Виталий Портников: Крым, а не Донбасс

Виталий Портников

Крымская проблема надежно отделила Россию от цивилизованного мира.

В своей статье для японской газеты Yomiuri федеральный канцлер Ангела Меркель назвала аннексию Россией Крыма одной из главных – и первой в списке – угроз для мирового сообщества. Именно на этот вызов – наряду с эпидемией Эболы и терроризмом на Ближнем Востоке – должны будут искать ответ участники встречи "большой семерки" в Германии.

Для украинского читателя то, что Меркель говорит в первую очередь о Крыме – и вообще не упоминает Донбасс – может выглядеть странно. На первый взгляд, на полуострове все относительно спокойно, а вот на Донбассе продолжаются спорадические боевые действия и существует угроза большой войны. Но для Меркель – как и для всякого политика, думающего о будущем – конфликт на Донбассе это ситуация, которую еще можно решить, причем разными способами.

Можно добиться ухода российских войск с территории Донецкой и Луганской областей и ликвидации "народных республик", а можно на долгие годы "заморозить" конфликт, предоставив оккупированные территории их собственной судьбе и возложив ответственность за их будущее на Россию.

На самом деле и то, и другое приемлемо для западных лидеров. Они хотели бы восстановления территориальной целостности Украины, но замороженных конфликтов в мире не так уж и мало – вспомним о Приднестровье, Нагорном Карабахе, Северном Кипре, Абхазии, Южной Оестии, да и то же Косово – территория с сомнительной юрисдикцией. Ну, возникнут у украинских границ нищие "ДНР" и "ЛНР", никем не признанные и никому, даже Путину с Гиркиным не интересные. Не очень приятно конечно, но жить можно.

А вот Крым – это нечто совершенно другое. Это действительно нарушение миропорядка, как о том пишет федеральный канцлер. Это присоединение части одного государства к другому без его согласия. И совершенно неважно, что там Путин и прочие россияне придумали себе про "скрепы", "исконность", "волеизъявление" и прочее. Факт нарушения международного права налицо. И это нарушение – примерно то же самое, что попытки Ирана получить атомное оружие.

Цивилизованный мир никогда не согласится с этими попытками и будет продолжать давление на аятолл вплоть до окончательного отказа от бомбы. И точно также он никогда не согласится с российским правом поглощать чужие земли и будет продолжать давление на россиян вплоть до окончательного отказа от Крыма. То, что в Москве этого не понимают, то, что с первого дня путинской авантюры надеются, что признают и отстанут – просто свидетельство безумия. Но и в Тегеране надеялись, что в мире смирятся с будущим ядерным статусом Ирана. Просчитались, хотя и обрекли свой народ на десятилетия нищеты. Россиянам тоже придется пройти через такой период деградации – и это станет показательной "поркой" страны, нарушившей международное право.

Дело тут, конечно, не в Крыме. Точно так же, как ядерный статус Ирана открывал возможности получения бомбы для любой другой страны, решившей попугать соседей, территориальные амбиции России открывают возможности для перекройки всей политической карты мира. Потому что если Путину можно – то почему остальным нельзя? Таких "сакральных", "исконных" территорий в мире столько, что возможность вновь погрузиться в столетия территориальных конфликтов более чем реальна.

Сейчас не стоит обсуждать, что получит Россия в обмен на отказ от Крыма – это будет зависеть от того, насколько прочными будут позиции российского государства на момент решения крымского вопроса. Но именно крымская проблема надежно отделила Россию от цивилизованного мира и не позволит Путину вернуться в "клуб избранных". И в этом смысле российский президент сделал самый лучший с украинской точки зрения ход, отказавшись от идеи влияния в Крыму и "независимого Крыма". Потому что и то, и другое было самой настоящей угрозой украинскому суверенитету.

А российский Крым – его самая надежная гарантия. Именно Крым, а не Донбасс.