Почему европейские санкции способны уничтожить российскую экономику

"Запад до последнего надеялся на благоразумие российских правителей, но оставил эти надежды после катастрофы малайзийского «Боинга» и невразумительной реакции Владимира Путина. Цена, которую придется заплатить агрессору, ясна – крах российской экономики.

Но в российском случае риски куда серьезнее: потому что в этой стране крах экономики практически всегда оборачивался развалом государственности."

Еще несколько недель назад руководители российской гражданской авиации и «Аэрофлота» говорили о новой эре авиационных перевозок – ведущая авиакомпания России решила создать собственного лоукостера. Рынок авиаперевозок в России – а эта страна последовательно отказывается от переговоров об открытом небе с цивилизованным миром – становился более дешевым и более доступным обычным гражданам. Но испытания Крымом российский лоукостер не выдержал.

В заявлении о прекращении полетов, распространенным «Добролетом», указывается, что работа авиакомпании стала невозможной именно вследствие европейских санкций. Лоукостер «выпал» из правового поля, так как существовал в мире договорных отношений – лизинг, страховка, техническое обслуживание… На примере «Добролета» России просто продемонстрировали, что никакой собственной гражданской авиации у этой страны просто нет и быть не может. Мир изменился. Если завтра европейские и американские санкции будут наложены на «Аэрофлот», российскому авиаперевозчику тоже придется опуститься на землю. Как, впрочем, и всем остальным компаниям, летающим в Крым и использующим международную правовую систему и самолеты зарубежного производства.

Виталий Портников: Доверия больше нет

Уже через год на авиационном рынке России могут остаться только карликовые компании, летающие на старых отечественных бортах без соответствующих страховых обязательств. Да, это увеличит риск полетов – но летали же мы в советское время и не боялись. В конце концов, тогда о катастрофах не сообщали – и сейчас можно отказаться от печальной информации, чтобы не нервировать потенциальных пассажиров компании «Грозный авиа» и прочих потенциальных хозяев авиационного рынка России.

Но дело, конечно, не только в «Добролете». Дело вообще не в авиации. Дело в интеграции. Россия до такой степени зависима от внешнего мира, что в случае конфликта с Западом риски для ее экономики возрастают до крайней степени опасности. Финансовая система может просто исчезнуть после того, как из нее «выпадут» ведущие государственные банки. Компании, оказывающиеся под санкциями, вынуждены сворачивать работу – в ситуации с «Добролетом» это стало очевидным просто потому, что авиакомпания, в отличие от банка или энергетического концерна, перевозит сторонних людей и вынуждена сообщать о последствиях незамедлительно. Ну а следствие краха финансовой системы и ведущих компаний – инфляция, крах национальной валюты, обвал рынка недвижимости, безработица, отказ государства от обязательств, развал социальной сферы, дефолт, гражданские и межнациональные конфликты. И для России это уже не будущее. Потому что конец «Добролета» уже произошел.

Когда западные политики говорят, что Россия заплатит свою цену за агрессию против Украины, они не шутят. Запад до последнего надеялся на благоразумие российских правителей, но оставил эти надежды после катастрофы малайзийского «Боинга» и невразумительной реакции Владимира Путина. Цена, которую придется заплатить агрессору, ясна – крах российской экономики. Но в российском случае риски куда серьезнее: потому что в этой стране крах экономики практически всегда оборачивался развалом государственности. Посадка «Добролета» – это просто начало конца.

Виталий Портников, КОНТРАКТЫ.ua