Шендерович:"Путина либо возьмут за жабры, либо он успеет умереть в Кремле, третьего варианта нет". ВИДЕО

У президента Российской Федерации Владимира Путина остался небогатый выбор: ему из власти дороги нет - оттуда он сразу идет в тюрьму.

Такое мнение выразил российский писатель Виктор Шендерович в интервью "Эху Москвы".
.
"Мы выходим, мы выпали из европейской цивилизации, причем не выпали, а выбросили себя сами оттуда, своими руками, действиями администрации. Администрацию понять можно: администрации деваться некуда. Путин должен либо сделать себе, так сказать, харакири или уйти в отставку в мягком варианте, либо продолжать делать то, что он делает", - считает Шендерович.

Путин запутался в собственной лжи, - Der Spiegel

"Только на постоянном шантаже, на этом бряцании ядерным оружием, на этом наезде-отъезде-торговле он имеет какие-то политические шансы. Все остальное он проиграл, намертво проиграл, окончательно. Ему обратной дороги нет, ему из власти дороги нет: он идет в тюрьму сразу из власти - это он знает, поэтому от власти не уйдет", - считает он.

"Поэтому интересы российской администрации заключаются в том, чтобы продолжать эту игру, известную нам по отношению прокуратуры с бизнесом, власти с бизнесом: наезд-откат-отъезд - вот это сейчас производит Путин. Не в первый раз, он уже почти год этим занимается, скоро год, как это все началось. И вот год: наезд-откат-отъезд. Наехали - потом приставили нож к горлу, - потом за то, чтобы убрать нож от горла, что-нибудь получили: или прощение предыдущего греха, все время угроза нового, новой эскалации, за которую прощают старые… О Крыме никто не вспоминает. У Путина и его команды уже нету никакой другой стратегии, эта - единственная. А для России это, разумеется, катастрофа", - считает российский писатель.

Шендерович: Надо полагать, зеркала в Кремле уже завешены?

"В этой мутной воде какое-то время можно существовать, но это безвыигрышная партия для России. Для Путина - черт его знает, может - ну да, ему деваться некуда. Его либо возьмут за жабры, либо он успеет умереть в Кремле - никакого третьего варианта. Для него ситуация действительно безвыходная. Но 140 миллионов человек у него в заложниках минимум, еще соседние государства"

― Диалог возможен между людьми… Ты же не со всеми ведешь диалог, да? Иногда ты сторонишься от диалога, и твое поведение в этом случае следует признать правильным: не со всяким нужно вступать в диалог - и не во всяких ситуациях нужно вступать в диалог. В ситуации, когда тебе хамят и угрожают, выход из диалога или дистанцирование, или ограничение в передвижении того негодяя, который тебе угрожает, является правильной тактикой. Не надо с ним разговаривать, с бандитом, который тебе хамит и приставил нож к горлу – с ним не надо разговаривать. Если есть возможности его дистанцировать, отодвинуть и дать ему понять – воздействовать на него силой, показать, что есть противоположная сила – это самая правильная тактика. И не надо рассматривать ПАСЕ, как нечто отдельное. Мир разглядел наконец брата Владимира… разглядел… "

Шендерович: Как только Путин потеряет власть, его осудят по тяжелым статьям

И.Воробьева ― Ой! Ну, Виктор Анатольевич, перестаньте! Что же они - раньше не видели?

В.Шендерович― Раньше они считали его своим «сукиным сыном».

И.Воробьева Секундочку! Они делали заявления обеспокоенные, давление… А потом они пожимали Владимиру Путину руку, улыбались и говорили про газ. Ну?

В.Шендерович― Именно. Это все совершенно справедливые слова. И пускай этих лидеров возят мордой по столу их журналисты, я считаю. У них есть такая возможность. То есть, что они были абсолютно циничны; то, что этот realpoliticв очередной раз, как в 30-х годах прошлого века, доводит и уже довел до катастрофы – спору нет. То, что они считали Владимира Путина – они знали, что он «сукин сын», безусловно; но они думали, что он «их сукин сын», по их старой терминологии, что этот «сукин сын» будет им помогать на азиатском фронте, не тегеранском, условно говоря, на северокорейском; что он не будет им особенно мешать, а за это они закроют глаза на НТВ, на выборы, на Беслан, на Ходорковского, на черта в ступе. Они думали, что он «их сукин сын». Но «сукин сын» отвязался. Выяснилось, что он просто сукин сын со своим взглядом на будущее. И теперь, конечно, да - им тоже не позавидуешь. Им не позавидуешь, потому что – я уже говорил – нож у горла жертвы (потенциальной) бандита, этот нож уравнивает его со взводом «Альфа», потому что ограничения разные. У него нет ограничений, у бандита, а у этих есть, у тех, кто пытается спасти - есть. Они часто боятся большой… Я не думаю, что кого-то всерьез там - будем глядеть на вещи их циничными глазами… – никого особенно Украина не волнует, я думаю, там. Но - кардинальное изменение правил игры! Агрессор на европейской территории, агрессор с возможностями России - это вам не Саддам Хуссейн. Саддам Хуссейн был мощный товарищ, но ядерного оружия у него не было, к счастью, а то бы с Саддамом Хуссейном разговаривали бы. Вот и все отличие нашего от Саддама Хуссейна. С ним разговаривают, ему пожимают руки, потому что у него есть ядерное оружие. И он очень хорошо это знает и не забывает напоминать. Он шантажирует, он симулирует невменяемость, симулирует! И сейчас снова война, чтобы потом сказать: ладно, так и быть, я остановлюсь, а вы мне за это скосите санкции, а вы за это забудете совсем про Крым…