Немецкий капитан с ужасом вспоминает посещение Мариуполя

Капитан немецкого судна поделился впечатлениями после посещения крупного морского порта - Мариуполя. О испытаниях, которые ему пришлось пережить и о ненасытных представителях проверяющих службах рассказывает блогер ofeliyadd:. 

"Общеизвестно даже детям, что Азовское море является самым мелким морем в мире, имеющим максимальную глубину 12,8 м, в то время как судоходный канал глубиной только 9 м, а в определенных частях канала – лишь 8,4 м.

Керченский канал соединяет Черное море с Азовским. Мариуполь, крупный украинский порт в этом регионе, который работает в основном со стальными грузами и каменным углем. Наш заход был в порт Мариуполь для погрузки стальных заготовок для отправки в Александрию, Египет.

Отсчет начинается, как только агент наводняет судно всевозможной информацией касательно местных норм и требований: начиная от отключения системы сточных вод, независимо оттого, что у вас применяется система современной улучшенной технологии, сертифицированная двумя ведущими и самыми важными государственными агентствамиUSCG & DTI.

Система сточных вод должна быть закрыта за 12 миль до захода в Керченский пролив и должна оставаться закрытой до того момента, пока экологический департамент не очистит судно после захода в порт ( даст все разрешительные документы). Вся система сточных вод, ливневые и душевые клапаны должны оставаться перекрытыми, и это вопреки наличию человеческой жизнедеятельности на борту. Около 24 часов транзитного времени плюс время пребывания на рейде, вплоть до прибытия экологический инспекторов, итого общий период ожидания достигает 60-72 часов. Эти системы и такие вещи вообще могут оставаться закрытыми в течение столь длительного времени?

Лоцман заходит на борт судна при заходе в Керченский пролив и после прохода канала тихонечко проскальзывает в лоцманскую каюту. Капитан сам проводит судно по Азовскому морю. Тем не менее, если осадка судна в балластном состоянии 6,5 м, оно может быть принято. По достижении Мариуполя, местный лоцман прибывает для постановки судна на якорь. Судно становится к причалу.

По завершении безопасной постановки на якорь начинаются обычные формальности. Все документы судна подготовлены. Все туалеты были закрыты. Офицеры таможенной службы хотели воспользоваться туалетом, и агент посоветовал нам открыть их. Это нормально для таможенников срывать пломбы и пользоваться туалетом для своих нужд, но нельзя членам экипажа.

Около 12 должностных лиц – офицеров таможни, пограничной, карантинной служб поднялись на борт судна. В принципе, они не могли обнаружить чего-либо, что бы было не в порядке в нормальном понимании этого вопроса. Но если кто-то хочет найти что-то, кто ему может помешать?

Соответственно, они обнаружили просроченные наркотические средства, которые шли по отдельному списку, названному «просроченные наркотики», которые нужно передать агенту в коробке в госпитале. В соответствии с местными правилами нормами, даже просроченные наркотики должны храниться в сейфе у капитана. Это грозило судну штрафом 3000 USD , который должен быть уплачен владельцем до начала грузовых работ. Агент на этот раз вмешался для того, чтобы заявить, что в данном случае судно будет считаться в простое до тех пор, пока эти деньги не будут уплачены.

Агент берет инициативу на себя и договаривается, что на данный момент лучше уладить этот вопрос темным платежом на руки, чтобы избежать штрафа. Необходима сумма 1500USD. В конце концов эта сумма обсуждалась и была доведена до 1000 USD. После консультации с нашими управляющими сумма была уплачена.

Далее шли представители пограничной службы. После того как была проведена общая проверка в течение , как минимум 2 часов, они потребовали денег. Когда я спросил, зачем, они сказали: чтобы все прошло быстрее. Здесь я отказался платить. Затем пришел агент и сказал, что вместо денег они согласились на 15 блоков сигарет, 8 бутылок водки и 2 ящика пива.

Тем временем инспекторы карантинной службы обшаривали склад провизии, из которого они прихватили 4 банки Nescafe,  немного сыра и восемь упаковок копченого лосося.

Первый день, 17 августа, таможенные/пограничные/карантинные формальности начались в 17.30 и закончились в 20.15, оставив кислый привкус.

18-го  утром в 9.00 инспектор портнадзора поднялся на борт. Для него все, что находилось на борту было с истекшим сроком эксплуатации. На картах нет корректировок, гидрокостюмы, спасательные жилеты, буи, трапы и пр. – все просрочено.

На этом этапе я пытался позвонить сюрвейеру, чтобы спросить, как все эти вещи могут быть просроченными когда судно недавно успешно прошло обследование аварийного снаряжения с датой подтверждения 8 августа 2005 года. Я попросил агента связаться с сюрвейером. Он набрал номер и заявил, что сюрвейер не может приехать – отдыхает в /Турции, другой – занят в Одессе. И тут агент сказал, что он нашел кого-то, кто может взять все просроченное оборудование и сертификаты и продлить их, причем уже с одобрением портнадзора. Стоимость – 872 USD. Эта сумма в конце концов была уплачена по дисбурсментскому счету владельца судна.

Затем нас навестили официальные представители экологической службы касательно балластных и сточных вод. После детальной проверки они не нашли никаких проблем. На этом этапе я заплатит 150 USD за лабораторные тесты , на которые агент оформил квитанцию. Еще один счет около 105 USD был выставлен к дополнению к чартерному счету.

Затем этот инспектор закуривает сигарету и спрашивает, сколько я бы ему хотел заплатит.

Платить ему за что?, - спросил я агента. Агент сказал, что за то, чтобы не отправлять балластные и сточные воды на анализ. Если он отсылает пробы на анализ, отчет будет готов только через три дня. До тех пор судно не может откачивать балластные и сточные воды. И снова сумма 550 USD, причем ее тоже нужно было оплатить наличными в руки экологическим инспекторам.

Мы подумали, что пришел конец проверкам. Но перед отходом таможенная и пограничная службы снова поднялись на борт для проведения формальностей по отходу судна. На этот раз таможенники хотели проверить склад краски. Они обнаружили, что судно имеет на 48 л краски больше, чем задекларировано (некоторые открытые емкости не были учтены при проведении инвентаризации). Был назначен штраф 1600 USD. Еще раз агент (Бог его знает, чьим агентом он был) вмешался и снизил сумму до 300 USD. Чтобы все уладить, 50 USD было уплачено наличными, остальные – из денег, которые мы получили после утилизации и сдачи металлолома и мусора в порту Damietta

Необходимо, чтобы вся команда еще раз заполнила декларации перед отходом судна. Старший механик задекларировал свои наличные и сошел на берег. Но не потратив их, он вернулся на борт. Эти деньги он не включил в свою декларацию. Во время осмотра каюты таможенная служба обнаружила эти деньги (около 100 USD) в его кармане и выписала штраф 700 USD, хотя снова вмешательство агента и его переговоры с таможней вместо штрафа обошлось платежом на руки агента в 300 USD.

Чтобы не быть забытым, тут появляется и пограничный чиновник. Он хотел что-то, но наш агент снова вел переговоры и наконец-таки сошелся на 15 блоках сигарет и 6 бутылках водки.

Касательно администрации порта, тут полный хаос. Ни одно судно не ушло, не заплатив денег в той или иной форме. Суда, часто заходящие сюда, имеют специально открытые агентом счета для того, чтобы нести такого рода траты.

Я не думаю, что мне следует выражать свои чувства по поводу нашего пребывания в Мариуполе. Я только могу заявить, что мы все знаем, что Египет очень плох, но по сравнению с Мариуполем Египет – просто рай.

Цитируя Вильяма Шекспира, ад пуст – все демоны здесь.
С уважением, капитан".