Геннадий Москаль: столько шоу не было до прихода к власти Партии регионов

Геннадий Москаль

Родился в 1950 г в селе Задубровка Черновицкой области в семье военнослужащего.

В органах внутренних дел с 1975 г . В 1976 г. закончил Киевскую высшую школу милиции МВД СССР им. Феликса Дзержинского, в 1982 г. – Академию МВД СССР ордена Трудового Красного Знамени.

С декабря 1995 г. по октябрь 1997 г. - начальник управления МВД в Закарпатской области. С октября 1997 г. по май 2000 г. - заместитель министра внутренних дел – начальник главного управления МВД Украины в Автономной республике Крым. С мая 2000 г. по июнь 2001 г. – заместитель министра внутренних дел – начальник управления МВД в Днепропетровской области.

Июнь 2001 г. – сентябрь 2002 г. – председатель Государственного комитета по вопросам национальностей и миграции.

С февраля 2005 г. по декабрь 2005 г. – заместитель министра внутренних дел – начальник уголовной милиции г. Киева. С декабря 2005 г. по апрель 2006 г. – председатель Луганской областной государственной администрации. 9 января 2007 г. назначен заместителем председателя СБУ. В октябре 2007 г. на досрочных парламентских выборах стал народным депутатом Верховной Рады по спискам избирательного блока «Наша Украина – Народная самооборона». В 2012 г. вернулся в парламент уже по спискам «Батькивщины» (по квоте партии «Фронт змин»).

– Наша семья жила в пригороде Черновцов, который потом был присоединен к Черновцам. Электричество появилось у нас в доме, когда я закончил 8 классов. В 1966 году, когда я поступил в Черновицкий техникум железнодорожного транспорта, в техникуме был актовый зал, в котором постоянно работал телевизор – вот тогда я и познакомился с телевидением.

– А когда в вашей семье появился телевизор?

- Мне было уже 16 лет. У телевизора был очень маленький экран, была всего одна программа или две. Мне тяжело вспомнить марку, возможно, он назывался «Рекорд».

Вообще в те годы основным источником информации служила радиоточка, которая еще была неизвестно чья, скорее всего – румынская, потому, что до 1944 года Черновицкая область была территорией Румынии. Радио представляло собой кусок черного картона, к которому крепился сам передатчик, все слушали новости. Иногда его вешали в общественных местах на столбах – так люди услышали о первом полете в космос, например, я о Юрии Гагарине именно так и узнал.

В те времена было мало политических новостей. Благодаря плодотворной работе Центрального комитета КПСС, в принципе, как и сегодня, благодаря Партии регионов, президенту Виктору Януковичу и лично премьер-министру Николаю Яновичу Азарову, так и тогда – благодаря лично Леониду Ильичу Брежневу, выдавали в эфир дозированную информацию. Наша семья не выписывала советскую прессу, у нас не читали ни «Правду» ни «Труд», ни «Известия» ни «Советскую Буковину» - газету областного комитета Компартии УССР. У нас никто в семье таких газет не читал, поэтому основным источником информации было радио.

В 1970-х годах появилась рассрочка, и таким образом можно было купить телевизор. Но все равно были очереди, сегодня можно Bentley быстрее купить, чем в то время телевизор.

– Какие передачи вы смотрели?

–Я смотрел «Человек и закон» - вел эту программу профессор Михаил Бабаев, мне повезло узнать его, я в 1982 году поступил в Академию Министерства внутренних дел Советского Союза, он у нас лекции читал, а в нашей группе вел семинарские занятия. Первым делом он спросил: «Меня тут все знают?».

Но в основном я тогда увлекался музыкой, смотрел только музыкальные программы и слушал радио. Помню, у нас говорили: «Если ты сегодня слушаешь джаз – завтра родину продашь». Я жил в 30 км от границы с Румынией, и, несмотря на то что генеральным секретарем был Николае Чаушеску, румынское радио вовсю крутило эстрадные песни, разные европейские шлягеры и тому подобное.

Транзисторы VEF, «Спидола» тогда были только у людей с определенным достатком. А я был не из бедной, а из очень бедной семьи, поэтому мне, к сожалению, не посчастливилось иметь собственный радиоприемник. Но мы по воскресеньям собирались у тех, у кого были транзисторы, слушали передачи на румынском языке. Я до сегодняшнего дня могу общаться на румынском языке, а тогда мы понимали, о чем поют и что говорят.

– Что сейчас для вас представляет телевидение?

– Меня больше интересуют исторические передачи, я не люблю эти шоу, которыми сегодня специально вытесняют политику. Когда-то, при советской власти, было такое представление: видите, на Западе что показывается - сплошные убийства, наркотики, проституция, – это все для того, чтобы отвлечь народ от социальных проблем. Сегодня наше телевидение исполняет такую же роль – отвлекает народ от социальных проблем разными шоу.

Такого количества шоу не было до прихода к власти Партии регионов. Все, что хочешь – и «Рассмеши комика», и «Х-фактор», и «Голос страны», и танцы, и музыка, и все-все-все. Политические украинские передачи я не смотрю - ни «Шустер live», ни «Большую политику с Евгением Киселевым». Это уже не те передачи, которые были сначала, это эрзац-продукт, согласованный с администрацией президента. Телевидение, которому я доверяю на сегодняшний день – это канал ТВі и частично, как говорят в опросах – доверяю «5 каналу». Если есть интересный фильм – посмотрю с удовольствием, но я не смотрю детективы.

– А какие жанры кино вам интересны?

– Только исторические. Все-таки нужно сказать, что российское телевидение показывает очень много исторической правды, исторических расследований, время от времени смотрю программу «Следствие вели с Леонидом Каневским», которая строится на расследовании реальных фактов, раскрытии конкретных преступлений. Мне это интересно с профессиональной точки зрения.

Есть у меня в пакете неплохой канал «Глас». Поскольку мне очень нравятся монастыри, один раз я смотрел передачу «Румыния православная», и увидел в ней монастырь, который называется Нямц. Он всего в 80 км от границы, это для них все равно что для нас, например, Почаевская лавра.

Мы поехали, нашли этот монастырь, узнали, что его основатель был из Украины, святой Паисий, который был родом из Полтавы, и мы были очень удивлены, что об этом очень мало знают. Когда количество монахов дошло до 1000, этот святой Паисий оставил 100 человек, а остальным 900 дал команду пойти паломниками по миру и основать монастыри, но не всем удалось это сделать. Хотя они основали много монастырей, в том числе знаменитый Соловецкий монастырь. Я специально поехал в Приднестровье, чтобы увидеть монастырь Нямц - в нем, кстати, есть иконы работы Васнецова.

А как только я вижу политические передачи, я сразу переключаю, меня они абсолютно не интересуют.

– Как вы реагируете, когда видите себя по телевизору? Критически к себе относитесь?

– Я себя никогда не смотрю. У меня есть знакомые, которые могут мне сказать правду. После передач я им звоню, но сначала предупреждаю их: а ну, посмотри. Ну и спрашиваю потом: «Ну, как было?». – Отвечают: «Хорошо» или «Не очень».

– Доверяете в этом плане товарищам?

– Да, доверяю. Я сам могу, как говорят, завысить свою собственную самооценку, поэтому лучше интересоваться мнением со стороны.

– Что бы хотели видеть на украинском телевидении? Вы говорили, хотите больше исторических программ, может, есть еще что-то, чего вам не хватает?

– Есть определенный сегмент зрительских симпатий. Есть люди, которые любят мелодрамы, другие – смотрят мыльные оперы, музыкальные, развлекательные программы, юмористические. Вот звонят мне, говорят: «Будет 95-й квартал». Я посмотрел один раз, второй – ну одни и те же персонажи, одни и те же шутки, только под разным соусом. Та же Тимошенко, Янукович, Азаров, Черновецкий – может, им не из кого выбирать…. Они варятся в собственном соку, я больше их и не смотрю.

У нас в Верховной Раде VI созывеа было очень много национал-патриотов, которые рассказывали, что советская власть душила все украинское, не давала ничему развиваться. Я всегда с ними спорил, соглашался с тем, что у советской власти было много идеологических пороков, но где за 21 год независимости новая «Червона рута»? Где «Черемшина?», где «Водограй»?

– Бытует мнение, что будущее телевидения – весьма туманно и в скором времени его окончательно вытеснит интернет-телевидение. Какая, по-вашему, перспектива у обычного телевидения?

– Украинское телевидение серое. Я же говорил, что смотрю исторические, познавательные программы. На мой взгляд, российское телевидение намного профессиональнее. Я их политические программы также не смотрю, и что там делает Владимир Путин, меня мало волнует, также как и что делает Виктор Янукович или Николай Азаров.

Информационным пространством завладел низкопробный продукт, политические программы заменены разными развлекательными шоу, на мой взгляд, низкопробными, они рассчитаны на средний культурный уровень.

– Но люди смотрят…

– Люди разговаривают на суржике, Верка Сердючка так разговаривает - и всем это нравится. Интеллигентов у нас единицы, а 99% населения все это нравится, вот они и смотрят себе на здоровье. Я очень часто на региональном телевидении выступаю, там зрители в прямом эфире задают разные вопросы. Но штабы политических противников не спят и начинают на меня, как говорится, «катить бочку». Я говорю: «Уважаемый, скажи, пожалуйста, это единственная программа, которая есть в наборе твоих телеканалов?» Есть другие - так переключите, если я вас так раздражаю! Переключи, чего ты смотришь, мучишься, брызгаешь прямо через экран на меня слюной!

– Может, вы у них интерес вызываете…

– Говорю: переключите немедленно и у вас пройдет вся головная боль! Хорошо, что сегодня есть разнообразие программ и тому подобное. Когда у меня бывает плохое настроение, я прихожу домой и смотрю румынский телеканал «Этно-ТВ».

Народные песни, все шлягеры старые, забытые – они это показывают круглосуточно. Там каждый регион, как и у нас в Украине, имеет свои народные костюмы, народные головные уборы и тому подобное. Украина, у которой есть гуцулы, лемки, бойки, буковинцы, галичане, запад, юг – она тоже бы могла такое сделать, я думаю, эта программа бы была абсолютно востребована на сегодняшний день, потому, что любой человек может испытывать ностальгию.

Я вырос абсолютно на других песнях, у меня дома есть весь Валерий Ободзинский, песни, которые ранее были очень популярны – «Эти глаза напротив», «Льет ли теплый дождь, падает ли снег» и тому подобное. Вот недавно я, будучи в Польше, купил сборник Анны Герман, не нашей Герман, не дай бог, чтобы она запела, боже упаси!

 "Свободная пресса"

Автор: Наталия Литвинова