Россия – это коррупция. Украина тоже

Освобождение российского оппозиционера и кандидата на пост мэра Москвы Алексея Навального, проведшего в следственном изоляторе менее суток, вызвало оживленные комментарии российских и зарубежных наблюдателей.

Кто-то говорит о том, что на решение российских властей повлиял многотысячный народный сход в центре Москвы – так много людей без всякой организации и запланированного заранее митинга не собиралось здесь с начала 90-х. Кто-то утверждает, что Россия не хотела портить отношения с Западом, и так порядком подпорченные на фоне «дела Сноудена». Для многих освобождение Навального – желание создать привлекательную декорацию на предстоящих выборах московского мэра. Кандидат власти, действующий градоначальник Сергей Собянин, обречен на легкую победу, но присутствие на выборах в качестве основного соперника Алексея Навального может создать впечатление конкуренции и убедить как самих россиян, так и окружающий мир в слабости оппозиции не только в стране, но и в Москве – традиционном центре протестного движения. А есть также мнение, что сам Навальный – просто пешка в борьбе кланов и его разоблачения – просто аргумент в противостоянии группировок. И та группа, которая использовала оппозиционера и его ресурсы в борьбе с конкурентами, смогла добиться его освобождения. Навальный ей еще нужен.

Ни одну из этих версий невозможно подтвердить – мы живем в «кремленологическое» время, когда политику можно лишь придумывать, когда журналисты – что российские, что украинские – питаются лишь запланированными сливами или действительно могут воспользоваться клановой борьбой для каких-нибудь громких расследований и обличения коррупционеров. Но дело Навального интересно не версиями его освобождения, а тем, что оно обнажает системные проблемы существования российского общества. Впрочем, украинского тоже. Учитывая то, что не только украинские политтехнологи, но и украинское общество, как правило, перенимают удачные российские находки, появление «украинского Навального» не за горами – по моему мнению, к президентским выборам 2015 года он просто необходим.
Навальному удалось то, чего не удавалось в России никому. Он обнародовал факты вопиющей коррумпированности высокопоставленных чиновников, депутатов, родственников власть предержащих – и власть была вынуждена реагировать на эти разоблачения. Но возникает вопрос: а что, если обратиться к биографиям тех, кого Навальный не смог разоблачить, мы получим иной результат? Смешно думать. Совершенно очевидно, что в России или в Украине люди идут во власть не для того, чтобы служить государству – государства как такового просто нет, служить нечему, а граждан они откровенно презирают. Вот и идут во власть для большого заработка. Причем сама система принятия решений выстроена таким образом, что она стимулирует такой заработок, так как разрешительна, а не уведомительна. При этом тот, кто хочет заниматься хоть сколько-то серьезным бизнесом, моментально становится преступником, потому что просто не может не нарушать законодательство, специально составленное таким образом, чтобы ты не мог его не нарушить.

Утверждать, что общество реагирует на сложившиеся правила игры с презрением, я бы не решился. Конечно, презрение тоже присутствует, куда же без него – и я думаю, что именно это чувство испытывают многие участники народного схода в Москве за освобождение Навального и украинских оппозиционных митингов. Но есть и еще одно чувство – зависть и желание побыть на месте баловней судьбы. И это чувство превалирует. Когда такие разоблачители, как Навальный, обнародуют данные о коррумпированности того или иного «деятеля», возмущение охватывает и тех, кто презирает, и тех, кто завидует – с той только разницей, что вторая категория хочет не системных изменений, а перевернутой пирамиды. И надо еще выяснить, какое чувство – зависти или презрения – превалирует в рядах самих разоблачителей.

Само словосочетание «борьба с коррупцией» совершенно бессмысленно, когда не сопровождается системными реформами. Более того, сама власть может действовать как Навальный, борясь со своими противниками с помощью антикоррупционных лозунгов и разоблачений. Так уже было с несколькими оппозиционными политиками, да и сам Навальный стал жертвой именно такого поведения. И что тут удивительного? С коррупцией нужно бороться на Западе, где законодательство и права чиновников составлены таким образом, что взять взятку, заняться незаконным бизнесом, уйти от уплаты налогов можно только нарушив правила. А в наших условиях нужно бороться, прежде всего, с причинами, порождающими коррупцию. И главной из этих причин – готовностью общества менять не правила, а фигуры.

Виталий Портников, Контракты.ua