Віталій Портников: О, этот дивный новый мир! Мир маразма

Віталій Портников

Если "регионалам" удастся взнуздать общество, они будут править до старости и торжественных похорон на Байковом

В мелочах украинская система уже напоминает брежневскую – культ партии и ее вождя, зависимость сохранности денег от должностей, посольские ссылки – все это у нас уже есть.

Кажется, еще в период первого срока президентства Владимира Путина в офисах российских демократических редакций и общественных объединений появился шутливый плакат, изображавший российское руководство спустя 20-25 лет – состарившиеся чиновники с животами и орденами, но на тех же должностях... Плакат так напоминал запомнившиеся по советскому времени изображения престарелых членов Политбюро, что казался чем-то совершенно нереальным. Но оказалось, что сами российские руководители не воспринимают бесконечное властвование как шутку.
Законопроект о продлении предельного возраста высокопоставленных чиновников до 70 лет внес в Государственную Думу лично Владимир Путин – кто же еще! Таким образом, предельный возраст пребывания на высоких должностях увеличивается на 10 лет – "в целях сохранения на гражданской службе высококвалифицированного руководящего кадрового состава". Уже сейчас до 70-ти в России могут работать судьи, работники Генеральной прокуратуры и Следственного комитета. В Кремле называют президентское предложение логичным продолжением этой тенденции.

В логике Владимиру Путину действительно не откажешь. Как нельзя было отказать в логике соратникам Леонида Ильича Брежнева. Все блага советской жизни они получали исключительно на высоких должностях – дачи, квартиры, машины, спецпайки, поездки за границу. С возможностями высокопоставленного руководителя не мог конкурировать даже персональный пенсионер союзного – ! – значения. Назначение послом эти люди воспринимали как ссылку, как страшное оскорбление. Поэтому доходило до маразма.

Престарелый Алексей Косыгин был страшно оскорблен, когда после клинической смерти – ! – был снят с должности председателя совета министров СССР. Не только сам он, но и его не менее юные помощники были уверены, что Леонид Брежнев просто воспользовался пустяковым заболеванием коллеги – Косыгин попросту утонул и его вернули к жизни чудом – чтобы подсидеть главу правительства.

Другой престарелый вождь, Андрей Кириленко, работавший секретарем ЦК КПСС и фактически замещавший Брежнева по партийной линии, в конце своей руководящей деятельности уже никого – в том числе и Брежнева – не узнавал, что не мешало ему руководить страной. Но пенсия все равно была страшнее, потому что лишала льгот.
Нынешние российские руководители защищают те же блага, только несоизмеримо большие – они охраняют свои средства. Можно ли сохранить столько денег, да еще и обеспечить будущее семьи, оказавшись на пенсии – это еще очень большой вопрос. Когда Путин и другие оказались у "кормушки", они были достаточно молоды.
Но время идет, а системы, гарантирующей сохранность собственности вне власти, так и не создано – более того, эта система существует в коррупционных коридорах, выход из которых чреват не только потерей власти и денег, но и потерей свободы. Поэтому они и защищаются – защищаются бесконечностью. Их подлинное стремление – уйти из власти на лафетах, как их предшественники из Политбюро.

Украинская власть эволюционирует в этом же геронтологическом направлении. Выдвиженцы Партии регионов просто уже не могут потерять должности – вне власти их ждут расследования, утрата собственности, а возможно и свободы.
Поэтому если "регионалам" удастся взнуздать общество, они будут править до старости и торжественных похорон на Байковом. В мелочах украинская система уже напоминает брежневскую – культ партии и ее вождя, зависимость сохранности денег от должностей, посольские ссылки – все это у нас уже есть. И осталось лишь несколько последних штрихов, чтобы мы на полном ходу въехали в мир старческого маразма, чтобы когда-нибудь встретиться в этом перевернутом мире с Владимиром Путиным и Александром Лукашенко.