Виталий Портников: Остался один Донбасс

Виталий Портников

Вопрос Донбасса не решается в отрыве от Сирии – и наоборот.

Пресс-секретарь Госдепартамента Марк Тонер заявил, что Соединенные Штаты будут продолжать взаимодействовать с Россией по урегулированию ситуации в Донбассе – несмотря на отказ от двустороннего взаимодействия в других областях. Проще говоря, если раньше Соединенные Штаты старались добиться прогресса по Сирии и оставляли урегулирование ситуации на Донбассе европейцам, теперь администрации Обамы остался один Донбасс.

Но означает ли это, что урегулирование ситуации на Донбассе действительно сдвинется с мертвой точки? Я вовсе не был бы таким оптимистом – или пессимистом, это уж с какой стороны посмотреть. Потому что это урегулирование – если рассматривать его в логике Минских соглашений – требует значительных уступок с обеих сторон. И Украина к таким уступкам очевидно но не готова.

Но даже если бы и была готова, это не смогло бы отменить того простого факта, что Путин не собирается уходить с Донбасса просто так. Я бы даже сказал – вообще не собирается уходить. Принимая решение об отказе Москвы от уничтожения оружейного плутония, российский президент весьма четко обозначил, что его не устраивает в российско-американских отношениях. Недовольство Путина можно свести к одному слову: давление.

Российский правитель не хочет, чтобы ему мешали делать все, что он пожелает – и внутри страны, и вне ее. Именно поэтому "закон Магнитского", который был принят конгрессом в ответ на варварские действия российских силовиков, в его условиях соседствует с санкциями, которые введены за Крым и Донбасс. А ведь впереди могут быть и новые элементы давления – за Сирию.

Поэтому, какими бы ни были намерения американской администрации – нынешней или новой – вопрос Донбасса невозможно решить в отрыве от решения вопроса Сирии, а вопрос Сирии – в отрыве от вопроса демократизации в России. Да, это один пакет проблем. И решаются они очень просто. Либо американцы соглашаются с тем, что Путин может делать все, что ему заблагорассудится – и не столько с ним договариваются, сколько взаимодействуют, понимая, что он их все равно обманет. Либо – последовательным и жестким давлением дают понять, что российскому президенту придется вернуться к соблюдению норм международного права – иначе он столкнется с коллапсом экономики собственной страны и крахом режима. Путина нужно заставить уйти из Донбасса и Сирии, что должно стать прелюдией к отказу от участия в других конфликтах и началом демократизации в России. Или согласиться с тем, что он и далее будет генерировать нестабильность всюду, где только сможет.

Никакого промежуточного решения в этом вопросе просто нет – какими ни были бы те самые благие намерения, которыми, как известно, устлана дорога в ад.