против проклятых пиндосов, которые едят венесуэльских детей. А, извините, это другая страна. И финансирует наркотеррористов в соседней Колумбии.

И вот самое удивительное, что при всем при этом – там, при пустых полках, при отсутствии молока и туалетной бумаги, при очередях – с триумфом Чавес победил в 4-й раз на выборах, готовится, не приходя в сознание, вступить в должность. И, вот, с одной стороны кажется невероятным, что в XXI веке после справедливых цен французской революции, после совкового дефицита, вот, вся эта набившую оскомину историческая мыльная опера – справедливые цены, проклятые спекулянты, отечество в опасности – действует.

Но проблема в том, что это вечное. И Плутарх, увидев Чавеса, он бы сказал «Ха. Знакомые все лица. Ничего не изменилось за 2 тысячи лет».

И вторая история очень похожая в Италии, где посреди гигантского экономического кризиса происходят выборы и значительное количество мест в парламенте, почти треть получает новая партия, возглавляемая шутом, комиком Беппе Грилло. Самое замечательное свойство этой партии, то, что у нее вообще нет программы. Она за защиту окружающей среды, электронную демократию. Ну, представляете, у вас Трудовой кодекс запрещает увольнять работника, даже если он дебил. Вы его будете менять? – вопрос избирателю. Ответ: «Мы за электронную демократию». «У вас в Италии налоги высокие и их не платят. Что вы, избиратель, делать будете?» – «А мы каждому с рождения дадим email». Офигеть. Ну, то есть если бы это видел Макиавелли, он бы сказал «Ну да, вот примерно также голосовали бы во Флоренции, если бы там к власти пришли Чомпи».

И серьезная история, с которой я хочу начать, история, которая произошла с российскими моряками в Нигерии, которые ожидают там суда. Вообще помните проблему Аденского залива? Там одно время было страшное пиратство, ООН уже потирала руки, потому что готовилась осваивать миллиарды на борьбе с этими несчастными пиратами как с Палестиной и вдруг все рассосалось (проблема пиратства). Рассосалось, потому что пришли частные агентства, стали охранять корабли и начался порядок. Вот, в мире есть еще много таких страшных местечек, и самое страшное – это Гвинейский залив. Он менее оживленный, чем Аденский, но там Нигерия – это специфическая страна, там вообще белого человека, в нее приехавшего, могут украсть. Вообще в стране есть такой вид бизнеса: ты заманиваешь белого человека на переговоры (ну, вот, знаменитые эти нигерийские письма счастья о том, что требуется помощь обналичить 2 миллиарда долларов). Вот, приезжает этот человек на переговоры, встречают его в VIP-зале, провожают дорогого гостя в отель, затем в отель залетает полиция и арестовывает его за незаконное пересечение границы, потому что в VIP’е отметку не поставили.

Гвинейский залив кишит пиратами, крадут всех, кого не лень. Местный военно-морской флот за деньги защищает от всех пиратов, с которыми не находится в частно-государственном партнерстве. Опять же, единственный гарант безопасного плавания – это охранные суда. То есть это такое судно, которое встречает подопечного в нейтральных водах, высаживает на борт охрану 10-15 автоматчиков, потом ее снимает.

И вот одно такое охранное судно Майр Сидайвер, принадлежащее респектабельному, признанному во всем мире охранному агентству Moran Security Group, охраняет как раз судно в Гвинейском заливе. Несмотря на иностранное название, Moran Security Group – это частное охранное российское агентство, оно охраняет, к примеру, танкеры Совкомфлота. Майр Сидайвер – это тоже судно с, в основном, российским экипажем. На борту у него оружие – 14 Калашниковых, 20 винтовок Бенелли МР1 и к ним где-то тысяч 9 партнеров. Когда оно заходит для бункеровки в предыдущий порт на Мадагаскаре, никаких проблем нет, потому что у него есть все документы. Потом оно заходит в Лагос. У него тоже никаких проблем, потому что он запрашивает у своего нигерийского агента, какие должны быть документы, и нигерийский агент перечисляет список документов, все документы присылаются. У таможни и полиции никаких проблем. Но в тот момент, когда судно начало выходить из порта, его вдруг арестовывает военно-морской флот и заявляет, что «у вас документы неправильно оформлены».

Дальше моряки попадают в тюрьму, по сравнению с которой колония в Копейске покажется раем. Просто охранное агентство вынуждено платить взятки ворам нигерийским, чтобы моряков в тюрьме не убили. 4 месяца моряки сидели в этом нигерийском клоповнике. Отпущены только что на поруки до 8 апреля, когда над ними состоится в кавычках суд. И вот у меня вопрос на засыпку. Когда американцы посадили в тюрьму торговца смертью Виктора Бута, то наш МИД визжал так, как будто у Бута пол-Кремля в подельниках. Вот, что сделал российский МИД после беспрецедентно наглого захвата российских моряков нигерийскими Бастрыкиными? Вы знаете, первая реакция МИДа – он промямлил, что бумаги были не совсем в порядке. Какая реакция Думы? Вот, она вставала, обсуждала минуту молчания по Максиму Кузьмину. Дума утерлась. Самая потрясающая, конечно, для меня реакция – это правительственные СМИ, потому что вы если погуглите, то вы обнаружите, что 99% проправительственных СМИ сообщают нам о моряках, которых нигерийские власти обвиняют в контрабанде оружия. Ну, то есть поди пойми – может, они, действительно, правда, там чего-то везли.

Единственный Михаил Войтенко, «Морской бюллетень» разъясняет как всегда, что речь идет об охранном судне, выполняющем охранную работу. Обвинять охранное судно, имеющее на руках все документы, в контрабанде оружия – ну это примерно как если бы ФБР арестовало за провоз оружия сотрудников Федеральной службы охраны, охраняющих российского президента во время официального визита.

Вот это я хочу еще раз подчеркнуть. Это недопустимо, когда в российских СМИ повторяют версию нигерийских бандитов, потому что это бандиты. Потому что речь идет о флоте страны, который выполняет, мягко говоря, очень непонятную миссию, который мешает частным охранникам защищать людей от пиратов. Возникает вопрос: в каком соотношении находится этот флот с самими пиратами? Они являются просто помощниками пиратов или они являются рэкетирами, которые не хотят конкуренции в деле защиты от пиратов?

Все это происходит не первый раз. В 2003 году, напомню, была какая-то история. Там сына какой-то нигерийской шишки в России посадили за торговлю наркотиками. Нигерийцы захватывают в заложники российский экипаж танкера Африкан прайд, держат в зиндане 2 года. Кончилось тем, что приехал человек, который назвался послом доброй воли, его звали Ара Абрамян, а, по сути, насколько я понимаю, произошла просто выплата выкупа.

И вот то, что я хочу сказать, что вот то, что происходит с моряками Майр Сидайвер, это признак тотальной неспособности путинского государства, действительно, защищать права русских граждан за рубежом, если, конечно, это не Виктор Бут и не жители Южной Осетии. Это знак полного отсутствия международного престижа у путинской России, потому что можно сколько угодно надувать щеки и рассказывать, что сейчас мы учредим газовый ОПЕК, покажем кузькину мать Америке... Реальность состоит в том, что на нас кладет даже Нигерия. И, кстати, можете погуглить, когда последний раз Нигерия обходилась так с американскими гражданами. Ответ заключается в том, что их не трогают.

Еще одна потрясающая история, которую я не могу не рекомендовать. Она напечатана в Слоне.ру. Дело в том, что когда я уезжаю за границу – не важно куда, в Италию, в Америку, во Францию, в Австралию – я лучше себя чувствую. Физически другое состояние. Я встаю в 6 часов, я высыпаюсь за 6 часов. В Москве мне там не хватает 9-ти. У меня другой аппетит, другая энергетика. У меня тут в прошлом году что-то случилось со стеклом моей машины, его разъело. Вот то, чем обрабатывают дороги в Москве, разъело стекло моей машины до состояния полной непрозрачности. Естественно, я не могу не задумываться над тем, а чем же я дышу в Москве, что я чувствую себя так плохо? Если что-то разъело стекло моей машины, что оно делает с моими легкими?

Вот, Карен Шаинян на Слон.ру дал очень подробный и страшный ответ на этот вопрос. Он сказал в своей статье, что чем именно посыпают московские дороги, наверняка, не знает никто. Что город за свои деньги дышит пылью, полной тяжелых металлов. Что за последние 3 зимы объем закупок вырос втрое со 148 тысяч тонн до 450, и в этом году, вероятно, вырастет до 500 тысяч тонн. Что нечто похожее уже происходило в начале 90-х, когда каждую зиму в Москве высыпали около 300 тысяч тонн реагентов, что привело к засолению почвы и гибели растений. И в конце концов Лужков это просто запретил. Более того, Москва даже судилась с компанией, которая называлась СБГ-Трейдинг. У нее был генеральный директор Гильфанов, который сейчас возглавляет (запомним это) Уральский завод противогололедных материалов. Вот этот СБГ-Трейдинг поставил в Москву пробный реагент в 2006 году. Все было очень удачно, а потом оказалось, что основная партия отличается от пробной. И там обнаружился какой-то ужас, тяжелые металлы, превышенная концентрация радионуклидов. Работал он из рук вон плохо, и тогда Лужков собрал чиновников и все это дело запретил. И начали применять смесь поваренной соли с хлоридом кальция, которая является золотым стандартом противогололедных реагентов во всем мире.

И вот с уходом Лужкова опять начался невероятный рост стоимости. С 2010-го по 2011-й выросла даже более, чем втрое, с 1,3 миллиардов до 4,5 миллиардов рублей объем закупок. К 2013 году вырастет до 7 миллиардов рублей, солевая нагрузка на территорию города может увеличиться до 500 тысяч тонн. И при этом весь этот твердый реагент опять поставляет в Москву вот этот самый Уральский завод противогололедных материалов с тем самым Гильфановым во главе.

Более того, я уже говорила и в статье Карена Шаиняна написано, что есть золотой стандарт противогололедных реагентов, смесь поваренной соли с хлоридом кальция. И, вот, при новых конкурсах правила зимней уборки были переписаны таким образом, что в аукционах могли принимать участие только компании, которые производят смесь, включающую такие-то новые реагенты. А вот эти смеси не производил ни один завод в мире до последнего времени, а с 2011 года стал производить как раз Уральский завод противогололедных реагентов. Более того, благодаря этим небезопасным добавкам, стало невозможно высчитать цену, потому что если вот эти популярные смеси составляют где-то 5-6 рублей за килограмм, то Москва закупает вот этот многокомпонентный по 18 рублей за килограмм. Судя по объемам закупок, на каждого человека приходится в среднем где-то 30 кг не совсем понятно чего. И все это означает, цитирую Шаиняна, что за парадоксально большие деньги город посыпают далеко не самыми эффективными и небезопасными химикалиями в невероятных количествах, причем что многие из них, включая тяжелые металлы, способны накапливаться в организме годами и производить ужасные вещи.

Вот, если все, что написано Шаиняном, правда (Шаинян еще и сын химика-академика), это ужасно. Это дает ответ на вопрос, почему я так плохо чувствую себя в Москве. Я, к сожалению, не вижу другого ответа, потому что в Москве осталось не так много производств. Да, есть машины, это очень плохо, но, все-таки, не выхлопы машин мне разъели все стекло.

Вот мэр Москвы Собянин на этой неделе дал интервью «Эху Москвы», где он сказал множество важных вещей, что да, северный город не может обойтись без противогололедных реагентов, но, все-таки, никак не коснулся этой специфической проблемы, которую я для себя сформулировала так. Почему правила участия в конкурсах переписаны так, что смесь, которая может выиграть конкурс, делает только один завод и для всего этого во всем известные реагенты добавляется неизвестно что, и в результате цена становится неопределенной и, естественно, растет?

Вот второе, что меня поражает во всей этой истории, это, конечно, такой символ близорукости наших властей. Я помню как-то много лет назад была история, как на Кунцевском рынке за взятки пустили сибирскую язву (ну, что-то, зараженное сибирской язвой). В последний момент чудом остановили эту тушку коровы.

Вот у меня тогда был шок и вопрос: а они понимают, что, ведь, в Кремль это тоже может проникнуть, потому что у бациллы не спросишь пропуска? И вот это то же самое, этим же дышит Путин. Это не то, чтобы он отсидится в Ново-Огарево. У меня дача на том же расстоянии, что Ново-Огарево. Они этим дышат сами. Они сами на 10 лет раньше умрут от рака, их дети из-за этого имеют хронический бронхит, они из-за этого спят на 2 часа дольше, теряют работоспособность.

Вот, вы знаете, когда читаешь об итальянских коммунах Средневековья, то одна из самых парадоксальных вещей, на которую обращаешь внимание, это объем пожертвований со стороны людей своему городу, которые были самые богатые, которые имели больше всего власти. Вот, Венеция, средоточие коммерции, 1379-й год. Венецианский флот разбит, война с Генуей, Франческо ди Каррара стоит на Тьерра Фирма, рядом Генуэзский флот. Богатые свои состояния отдают республике, другие богачи снаряжают суда, все чиновники отказываются от жалования, богачам приказано кормить бедняков, принудительный займ на спасение отечества 6 миллионов, еще дети несут драгоценности. Вот это все происходит в городе, где венецианский купец – символ наживы. Вот это очень важный момент.

Я ужасно не люблю всякие вещи, которые нельзя измерить. Когда мне говорят, что «вот, нужен патриотизм, нужно не думать о прибыли», меня всегда это сильно напрягает, потому что общество должно быть устроено не на всеобщем энтузиазме, а на всеобщей выгоде. Но я, все-таки, понимаю, что одна из вещей, которые придется менять в России, это как раз те вещи, которые нельзя измерить. Это как раз это ощущение сопричастности, понимание того, что все мы дышим общим воздухом, что нельзя этот воздух портить за откат и класть на банковский счет.

А в Москве нет этого чувства коммуны, которое было в Венеции. Во-первых, потому что 10 миллионов жителей – это просто слишком много, это больше иных государств. Но дело не только в 10 миллионах, дело в том, как восстановить это чувство? Потому что нынешний режим – он же как гололедный реагент. Они же разъедают душу народа как стекло моей машины. У меня вообще очень печальное ощущение, потому что сразу после конца СССР считалось, что, вот, был 70-летний период, он кончился и сейчас вернется обратно нормальная страна Россия. И сейчас у меня, конечно, ощущение, что 70 лет назад сломалась великая страна, а последствия – мы еще ломаемся и ломаемся.

Ну и перехожу к главной, на мой взгляд, довольно мелкой новости сегодняшнего дня, замечательной демонстрации в защиту детей. В сети было опубликовано множество объявлений о том, как собирали на массовку на эту демонстрацию за 300, 400, 500 рублей, как везли из Смоленска целыми курсами. Организаторы демонстрации говорят, что эти объявления – происки врагов. Ну так там все телефоны указаны в этих объявлениях. У меня в таком случае ответ: «Посадите этих врагов».

Вот, наш Следственный комитет на этой неделе сообщил, что юрист Навальный не имеет права на статус адвоката, потому что он предоставил, внимание, фальшивую справку о том, что он работал в собственной фирме. То есть фирма юриста Навального, девочка, которая подписала справку, говорит, что подпись ее, но Следственный комитет считает, что Навальный подделал подпись своей сотрудницы о том, что он работал в собственной фирме. Ну, это как если бы, допустим, вот, я не член Союза журналистов, но решила бы стать членом Союза журналистов и для этого надо было бы сдать какой-то экзамен. А кроме экзамена еще представить справку. И я бы сдала экзамен и представила справку о том, что свои статьи в «Новой» написала я, за подписью Муратова. А Следственный комитет сказал бы «Мы считаем, что Латынина не имеет права на статус журналиста, потому что, может быть, экзамен-то она и сдала, но, вот, знаете, мы считаем, что подпись Муратова под справкой о том, что ее статьи писала сама Латынина, не является действительной, она является поддельной».

Так вот. Вот, у нас Следственный комитет так внимательно занимается Навальным, пытаясь найти доказательства, что он не сдавал экзамен на адвоката и не найдя доказательств, они опросили всех членов комиссии, которая принимала у него экзамен. Они рассказали нам, что справка у Навального о том, что он работал в собственной фирме, является поддельной. Вот, если они настолько тщательны, сложно ли им установить имена тех врагов отечества, которые позорят проправительственное движение, оставляя свои телефоны в сети и за 300-500 рублей собирая массовку?

Но что страшно во всей этой истории? Страшно не то, что за 500 рублей это быдло продало свое время, а то, что оно продало содержимое своего мозга. Ведь, 99% из тех, кто пришли за 500 рублей, у них же там в мозгах «Ура, всыпем пиндосам, которые мучат наших детей». Это еще одно подтверждение как и в Венесуэле, что пока в России голосует избиратель, который оценивает свои убеждения, свое я в 500 рублей, Путин как и Чавес бессмертен.

Вы можете провести в России свободные выборы один раз. Но вы никогда не проведете их дважды, если вы не исключите 500-рублевого избирателя из процесса. Как вы это сделаете, это другой вопрос. Вот, например, можете платить на избирательном участке ему там не 500 рублей, а 100 долларов, чтобы он не голосовал.

Вторая часть этой истории. Вот, вся Россия на сегодня или вчера, затаив дыхание, наблюдала, как шериф округа Эктор штата Техас Марк Дональдсон сообщал прессе результаты вскрытия тела Максима Кузьмина, который погиб во дворе своих приемных родителей в Америке. И согласно шерифу причина смерти – это разрыв брыжейки тонкой кишки из-за вероятного удара тупым предметом. Ребенок нанес его себе сам. У ребенка вообще были значительные психические расстройства.

Что это значит? Это значит, что у Максима есть убийца, эту убийцу зовут Юлия Кузьмина – это 23-летняя пьяная тварь, которая 9 месяцев, не отлипая от водки, вынашивала и родила больного ребенка. Этот ребенок уехал в Америку, но Юлия Кузьмина догнала его там и убила. Вот эту пьяную рвань Астаховы нам показывают по телевизору со словами, что «Вот, она – жертва торговцев детьми».

Но самое важное во всей этой истории не это. В другой истории другой такой же шериф так же встанет и скажет «Виновата мать», потому что, естественно, найдется в Америке еще один случай, когда убьют приемного ребенка и, действительно, будет виновата мать. Очень часто детей убивают собственные или приемные родители. Перерыв на новости.

НОВОСТИ

Ю.ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. Опять Юлия Латынина, «Код доступа» как всегда в это время по субботам и я продолжаю говорить о шерифе Доналдсоне, который сообщил, что смерть Кузьмина была вызвана несчастным случаем. Это подписали 4 патологоанатома. И в другой ситуации такой же шериф так же встанет и скажет «Да, виновата мать. Вот, 40 дней мы это расследовали». И мы этим словам можем верить.

Вот, как часто в России 4 патологоанатома, 40 дней, шериф, вся полиция, вся милиция расследует подобную смерть ребенка? В «Новой газете» жуткий материал Канева о том, что только в московском регионе каждую неделю в мусорных баках находят 2-3 мертвых младенца. Никто не ищет виновников, это перестало быть событиями из разряда ЧП. Вот, просто в оперативной сводке написано «На пустыре труп женского пола с марлевым кляпом во рту, в полиэтиленовом пакете. Возраст 7 месяцев», «Сумка, в которой находится мертвый новорожденный ребенок мужского пола, частично объеденный грызунами. Труп завернут в полотенце с надписью «Ловись, рыбка». 70% трупов в мусорных контейнерах, 15% в лесу и на пустырях, еще 10% в речках или прудах.

Значит, статистики по погибшим младенцам (специально сообщаю для 500-рублевых избирателей, которые защищали тут детей от проклятой Америки) у нас не ведется. Нет даже графы «Предумышленное убийство» - это просто графа «Обнаружение трупа». Естественно, преступления не раскрываются за тем исключением, когда случайно натыкаются на преступников.

Например, на 13-й Парковой улице гражданка видит из окна квартиры, как кто-то закапывает сверток на цветочной клумбе. Любопытная старушка пошла сверток отрывать, оказался там младенец без головы. Мать поймали. Или на Шипиловской улице милицейский экипаж задерживает 11-летнего подростка с сумкой, который только что ограбил ларек. При обыске кроме похищенных пачек сигарет на дне сумки обнаружились 2 трупика новорожденных. Выяснилось, что мама 11-летнего мальчика, наркоманка со стажем после того, как она родила двоих детишек и задушила их, она попросила их сына закопать на пустыре, а деточка решила по дороге ограбить палатку и попалась. За последующие 2 недели подросток ограбил еще 3 торговых точки.

Или, там, в собственной квартире на Анадырском проезде задержали супругов, сразу после родов задушивших младенца. Причина задержания – они просто положили его на балкончик, через 8 месяцев он запах и соседи удивились и вызвали милиционеров. А, вот, в тот же день во дворе школы были обнаружены тела еще двух задушенных младенцев и, естественно, виновники не были установлены.

Вот так это происходит в России. Защитник прав российских младенце в Америке господин Астахов до сих пор за 4 года своей защиты детей не может по этому поводу узнать или добиться статистики.

Еще одна история, о которой я хотела поговорить, чтобы отвлечься от мерзостей сегодняшнего дня, это история гибели Рима. Вы помните, я несколько раз говорила о каких-то больших исторических процессах? Причина моего интереса понятна. Во-первых, Рим погиб от переселения народов, а у нас сейчас тоже переселение народов. А во-вторых, это самая большая историческая цивилизация, катастрофа которой постигала нашу цивилизацию, потому что, все-таки, Россия является частью европейской цивилизации. Трудно, согласитесь, считать себя Третьим Римом, но не быть при этом частью европейской цивилизации.

Катастрофа эта наглядно опровергает леволиберальный тезис о том, что все к лучшему в нашем лучшем из миров, что история движется по восходящей к евродемократии. История не всегда движется по восходящей. Там, жители Острова Пасхи имели неплохую цивилизацию, погубили ее и остров. Викинги в X веке колонизовали Гренландию, а в XV-м замерзли. Вот, трудно уничтоженным шумерам или погибшим Майя объяснить, что история их цивилизации идет по восходящей.

История Европы не погибла, но в ней, в общем, был свой почти конец света – это крах античной цивилизации, когда грамотность, просвещенная философия исчезли, когда все это сменилось всеобщим суеверием и фанатичной резней. Когда исчезли римские города с банями, театрами, школами, с самоуправлением, на их месте просто образовался слой пепла, а дальше такая жалкая деревушка с дворцом епископа и к нему примыкают домики, и все это обнесено стеной для защиты от постоянных грабителей.

Были утрачены даже технические навыки, забыт цемент, точнее (НЕРАЗБОРЧИВО). Вот, был единый мир, в котором оливки, выращенные в Африке, могли конкурировать по цене с местными оливками в Италии. Он исчез. Возникает вопрос: что было причиной? На вопрос пытались ответить с древности. Первый, тот самый, который давали с древности ответ, - варварские вторжения. Именно вторжения, а даже не завоевания, потому что варвары, которые сломали Римскую империю, не всегда приходили из-за границы. Они служили в ее войсках. В принципе, они против Империи ничего не имели. Вот, когда готы Фритигерна появились на Дунае, хотели разрушить Империю, они попросили «Дайте нам землицы на поселение». Или даже когда Аларих захватывал Рим, он его не завоевывал – он его просто грабил и уходил дальше. То есть это были не столько войска, сколько такие громадные разбойничьи шайки, которые жили за счет грабежа и как всякие грабители не имели желания перехватывать управление. Просто в какой-то момент грабителей стало слишком много.

Есть второй ответ, который дал Гиббон, что виновато христианство, что «гражданские добродетели, цитирую, были подвергнуты забвению, остатки военной доблести погребены в монастырях. Преследуемые секты стали тайными врагами своей страны и так далее».

Еще один ответ очень важный был дан в начале XX века в одной из самых блистательных книг, которые я читала в жизни, это «Аграрная история Древнего мира» Макса Вебера. Вообще я не очень люблю протестантскую этику, но, вот, «Аграрную историю» я бы считала одной из важных книг XX века, потому что в ней показано, как рынок в Римской империи, а затем и саму империю убила демократия.

Римская империя, напомню, практиковала раздачу хлеба толпе – это такой Вэлфер, наследие республики. Императоры по мере роста власти отменяли все свободы народа за исключением этой. Размах раздач, наоборот, ширился, к IV веку раздавали там уже и в Антиохии, и в Никомедии, в Константинополе. Это приводило к непропорционально большому количеству городской черни. Когда мы читаем, что Рим насчитывал до миллиона человек, то надо понимать, что это был не естественный миллион: половина была рабы, а другая, значительная часть сидела на Вэлфере. Это приводило к угасанию свободного труда. То есть свободные земледельцы замещались рабами, потому что зачем свободному пахать, если можно сидеть на Вэлфере? Это приводило к замещению римских граждан в войске варварами, потому что, опять же, зачем воевать, если можно сидеть на Вэлфере. Это приводило к тому, что целые хлебородящие провинции, прежде всего Египет, а затем Африка и Азия, то есть нынешние Ливия и, грубо говоря, Турция переставали работать на рынок, начинали работать на продразверстку.

Еще одна трансформация, которую Макс Вебер описывает превосходно, это трансформация сословия куриалов. Ведь, Рим первоначально распространялся, клонируя себя. Вот, завоеванное население, если, естественно, его не вырезали или не обратили в рабов, довольно быстро могло получить права римских граждан, если самоорганизуется в муниципии, построит школы, бани, обзаведется самоуправлением. И вот такая муниципия первоначально управлялась выборными лицами из богатых землевладельцев, то есть они обеспечивали городу самоуправление, они же раздавали и населению социальные блага, потому что они соперничали на выборах, и они уменьшали административный груз, который нес сам Рим. А, вот, к концу III века фискальный аппарат государства стал ломаться, и вот это сословие куриалов и избираемых из него городских руководителей получило совсем другое значение, потому что отныне декурионы (это члены провинциального сената), во-первых, из своего имущества оплачивали социальные блага гражданам, а, во-вторых, из своего имущества отвечали за недоплаченные этими гражданами в центр налоги.

Ну вот представьте себе, что губернатор Массачусетса должен из своего состояния а) строить мосты, б) доплачивать налоги, которые не доплатило подведомственное население. Ну, вряд ли в такой ситуации нашлось бы много охотников быть губернатором Массачусетса.

Примерно то же стало происходить в империи, когда куриалы стали давать взятки за то, чтобы быть вычеркнутыми из сословия. Горизонтальная система самоуправления начала разваливаться с катастрофическими последствиями в виде роста чиновников и фискальных трат. Все это превосходно описано у Вебера.

И, наконец, есть 4-я гипотеза о том, почему произошла катастрофа. И она заключается в том, что никакой катастрофы не было. Была трансформация. То есть, там, был город до 446 года, а после слой пепла. Вот, это была трансформация и взаимовыгодный процесс кооперации и сотрудничества между римлянами и варварами.

Это точка зрения новая, свойственна некоторым работам леволиберальных профессоров, обычно выполненным на европейские гранты. И я упоминаю о ней скорее в качестве курьеза и симптома. В современной Европе существует политический спрос на объяснение выгод мультикультурности 2 тысячи лет назад.

Разумеется, я не собираюсь раз и навсегда разъяснять вопрос, которому посвящены тысячи книг, но хочу заметить несколько вещей. У нас, ныне живущих есть единственное преимущество перед Гиббоном, у нас есть другая империя для сравнения – я имею в виду Китай. Варвары и климатические изменения одинаково почти действовали на обе империи. И, вот, если сравнить их судьбу, это может что-то дать, чего не может дать рассказ, собственно, об одной из них.

И, вот, с конца IV века Рим переживает череду варварских нашествий, обусловленных в конечном итоге двумя фундаментальными причинами. Первая – это изменение климата. Становится холоднее, сохнет степь, гунны из степи давят на германцев, германцы давят на Рим, великое переселение народов, ну вот как сейчас арабов в Европу.

Вторая причина – это само богатство империи, которое позволяет переселяющимся народам мутировать в вирус, питающийся организмом носителя. Ну, опять же, та же причина, что и у нынешних переселений, потому что главная причина гибели Рима – это его процветание. Вот, как область низкого давления засасывает в себя воздух из области высокого давления, так процветание привлекает тех, кто не процветает.

И как я уже сказала, варвары, которые разорили Рим, это не завоеватели, это именно особый мутировавший социальный организм, приспособленный извлекать прибыль из грабежа процветающей земли. И когда для Рима война является расходом, а для Алариха прибылью, то понятно, что если вы занимаетесь одним и тем же бизнесом, и для одних этот бизнес приносит прибыль, а для других убыток, то понятное дело, что выигрывают те, кто получают прибыль.

И, вот, можно насчитать 2 волны климатической катастрофы. Первая – это вторжение III-го, особенно начиная с конца IV века. К началу VI века империя несколько оправляется, Юстиниан восстанавливает ее почти в прежних границах. Но тут происходит 535-й год – это год без лета, извержение вулкана в Индонезии, солнце светило весь год как луна (это выражение Прокопия Кесарийского). Похолодание, голод, за голодом эпидемия чумы, которая прямое следствие похолодания. Потому что вошь, которая является носителем чумной палочки, существует в естественных очагах чумы, где она паразитирует на ряде привычных ей грызунов. Вот, когда эти грызуны умирают от голода, голодная вошь перепрыгивает, куда может, в частности, на домашнюю крысу. Крыса – это спутник оседлого земледельца. И, вот, эпидемия чумы в VI веке приводит к очень важным последствиям, потому что, например, в VI веке еще Британия была наполовину кельтской, наполовину саксонской. Кельтская часть Британии была высокоцивилизована, связана с Римом. Кельты мгновенно заполучили чуму, которая их практически выкосила. Вот, саксов, с которыми у кельтов было меньше связей, допустим, чем с Константинополем, чума почти не трогала. В результате современный мир говорит на английском, а не на кельтском. И, кстати, в английском осталось там, ну, разве с десяток кельтских слов – так 2 эти народа ненавидели друг друга.

Или другой пример, арабы. В VII веке начинается арабское завоевание, причем оно довольно сильно отличается от германских нашествий, потому что, в общем, речь идет фактически о единой координируемой армией с одной верой. И эта армия очень легко одерживает победу в регионе, где существуют 2 сверхдержавы, привычные к подобного рода войнам. Как это получилось, даже если эти сверхдержавы были истощены? Ну, один из ответов заключается в том, что, все-таки, регион этот несколько тысяч лет населен земледельческими культурами. Где зерно, там крысы и чума. Его население было уполовинено. А кочевник с верблюдом и молоком – у него нет такой чумы. При этом еще следует иметь в виду, что чума, как это ни парадоксально звучит, в некотором смысле не очень заразное заболевание, в том смысле исключительно, что первоначальная форма чумы (Бубонная) развивается только от укуса вши. А эта вошка – она испытывает адский голод, потому что чумная палочка устроена так, что она разрастается во внутренностях вши и сколько бы вша ни кусала, она не насыщается, потому что в желудок это не попадает. И вот эта вот голодная вошка – она кусает человека, там, любое, что попадется, до 10 тысяч раз, до смерти. То есть Бубонная чума не передается по воздуху. Можно общаться с больным и остаться здоровым. По воздуху передается следующая форма чумы – легочная, когда больной отхаркивает куски зараженных легких и уж тут при любом контакте с этой взвесью смертность ровно 100%. То есть если вы, кочевник пришли в город и вас укусила зараженная вша, то может случиться, что вы умрете, но эпидемии не произойдет.

Так вот вернемся, собственно, от климата и варваров к империи. Вот, варварские вторжения в Римскую империю падают на определенную социальную почву. Римская империя основана народом, который воевал и голосовал. Это в конечном итоге обуславливает ее основную экономическую особенность, модус вивенди. С одной стороны это пленные рабы, которые во все большем количестве работают на полях. С другой, хлеб и зрелища. К III веку значительная часть населения империи состоит из люмпенов и рабов – это 2 взаимодополняющие категории населения. Среди них понемногу распространяется религия, которая противоположна всем ценностям, исповедуемым свободным римским гражданином. С 313 года Константин фактически делает эту религию государственной. Впрочем, он в этом подражает персидским царям, которые лет за 30 до этого первыми в истории человечества ввели обязательную государственную религию, объединяющую страну, зороастризм.

Когда эта религия была религией рабов, она проповедовала бедность и всепрощение. Получив власть (такова вообще психология раба), она стала исключительно нетерпима, особенно к языческому прошлому. Поскольку Рим начал рушиться достаточно быстро после принятия христианства, христианству тут же понадобилось объяснить: ну как это, 100 лет при язычниках стоял, а вот при Христе рухнул? Были несколько текстов исключительно геббельсовщины. Из них первый, конечно, это «Град небесный» блаженного Августина. Это текст на тему о том, что, вот, ну, мол и что, если тут всех перерезали и перебили в Риме? Это сигнал, что, оказывается, будет построен другой град небесный, неуничтожимый.

Есть еще более потрясающее произведение Павел Орозий «История против язычников», который доказывает, что «разграбление Рима Аларихом – это фигня, при язычниках было еще хуже». В общем, Павел Астахов отдыхает.

Вследствие люмпенизации империи, как я уже сказала, варвары были не только завоевателями. Они служили в войсках. Ну, скажем, после вторжения Фритигерна близлежащие римские городки там в ужасе выгоняли свои готские гарнизоны, хотя те еще не восстали. Они были рабами. При осаде Рима вандалами все рабы убежали из города и присоединились к вандалам, то есть можно себе представить, какой величины зуб они имели, как они потом сладко грабили.

То есть болезнь была внутри. В каждой римской местности отряд варваров находил соотечественников-рабов, соотечественников-солдатов, причем презирающих и ненавидящих хозяев.

Ну, поскольку все эти соотечественники, особенно рабы были христианами, христианами становились и сами завоеватели. Христианство обладало мощным зарядом ненависти к предшествующей ему языческой цивилизации.

И вот посмотрим на Китай – мы видим там все то же самое. Кочевники, которые нападают, начиная еще, в общем, с конца II века. Полный распад страны к IV-V веку. В 535 году снег выпадает в августе, чудовищный голод и чума. Кстати, поскольку Китай к Индонезии ближе, то китайские исторические хроники за 535-й год просто зафиксировали, что в той стороне неба что-то очень хорошо гремело.

Китай – бюрократическая империя, даже более бюрократическая, чем Рим, потому что Рим не рефлексировал по поводу бюрократии, а, вот, китайская мысль с самого начала рефлексировала на эту тему. А как создать такой способ правления, при котором можно завоевать наибольшее количество земли? Ответ был такой, что чтобы иметь большую армию, надо иметь, чем ее кормить, то есть надо иметь земледельцев и не иметь торговцев. Земледелие – это основное, торговля – второстепенное. Так было написано в книге правителя области Шан, на этой основе, основе учения легизма была создана первая, объединившая Китай империя Цинь. Хотя сам легизм оказался слишком ригидным и быстро рухнул, тем не менее, большое количество легистских принципов было впитано китайскими чиновниками. Кстати, многие китайские реформы, начиная от реформ Ван Аньши и даже председатель Мао – это вот такие новые инкарнации легизма.

Вообще на примере Китая и Рима видно, что бюрократиям свойственна конвергенция. Вне зависимости от генезиса бюрократии в некоторых случаях они функционируют достаточно одинаково.

Но есть большая разница. Эта разница заключается в том, что в Китае никогда не было демократии, что в нем войско никогда не голосовало. Исторические хроники просто не засвидетельствовали нам ни одного случая, когда там князь области У или Ши, что у него были какие-то проблемы с народом, который чего-то хотел, требовал хлеба. Все это всегда подчинялось правителю. Соответственно, нет ни люмпенов, ни Вэлфера, ни рабов. Есть единичные рабы в богатых домах. Нет рабовладельческого хозяйства, работающего на рынок. И, соответственно, в полном соответствии с принципами легизма основой империи являются мелкие частные землевладельцы, ну, впрочем, и Конфуцианства тоже. Зерно в городах не раздают. Как следствие, не появляется религии рабов, религией Китая продолжает оставаться почитание предков.

И как следствие, когда варвары приходят, они завоевывают Китай, но они стремятся ему подражать. Каждая варварская династия стремится сделать как было. Каждый варварский завоеватель понимает, что можно завоевать империю на коне, но управлять ею с коня нельзя. И в 581 году Китай снова воскресает, его объединяет династия Суй. В 618-м ей на смену приходит самая блистательная китайская династия Тан. И страна, которая 3 века не существовала, которая была растоптана в пыль, воскресает, потому что единственной идеологией, которой руководствуются завоеватели, по-прежнему являлись Ши-цзы и Конфуций.

Римская империя не может воскреснуть. Нельзя воскресить общественные бани, если новые хозяева империи считают, что вшивость – признак святости.

И это первая главная часть того, что я хочу сказать. Вот, 2 процветающие империи испытали 2 абсолютно идентичных внешних воздействия, климат и варвары. Благодаря разным социальным устройствам, для одной империи, для Рима это оказалось смертельно, а Китай восстановился. То есть в конечном итоге Рим, все-таки, убили Вэлфер и христианство, и Гиббон и Вебер правы.

Но есть еще одна вещь, куда более парадоксальная, которая заключается в том, что Китай восстановился, но после этого он не менялся 2 тысячи лет. И каждый раз, когда в Китае что-то шло не так, то был ответ на вопрос, что не так. Вот, чиновники стали коррумпированные, богачи забирают земли бедняков, земли богачей простираются на тысячи ли и бедному негде иголку воткнуть. Был ответ на вопрос «Что делать?» Ну вот старая династия потеряла мандат от неба, нужна новая, которая усмирит богачей, вернет земли народу.

А Европа начала меняться. В центре Европы, в Риме сидела совершенно чудовищная тоталитарная власть. Но одновременно эта власть была исключительно духовной природы, и она не дала осколкам империи восстановиться снова, потому что она испытывала антагонизм по отношению ко всякой слишком усиливающейся мирской власти.

То есть в Европе совершенно случайно произошло разделение властей на светскую и духовную, и оно не позволило регенерироваться тоталитарной империи. Вот, как Фаэтон разорвал на куски притяжение Солнца и, по-моему, Юпитера, вот, Италия, разорванная на куски притяжением Папы и императора, превратилась в земли конкурирующих городских коммун. Более отдаленные части бывшей Римской империи вроде Франции и Англии не испытывали такого гравитационного раздрая, но оформились в конкурирующие между собой монархии.

То есть то, что в первом приближении было катастрофой, тоталитарная религия, воспринятая варварскими народами. Вообще можно только представить себе чувства того образованного философа, который видел, как какой-нибудь усатый гот на своем непонятном языке разбивает античные статуи со всем усердием фанатика. Вот то, что для современников было катастрофой, обернулось, спустя тысячу лет, конкурентным преимуществом Европы. Другой вопрос, что лучше бы как-то было обойтись без этой тысячи лет.

Собственно, на этом я заканчиваю передачу, у меня остается буквально 2 минуты. И уж тогда я хочу вернуться к нашей печальной современности. У меня есть вопросы про актера Депардье, который, дескать, вот... Не хочу обсуждать Депардье, потому что в истории с Депардье есть единственный момент, достойный обсуждения, - это стоимость подарков, которыми осыпает его власть. Вот в Чечне Депардье подарили квартиру в комплексе с вертолетной площадкой и прочим. Вот, Депардье – мультимиллионер, состояние его оценивается в 100 миллионов долларов. Что, остальные жители Чечни уже миллиардеры? Они – миллиардеры, вот, бедному миллионеру Депардье они подали на бедность. Это хорошая новость – давайте снизим на эту сумму субсидии Чечне, если Чечня помогает бесплатными квартирами миллионерам.

Что же до всего остального, Депардье – шут, актер. Он играет. Это нормально. Он знает, что всякий пиар хорош кроме некролога. Напялить на себя эту мордовскую робу с цветочками – здорово, сплясать в Чечне – здорово. Раз об этом говорят, это здорово. Он прекрасно чувствует, что надо хозяевам. А хозяевам надо, чтобы обсуждали Депардье, а не, скажем, беспредел на дорогах или количество трупов российских младенцев, которые каждую неделю находятся в московских мусорных ящиках. Всего лучшего, до встречи через неделю.