Виталий Портников: Упущенная выгода

Виталий Портников

Санкции – это на самом деле единственное, что беспокоит Кремль.

Российская Государственная Дума на сегодняшнем специальном заседании рассмотрит вопрос о денонсации российско-украинских договоренностей, касающихся базирования Черноморского флота. Среди прочих могут быть отменены и пресловутые Харьковские соглашения, в свое время ставшие первым шагом в превращении режима Виктора Януковича в марионеточный. Теперь премьер-министр России Дмитрий Медведев говорит о необходимости взыскать с Украины "недополученные" по харьковской скидке деньги, называя их "упущенной выгодой".

Со стороны это может выглядеть еще одним проявлением обуявшего российское руководство психоза. Страна, оккупировавшая часть другого государства, намеревается не просто отказаться от соглашений, регулировавших нахождение на отторгнутой территории собственных военных но и с помощью международного - ! – правосудия взыскать деньги, недополученные, по существу, за то, что оккупация не состоялась несколькими годами раньше. Но мы имеем дело не с психозом, а с расчетом.

Судя по телефонным переговорам президентов Российской Федерации и Соединенных Штатов, состоявшихся по инициативе Владимира Путина – и срочной встрече руководителей российского и американского внешнеполитических ведомств – в Москве поняли, что экономика "всемирной автозаправки" не выдержит долгого противостояния с цивилизованным миром. А, может быть, понимали это изначально – и именно этим пониманием и объясняется суета с несколько раз переносившимся крымским референдумом, маневры у украинских границ и прочие элементы запугивания, которые позволят Путину выглядить миротворцем, ничего особо не предпринимая и даже не решая вопрос об оккупации Крыма.

На этом фоне российские предложения об административно-территориальном переустройстве нашей страны, денонсация российско-украинских соглашений и прочие действия в политическом и экономическом направлениях не что иное, как создание сильной переговорной позиции – так, как ее понимают в Москве. Не хотите соглашаться с аннексией Крыма? А мы требуем от вас федерализации! Не соглашаетесь с тем, что Севастополь – российский город? А ну-как немедленно заплатите за газ, который мы вам поставляли по Харьковским соглашениям !

Со стороны такой диалог, опять-таки, напоминает общение с параноиком – но если посмотреть на него глазами российского руководства, лучшей позиции и не сыскать. Москва постоянно придумывает поводы для переговоров, которые должны отдалить обсуждение вопроса по существу. Вместо того, чтобы говорить о последствиях преодоления оккупации украинской территории, Киев и Запад будут вынуждены обсуждать с Москвой всякую чушь вроде федерализации или отмены Харьковских соглашений. Мы прекрасно понимаем, что Россия проиграет любой международный арбитраж по Харьковским соглашением потому что суд, который признает законность включения Крыма в состав России, просто не существует вне границ самой страны-оккупанта. Но, тем не менее, вынуждены будем обсуждать, что-то доказывать – а потом Москва откажется от своего требования – например, в обмен на отмену санкций против какого-нибудь Тимченко или Ковальчука.

Потому что санкции – это на самом деле единственное, что беспокоит Кремль. И перед встречей с Джоном Керри это признал и Сергей Лавров, в телевизионном эфире призвавший не делать вид, что Москва имеет дело с ерундой. Россия просчиталась с уровнем международной реакции на оккупацию Крыма и сейчас предпринимает отчаянные усилия для спасения того, что невозможно спасти - собственной сырьевой экономики и возможностей ближайшего окружения Владимира Путина. И все разговоры об упущенной выгоде – попытки добиться смягчения уже работающих санкций и недопущения новых путем выдвижения собственных условий, от которых можно будет потом спокойно отказаться.

В этой ситуации главное не расслабляться и не воспринимать российские угрозы всерьез. Россия опасна только тогда, когда она бряцает оружием – во всех остальных случаях мы имеем дело с неминуемой агонией. Ну а на бряцание должен быть простой и ясный ответ: сильная армия на востоке, созданием которой мы должны озаботиться пока еще есть время. Против сильной армии агрессор не полезет. И свою экономическую репутацию он тоже не восстановит. Нам останется только дождаться его краха.

Российские военные отходят от границы Украины