Виталий Портников: Суд над Надеждой

Виталий Портников

Суд над Надеждой - пощечина российскому правосудию.

У судебного процесса, который сегодняоткрывается в ростовском Донецке, слишком много очевидных параллелей. О некоторых из них позаботились сами организаторы судилища. Ну хотя бы когда решили провести процесс именно в этом, "настоящем" Донецке (украинское Сталино было переименовано в Донецк уже вслед за этим российским городком).

Провести, чтобы подчеркнуть, что отважную украинскую летчицу судит "народ Донбасса" - то есть, конечно, не народ никакой, а та потерявшая последние остатки человеческого достоинства банда, которая похитила Надежду и передала ее своим хозяевам. В украинском Донецке процесс провести нет никакой возможности, так как на оккупированных россиянами территориях Украины никакого легитимного суда нет. Но поскольку очень хочется, чтобы в Донецке - то выбран именно российский город.

Но что бы там не придумывали организаторы, у этого процесса совсем другие параллели. Суд начинается на следующий день после того, как Россия в Совете Безопасности ООН заблокировала настоящее правосудие, отказавшись от проведения международного трибунала по "Боингу". Российское вето продемонстрировало всему миру, как на самом деле в Москве относятся к правосудию. И никакие процессы над Савченко или Сенцовым, никакие фейковые "расследования", начатые пресловутым Следственным комитетом России, не могут заслонить того очевидного факта, что в Москве не хотят правосудия - настоящего, а не устроенного кремлевскими кукловодами.

Надежду Савченко содержат в СИЗО Новочеркасска. Это город, в котором произошло последнее восстание русских против угнетений и издевательств. Более полувека назад новочеркасские рабочие были хладнокровно расстреляны коммунистическими палачами. Этот расстрел стал практически последней попыткой сопротивления диктатуре. После него Россия не восставала уже никогда - даже в годы краха Советского Союза, когда один за другим поднимались на борьбу порабощенные Россией народы, само русское сопротивление злу ограничилось небольшой площадкой у "Белого дома" в августе 1991 года.

До сих пор в России не дана должная оценка новочеркасскому расстрелу, а именами палачей названы улицы и площади. Так вот, пребывание Надежды Савченко в этом последнем городе русской свободы - это дань уважения тем, у кого хватило выйти на улицы в те сумеречные годы и одновременно пощечина тысячелетнему русскому рабству.

Надежда - не только наша соотечественница, она соотечественница тех, кто когда-нибудь в последнем голодном порыве выйдет на улицы Новочеркасска и других городов России, чтобы не оставить камня на камне от воровского режима и покарать его предводителей.

В свободе - все соотечественники.