Виталий Портников: План Путина

Виталий Портников

План Путина – не просто захват Украины, но восстановление влияния Кремля на постсоветском пространстве и в мире.

Конечно, назвать захваты вооруженными боевиками и наемниками административных зданий на Донбассе "войной намерений" – значит, преуменьшить российские намерения относительно Украины. Шкала этих намерений ежедневно колеблется от организации провокаций до подготовки к полномасштабному военному вторжению. Однако колебания как раз и определяются тем, что российские руководители – и прежде всего Владимир Путин – могут ошибаться тактически, но действуют по очевидному стратегическому плану.

Мы должны понимать, что план состоит не именно в захвате Украины, а в восстановлении влияния Кремля на постсоветском пространстве и в мире. Владимир Путин убежден, что именно его страна – а проще говоря, именно он – должен определять, в какую именно сторону двигаться бывшим советским республикам. И это не новое убеждение, оно существует в Кремле чуть ли не с первого дня исчезновения с политической карты мира Советского Союза. Я бы даже сказал, что оно возникло раньше - в первый же день после исчезновения с политической карты мира Российской империи.

Большевики – эти невольные наследники императоров – развязали на имперских просторах не просто гражданскую войну, но еще и настоящую битву с национально-освободительными движениями угнетенных народов. В этой битве пали Украина, Беларусь, Азербайджан, Армения, Грузия, государства Поволжья и Северного Кавказа. Позже были оккупированы Латвия, Литва, Эстония, делались попытки оккупации Финляндии, Кремль содействовал уничтожению Польши…

Сегодня нужно констатировать, что российское политическое сознание за столетие имперского краха не изменилось ни на йоту. Путин оказался духовным и политическим наследником и императоров, и большевиков: именно поэтому оккупация Крыма и диверсии на юго-востоке соседствуют с "дожиманием" незадачливых партнеров по Евразийскому экономическому союзу. Это тоже очень по-советски: Москва строила СССР с одними партнерами, уже покоренными рабоче-крестьянских штыков, в другие страны засылала диверсантов, а на границах третьих сосредотачивала войска для решающего удара. Даже специальные декоративные "государства" создавались для дальнейшего продвижения войск: так, Молдавская АССР в составе Украины стала плацдармом для дальнейшей оккупации земель Молдовы, а Карельская АССР в составе России должна была стать поводом для оккупации Финляндии.

Крым, в общем-то, тоже декорация, "обманка" для последующей дестабилизации юго-востока. Вспомним, что крымский гауляйтер Сергей Аксенов в первые дни кризиса говорил именно о юго-востоке, а не о полуострове. Но организовать полноценное восстание, которое гармонировало бы с аннексией Крыма, Кремлю не удалось: оказалось, что настроения на Донбассе отличаются от крымских. И тогда было принято решение присоединить Крым к России, а на юго-востоке "лить бензин" и посмотреть, что с ним делать дальше – присоединять к Крыму, превращать в буферную "серую зону" между Россией и Украиной или же использовать как плацдарм для оккупации всех украинских земель ивозвращения "большого гауляйтера" – Виктора Януковича.

Окончательного решения относительно того, как действовать дальше, еще нет. Но относительно намерений Кремля ни мы, ни цивилизованный мир заблуждаться не должны.