Виталий Портников: Юго-Восток ему не нужен

Виталий Портников

Самая важная задача украинского руководства – наладить диалог с избранными властями Донбасса и не вступать в переговоры с агентами чужих спецслужб и прочей швалью.

Российский президент Владимир Путин опроверг возможность аннексии его страной украинского Юго-Востока и вновь призвал руководство соседней страны к "диалогу с собственным населением". Путин сделал это заявление в интервью французскому телеканалу TF1, следовательно речь идет о тех тезисах, которые оказавшийся после аннексии Крыма в международной изоляции российский правитель будет отстаивать в Нормандии, на встрече с лидерами стран цивилизованного мира.

Понятно, что политическим заявлениям Путина верить нельзя. Отказ от собственных обязательств и даже откровенная ложь – политический стиль российского руководства, и в Москве никто не стесняется "обмана" потенциального противника. Но, тем не менее, на сегодняшний день ясно, что Путин взял курс не на открытую интервенцию против нашей страны, а на ползучую дестабилизацию с помощью диверсантов и наемников. Его главная цель – склонить избранное народом руководство Украины к диалогу с проходимцами, "выкрикнутыми" на митингах сепаратистов после утверждения их кандидатур российскими спецслужбами. Путин сам показал пример эффективности такого диалога, когда подписал договор о присоединении к России Севастополя с проходимцем Алексеем Чалым, которого митинг сепаратистов провозгласил "мэром" этого украинского города.

Но будем справедливы. Полномочия Чалому на подписание соглашения с Путиным предоставил избранный населением Севастопольский горсовет. Оставив за скобками право горсовета вообще делегировать полномочия, касающиеся государственной принадлежности города – это уже вопрос ответственности не только Чалого, но и депутатов – заметим, что "народные" мэры, губернаторы и прочие авантюристы на Донбассе таких полномочий не имеют. Они – никто. Просто бандиты. И именно разговора с бандитами Путин и жаждет – чтобы показать, что законная власть Украины находится на той же шахматной доске, что и какой-нибудьГубарев с Болотовым или Пушилин с Гиркиным.

Когда российское руководство пошло на переговоры с руководством Чеченской Республики Ичкерия, провозгласившей свою независимость и оказавшейся в центре начатых Москвой военных действий, опять-таки, соглашения достигались с политиками, избранными народом. Джохар Дудаев был избранным президентом Ичкерии. Зелимхан Яндарбиевбыл вице-президентом, возглавившим республику после гибели Дудаева.Аслан Масхадов был избранным президентом Ичкерии. И поэтому в достижении с ними соглашений была логика диалога с народом, стремившимся создать собственное государство, независимое от недавних колонизаторов. Кого представляет Губарев? Кого представляет Болотов? Кого представляет Пушилин? Кого представляет Бородай? ФСБ? СВР? Суркова? Путина? Кадырова? Но ФСБ, СВР, Сурков, Путин и Кадыров – это не украинский народ и даже не население Донбасса. Они и россиян-то представляют все с большим трудом.

Поэтому самая важная задача украинского руководства – наладить диалог с избранными властями Донбасса и не вступать в переговоры с агентами чужих спецслужб и прочей швалью. Платформой для таких переговоров могут стать даже внеочередные выборы местных советов в Донецкой и Луганской областях. Но для того, чтобы такие выборы состоялись, Путин должен отказаться не только от аннексии, но и от дестабилизации Юго-Востока.