Виталий Портников: Границы свободы

Виталий Портников

Если бы американцы ходили строем – они бы поддерживали Путина.

Прилет в Киев государственного секретаря Соединенных Штатов – очередной сигнал того, что американцы не собираются забывать о конфликте, который, на первый взгляд, лежит на периферии их геополитических интересов. В самом деле, имеет ли для США решающее значение, где будут проходить границы российского влияния или государственные границы Российской Федерации? Экономический вес России в современном мире столь ничтожен, а политические возможности столь локальны, что никакое продвижение в Украину – или даже в Казахстан – не оживит даже призрак советского монстра. Россия может смешить, раздражать, удивлять, но не пугать. Для американцев это больше даже не "Верхняя Вольта с ракетами". Это – клоун с боеголовкой.

Но есть нечто большее, чем границы влияния или государственные границы. Это – границы свободы. И попытки перемещения таких границ с помощью силы всегда вызывали негодование в американском политическом истеблишменте и возмущение в американском обществе. Именно благодаря такому восприятию реальности ценящая свою и чужую свободу Америка стала единственной сверхдержавой современного мира, а культивировавший рабство Советский Союз исчез. И такая же судьба постигнет любую державу, которая пытается подменить свободу экономическими успехами или идеологическими мифологемами. Мир просто так устроен: свободный человек развивается, а раб рано или поздно деградирует, даже если он президент или член политбюро.

Конечно, можно сказать, что в этом своем отношении к свободе американцы корыстны. Свободное государство предсказуемее любой диктатуры, можно иметь разные взгляды на жизнь с его руководством или даже с его обществом – но от свободной страны никогда не ждешь удара в спину. А диктатуры только и занимаются ударами в спину при довольном повизгивании собственных подданных. Разве нападениеГитлера на Польшу не было ударом в спину? А нападение Сталина на Финляндию? А нападение Путина на Крым? Всюду – один и тот же почерк и один и тот же визг. Визг, который никогда не поймут ни в одной свободной стране.

Но, пожалуй, только этим американская корыстность и ограничивается. И это непонимание американского мотива – то, что дезориентирует и агрессора, и жертву. Американцы так долго не поставляют нам оружие не потому, что готовы отказаться от поддержки Украины, а потому что – как и в любой демократической стране – вынуждены придерживаться процедуры и правил политической дискуссии. Да, они не едины и не ходят строем, да они с трудом приходят к выработке точного решения. Если бы они ходили бы строем – они бы поддерживали Путина. Именно поэтому может сложиться впечатление, что американцы медлят. И это отнюдь не только наше впечатление. Так было на протяжении всей истории ХХ века. Американцы медлили всегда – что нередко приводило к излишним жертвам и усиливало веру агрессора в то, что его боится весь мир.

Но агрессор ошибается. Соединенные Штаты не принимают решение за 24 часа. Но они остаются на стороне тех, кто готов бороться за свою свободу. И с этого пути они не сворачивают, просто не могут свернуть. Потому что этот путь – и есть то, благодаря чему они существуют.