Юлия Латынина: ПРАВО ИЗБИРАТЕЛЯ НА ВОДКУ

 

ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА

Михаил Златковский

 

Как и еще 28 тыс. человек, на выборах в воскресенье 4 марта я была наблюдателем. Причем наелась я сладким два раза: сначала я зарегистрировалась наблюдателем на участке, потом в середине дня уехала с мобильной группой ловить нарушения, а к восьми вернулась и до половины пятого утра смотрела, как считают бюллетени.

О впечатлениях — подробно в «Новой», а здесь коротко о двух более всего поразивших меня вещах.

Во-первых, у нас на участке № 79 (Столовый пер., д. 10) были абсолютно честные выборы, и на них победил Прохоров. Прохоров набрал 561 голос, Путин — 525.

Я не знаю, почему участок № 79 был честный. Может, ровно потому, что наблюдателем была Латынина.

Я, конечно, понимаю, что центр Москвы — не рабочая окраина, но с учетом фальсификаций, которые я видела на других участках, я бы определила количество голосов, реально поданных за Путина в Москве, в 33-35%. 

И второе. Наша мобильная группа отслеживала работников Объединенной энергетической компании, собиравшихся участвовать в карусели. К 10 утра мы приехали к офису ОЭК в Филях и смотрели там, как людей набивают в автобусы, а два наших человека даже прошли и сели в автобус, после чего одни автобусы поехали в Чертаново, а другие — в Царицыно.

Мы поехали в Царицыно, было очень удобно следить, потому что наш человек в автобусе спокойно звонил нам и писал эсэмэски, но карусельщиков мы спугнули, потому что за нами по нашей же наводке приехала съемочная группа РЕН ТВ и кинулась к автобусам с камерой. После этого начальники автобусов на час впали в ступор, а потом велели людям выйти из автобуса, идти на участок № 1946, там голосовать всего один раз, понятное дело, по «дополнительному списку», куда они были внесены заранее, и расходиться.

На участке, разумеется, образовалась гигантская очередь из не очень трезвых людей, потому что работники ОЭК часа два бухали у офиса на морозе, а потом пили еще и в автобусах.

Так вот: несмотря на то, что у этих людей убили выходной, что их два часа считали и пересчитывали, как скот, что их потом другие два часа мариновали в автобусе (это, извините, даже физиологически нелегко), они все выстроились и покорно голосовали за Путина. Было видно, как они голосовали.

Успешные, хорошо зарабатывающие люди голосовали против Путина, а забитые, запуганные, бедные люди реально голосовали «за».

И вот сначала я очень гневалась на этих карусельщиков, на люмпенов, которым платили по 600 руб. за приход на путинский митинг, на горе-избирателей, которым платили 400 руб. за открепительный. Мне даже подумалось, что таких избирателей надо лишать избирательных прав за злоупотребление процедурой выборов, как водителей лишают водительских прав за пьянство на дорогах. 

А потом я подумала, что ровно наоборот. Это современная система всеобщего голосования устроена неправильно и ограничивает избирателя в его выборе. Вот, допустим, избирателю предлагают: голосуй за кандидата А или за кандидата Б. А он не хочет А или Б. Он хочет бутылку водки.

Нужды этого избирателя стоит учесть. И предложить ему более широкий выбор. А именно: голосуешь за А, или за Б, или получаешь бутылку водки.

Ведь что делает «карусельщик»? Он продает свой голос. Но если он избиратель и если он этого хочет, надо предоставить ему такую возможность! Воля избирателя священна! Пусть приходит на участок и говорит: «Я не хочу ни А, ни Б, я хочу деньги». И он получает деньги, которые ему причитаются за отказ от права голоса (допустим, 1000 руб.), а его голос погашается и не участвует в голосовании, как не участвуют в акционерных собраниях казначейские акции.

Все будет легально. Определенная категория избирателей получит возможность получить в результате голосования то, что она хочет. А те, кто действительно заслуживает звания гражданина, получат возможность выбирать нормальных кандидатов.