Код доступа с Юлией Латыниной: Грузия опять преподала России урок

Авторская программа Юлии Латыниной.

Ю.ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. Юлия Латынина, в эфире «Код доступа» как всегда в это время по субботам. Облажалась я со своими предсказаниями и Гарри Кимович облажался. Российским военным не понадобилось приходить на помощь грузинской оппозиции, и грузинской оппозиции не пришлось просить защитника свободы Путина о помощи против кровавого тирана Саакашвили.

Грузинский народ сам отдал победу оппозиции, сделал то, что не успел сделать Путин. Напомню, что с учетом реформ, которые отдают после следующих президентских выборов реальную власть в руки премьера... Это значит, что в 2013 году грузинским премьером станет Борис Иванишвили, доказательств связи с Кремлем которого, упаси господи, ну, нет никаких кроме разве того, что господин Иванишвили выгодно перед выборами продал в России свои бизнесы. Это бывает. Вот, Александр Лебедев не может продать даже себе в убыток, а Борис Иванишвили продал с выгодой. У нас это бывает в странах, где государство... Ну, где, например, как говорят, Путин смотрит, чтобы Ротенберг купил водочный бизнес в Барде. Или где там власти лично распоряжаются, чтобы ВЭБ выдал кредит какому-то Амурметаллу. Вот в этой стране совершенно случайно Борис Иванишвили продал с выгодой свои активы. Это примерно как в Израиле бы в результате народных выборов пришел к власти политик, спонсируемый Хамас.

Собственно, Грузия опять преподала России урок, ответила на вопрос, совместимы ли в бедной стране демократия и всеобщее избирательное право с радикальными реформами экономики у государства. Напомню, что, все-таки, 10 лет назад Грузия была типичной fail-state. Света не было, тепла не было, нельзя было в Тбилиси найти вообще человека, у которого родственника или друга не ограбили бы или у самого не украли.

Помню замечательную историю, в Сванетии была ЛЭП. Вот, рядом с ней жила сванская семья, которая стреляла по проводам и, вот, когда она это делала, то Шеварднадзе издавал очередной указ, что дать такой-то семье денег и чтобы она не стреляла по проводам.

Помню, замечательные грузинские ведомства, включая абхазскую полицию в изгнании. Их было невероятное количество (силовиков), все они похищали людей, торговали наркотиками. Антитеррористическая бригада насчитывала 2 тысячи человек, но это не мешало Панкиси быть рассадником террористов. Сейчас в антитеррористической бригаде 50 человек, и Панкиси сидит тихо.

Соответственно, сейчас уровень преступности в Грузии самый низкий в мире. Сейчас при ответе на вопрос «Чувствуете ли себя вы ночью в безопасности на улице?» Грузия оказалась на первом месте в мире. То есть было чудовищное мафиозное государство, первыми лицами были или воры в законе, или воры в правительстве. Государство не работало. Если работало, то только затем, чтобы представитель мог безнаказанно убивать и грабить (ну, собственно, как сейчас в России). И, вот, из этого исходного материала Грузия превратилась в одно из лучших государств мира по степени прозрачности государственной инфраструктуры, удобства бизнеса. И оказалось, что для грузинского избирателя это ничего не значит. Потому что больше половины грузинских избирателей отдали свой голос оппозиции. Ну, что такое грузинская оппозиция, когда господин Хаиндрава встречается во Франции с десятком воров в законе? Бином Ньютона, о чем они договаривались. И, собственно, основной список этой оппозиции – это либо российские олигархи, которые сделали деньги, понятно, теми способами, которыми они делались в России начала 90-х, либо просто какая-то бандитская чиновничья (НЕРАЗБОРЧИВО) времен Шеварднадзе. И название потрясающе – «Грузинская мечта». Вот, грузинская мечта – лежа на диване, чтобы тебе подарили стиральную машину. Еще лучше, самолет. Ну, разумеется, не только грузинская мечта – это, собственно, любого люмпена мечта. Вот, мне даже Григорий Сомов по интернету пишет «Судьба реформаторов везде плачевна, а желающих халявы везде всегда хватает». Но пишет мне господин Сомов, главное, что демократия в неприкосновенности. Ребяточки, вам шашечки или ехать? Потому что грузинский эксперимент, по большому счету, закончен. Я не хочу сказать, что в Грузии будет такой уж ужас-ужас. Нет. Там проблема заключается в том, что если победит правящая партия на следующих президентских выборах, она пойдет на социальные уступки, растрачивая небольшой грузинский бюджет не на создание прозрачной государственной инфраструктуры, а на подкормку все тех же иждивенцев, которые зависят от государства. Ну, победит Иванишвили – понятно, что будет. Потому что тут уже образуется замкнутый круг: чем больше денег идет на прокорм иждивенцев, тем меньше желание избирателей работать.

Вот, чем больше избиратель считает, что ему должны, тем больше чиновников, которые распределяют то, что ему должны. Чем больше чиновников, тем больше коррупции. Чем больше коррупции, тем (и это очень важно) выше клиентский слой зависящих от чиновников людей. Вот это, собственно, самая важная вещь – существование такого клиентского слоя, таких групп интересов, которые губят рыночные реформы в современном мире практически везде. Потому что грузинское общество, в целом, выиграло от реформ Саакашвили. Ведь, самые могущественные его классы, начиная там, воры в законе, коррумпированные чиновники, тбилисская интеллигенция, они проиграли, потому что прозрачность государства и равенство правил игры не позволили Саакашвили создать вокруг себя то, ну, что, например, создавал вокруг себя Дювалье, позволяя тонтон-макутам делать что угодно и быть, соответственно, Дювалье обязанным всем. И, вот, именно потому, что государство было прозрачным, Саакашвили вынужден был избавляться и от бывших союзников, которые считали, что государство существует, чтобы набить его карман. С Кремлем Саакашвили поссорился по той же причине. Потому что там же не было принципиальных разногласий. Саакашвили очень хотел дружить с Путиным. Он приехал в Россию первой своей встречей, он молился перед встречей с Путиным в церкви. А Путин ему говорит «Да-да, будем дружить. Вот у вас замечательный министр госбезопасности Хабурдзания. Вы его не увольняйте». Хабурдзания, разумеется, был уволен не потому, что в пику Путину, а потому что в прозрачном государстве во главе госбезопасности не может находиться вот это. И, собственно, это такая очень печальная история (все, что произошло в Грузии, и не только в Грузии), которая меня многократно волновала, которой, кстати, много слов посвящено в моей книжке – это эффективность лжи, эффективность насилия.

Вот, я вам расскажу эпизод из моего любимого Ши Найаня, книги «Речные заводи», которая, кстати, не только моя любимая книга, но и любимая книга председателя Мао. А почему она была любимой книгой председателя Мао? Потому что там описан способ, которым разбойничья банда в средневековом Китае забирает себе все больше и больше влияния. И, например, один из эпизодов этой книжки такой.

Вот эта банда очень хочет завлечь в свои ряды... А эта банда, как бы, положительные герои книжки. Очень хочет завлечь в свои ряды одного из проштрафившихся военачальников, который сейчас отбывает срок где-то в местной китайской колонии. Этот военачальник уже не хочет идти в банду, потому что у него хорошие отношения с начальством колонии, он уже наполовину на свободе, он возится с 6-летним ребеночком, сыном начальника колонии, он его опекает, он в нем души не чает. И, соответственно, посланцам банды, которые к нему приходят и говорят «Ну, пойдем с нами, ты у нас будешь начальником», он говорит «Спасибо, ребята. Вот, я – законопослушный человек, и мне очень местный начальник оказал большое доверие, я его не хочу нарушать». И вот он все это им говорит, потом он возвращается с разговора и видит, что у ребеночка перерезано горло. И никуда не остается этому человеку как идти обратно в банду, потому что, ну, что же он может объяснить отцу этого ребенка?

Да, кстати, об эффективности лжи и насилия. Вот, есть такое замечательное государство Иран, тоталитарное мусульманское государство. Помните, было государство, называлось Персия? Вот, очень часто говорят «Константин Великий ввел христианство в Римской империи». Вообще-то он подражал при этом Персии, которая лет за 40 до этого ввела зороастризм как официальную религию (тогда же там пророка Мани удавили в тюрьме). Это была первая страна, которая ввела официальную государственную религию, которая была практически монотеистической, ну, дуалистической.

А как же исчезла вот эта вот религия? Как же исчезла эта сверхдержава, которая тогда соперничала с Римом за власть над Средиземноморьем? Вот, казалось бы, все были зороастрийцами. Куда же они делись? Вы будете смеяться: их даже не убивали. Просто после мусульманского завоевания было принято 2 закончика. Первый, зороастриец не может владеть рабом-мусульманином. Ну и в переводе это означает, что если раб принял мусульманство, он свободен. А мусульманин, конечно, может владеть рабом-мусульманином. И второй закончик. Если один из сыновей зороастрийца – мусульманин, то он все наследует.

Ну, я просто к вопросу о том, как эффективны такие вещи. Конечно, мы видим, что Европа сейчас живет по другим законам. И представляете, как было бы весело, если бы Европа тоже сказала, скажем, исламистам: «Вы знаете, все замечательно, мы тут очень уважаем замечательную религию ислам. Но поскольку ислам очень плохо относится к неверным, мы никак не можем вас оскорблять помощью со стороны неверных, поэтому мы ни одному мусульманину не будем давать пособий. Вот, ради бога, язычникам, адвентистам, зороастрийцам, кому угодно, но мусульман мы не можем оскорблять пособиями». Представляете, сколько бы в Европе осталось мусульман? Да? Это к вопросу об эффективности насилия. Извините, что так долго, но это важная тема.

И там третий вопрос, вот, с каких пор палестинцы стали ненавидеть евреев? Вы не задумывались? Ну, жили же вместе, в конце концов, несколько сотен лет. Были евреи в Палестине. И почему именно евреев? Почему, скажем, не британцев, которые были колонизаторами, почему, скажем, не немцев? Не знаю, знают ли слушатели, но в начале XX века очень много немцев было в Палестине – это была секта такая, темплары, которая приехала туда в ожидании судного дня. Ну, почему не темплары, это как раз более-менее понятно, потому что темплары к середине 30-х годов все стали становиться нацистами и, собственно, они были одним из тех каналов, через которые Гитлер возбуждал палестинцев против евреев.

Ну хорошо, почему там не какие-нибудь друзы были ненавидимы? Да, на бытовом уровне это все можно понять, потому что вот ты жил в своей несчастной деревне палестинской забитой Фелах и вдруг приехали какие-то евреи, осушили рядом болото. Они хорошо живут, ты плохо. Грабить их нельзя.

Но было 2 восстания, 1929 и 1939 года, организованные иерусалимским муфтием. Вернее, 2 резни против евреев. Как они были устроены? Абсолютно одинаково. Первое, ложь. Первый раз во всех мечетях сказали, что евреи взорвали мечеть Аль-Аксы, и пошли резать евреев. Второй раз во всех мечетях сказали, что они устроили резню арабов в Иерусалиме, и пошли резать евреев.

Вот, что делает нормальный человек, если ему солгали? Он обижается, вычеркивает лжеца из списков знакомых. Что делает толпа, которой солгали? Она возводит ложь в религию, убивает всех, кто говорит, что это ложь.

Значит, дальше. Была резня. Знаете, сколько евреев было убито в Иерусалиме в 1939 году? Отвечаю: 400 человек. А сколько было убито, внимание, во время этого восстания арабами арабов, которые не желали драться с евреями? Ответ: 8 тысяч. Там были еще обложены закятом на войну все сколько-нибудь состоятельные палестинцы, и была создана вот такая тотальная атмосфера лжи и насилия, в которой ты мог выжить, только если ты принимаешь эту ложь и творишь это насилие.

Что было следующее? Следующее было, конечно, 1948-49 год, бегство палестинцев с земель, на которых, как им сказали арабы, сейчас вас всех израильтяне вырежут. Как известно, израильтяне не вырезали тех палестинцев, которые остались. Ни одно арабское государство этих беженцев за исключением Иордании не пустило на свою территорию. Ни одно не дало ни гроша. Деньги давал Красный крест, зато арабские государства их распределяли и грабили. В этих лагерях была чудовищная грязь, антисанитария, сотни трупов в день. Все было сделано для того, чтобы сделать из этих лагерей рассадник ненависти. Ну, собственно, абсолютно та же стратегия «Чем хуже, тем лучше» была у Сталина, когда он бросал сотни тысяч солдат на штурм немецких укреплений со словами «А все равно во всем виноваты будут немцы». Если в России погибнет во время войны 20 миллионов человек, все равно всех спишут на немцев. Там, чем больше русских убьет Жуков, тем страшнее потом будет гнев русского солдата, когда он будет убивать все, что шевелится, в Восточной Пруссии. Да?

И что делает нормальный человек, когда он видит, что его использовали? Что братья-арабы не дали ему ни гроша, что его поселили в клоаке, что его брат и сестра умерли просто от бедности? Он, наверное, ненавидит тех, кто его использовал. А что делает толпа? Она начинает делать ровно то, что нужно тем, кто использовали.

Кстати, еще маленький вопрос. Почему, вы думаете, никакая Дженерал Моторс там не основала сборочного производства в лагерях палестинских беженцев? Вот, казалось бы, люди без работы, большой источник силы. Ну, согласитесь, это смешной вопрос. Кстати, ООН пыталась основать какие-то производства, уже потом сельскохозяйственные проекты, заводы. Знаете, что происходило? Первое, не было рабочей силы. «А зачем? Это неверные из ООН должны нас содержать». Людей работать не находилось, зато приходил бывший какой-нибудь мухтар, начальник арабской деревни, говорил «Ну, во-первых, я хочу быть начальником. Во-вторых, все мои родственники хотят быть начальниками». А что значит «быть начальниками»? Означает, подписывать бумажки. Ну, плюс там приходили федаины, крали все, что было завезено на стройку, и говорили «Если вы хотите, чтобы был завод, давайте на нем делать оружие».

Так вот. Я это к чему? Насилие и ложь эффективны. Да, вот это оказалось эффективно, что заплатили 2 миллиона долларов за съемку пыток, положили все это в сейф в мае, заплатили палачу, который пытал, за рассказы о том, что эти пытки делаются по приказу властей. И инфантильный избиратель сказал «Мне плевать на все доводы разума. И вообще я хочу Луну с неба, а мне седьмой год не дают, говорят «Сам работай».

Ведь, в сущности что произошло в Грузии? Экономика отставала от политики. Сингапура-то не получилось в Грузии. Сингапур получался только там, где была область ответственности государства. Вот, прозрачное государство, прозрачную полицию Грузия сделала. А где была область ответственности избирателей? Они немножечко как в палестинских лагерях беженцев, хотя, конечно, не до такой степени, говорили «А чего мы будем работать?» Вот, оказалось, что сделать так, чтобы бизнес можно было зарегистрировать за 15 минут, ну, гораздо проще, чем создать нацию бизнесменов.

И получается, что власть в бедной стране не может прыгнуть выше головы. Вернее, выше головы она может прыгнуть, но, вот, достать Луну с неба она не может. Она не может подарить всем по миллиону долларов и сделать так, чтобы ни единый чиновник не брал взятки и ни единый надзиратель не бил заключенного. А как выясняется, избирателю надо, чтобы прыгали выше Луны, ну или хотя бы красиво обещали.

И когда они скажут, что ничего страшного не произошло, демократия победила, ну, проголосовал избиратель за грузинского Жирика. Ну вот через 4 года Иванишвили ему не достанет Луну с неба, он его прокатит. Ага? Посмотрим на ситуацию поближе с учетом эффективности лжи и насилия. Возьмем там 3 главных страты, присутствующих в современном бедном, в том числе российском обществе – бизнес, люмпены, интеллектуалы. Что может пообещать Саакашвили бизнесменам? Парень, поддержи нас и тогда в стране будут низкие налоги и прозрачные конкурсы. А что может пообещать партия Иванишвили? «Слышь, пацан. Ну, ты видишь, там вот за хребтом Россия, вот, в ее главе стоят правильные пацаны. Теперь правильные пацаны пришли сюда. Ты нас поддержишь – ты налогов вообще не будешь платить. Ты про эти конкурсы забудешь, все так тебе дадим. Не поддержишь – раздерем». Вопрос, бином Ньютона, кого поддержат бизнесмены? Кого поддержат люмпены? А чего ему разочаровываться в Иванишвили?

Вот, вы, например, слышали, чтобы сицилийские крестьяне разочаровывались в мафии? Чем беднее человек, тем восторженнее он относится к малейшим подачкам, тем радостнее он внимает объяснениям, что жить плохая от того, что вокруг враги. Ну а когда все враги вокруг ликвидированы, то рот уже поздно раскрывать, потому что сам врагом станешь.

Есть еще интеллектуалы, молодые, которые сейчас на деньги правительства учатся во всяких американских университетах. Я напомню, что Грузия по примеру Сингапура оплачивала учебу таких интеллектуалов. То есть поступил, деньги тебе на оплату даются. Вопрос: кто из них вернется домой? Ну, Грузия, согласитесь, и так страдает от утечки мозгов. А вот можете себе представить, с какой радостью все эти интеллектуалы вернутся домой, там, с приходом Иванишвили и какой эффект отток этих интеллектуалов окажет на дальнейшую люмпенизацию населения.

Знаете, что меня всегда изумляло в грузинской оппозиции? Она, еще не придя к власти, она вела себя как российская власть. Вот там машины оппозиции, которые давят людей на митинге. Там в приемную Бурджанадзе, я помню, зашла, ну, слушайте, там, по-моему, было помощников, помощников помощников, секретарей помощников помощников больше, чем у Саакашвили.

И что начнется после того, как Иванишвили станет премьером? Я буду рада, если я опять окажусь плохим прогнозистом, но я думаю, что начнется сворачивание реформ. Не потому, что, конечно, идеалом Иванишвили является государство, где берут взятки и убивают на улицах. Просто потому, что надо расставить своих людей. А какие у Иванишвили верные люди?

Там дальше возможно 2 варианта. Возможно, будет тот момент, когда, с одной стороны, растерянный народ с изумлением наблюдает, как все эти вернувшиеся бывшие устраивают такой белый террор, да? Как давят людей на улицах, как ворье опять в бизнесе. Но при этом там полиция и армия еще не полностью зачищены от порядочных людей, и в этот момент повторяется ситуация, которая там была у Пиночета 11 сентября 1973 года, то есть полиция и армия еще здоровы, а правительство уже больное и заведомо больное, и там, допустим, происходит переворот, выгоняют парламент и говорят «Новые всеобщие выборы».

Ну, это один вариант. Честно говоря, на мой взгляд, менее вероятный. Более вероятный – это что, действительно, да, будут следующие выборы, даже, может быть, Иванишвили на них прокатят. Но все равно уйдет вот этот дух реформаторства, Грузия превратится в обычную закавказскую страну. Кстати, регион этот катится, в общем, в неприятную сторону – бакшиш, там, взятки, всем на все наплевать. В одну воду нельзя войти дважды. Реформы такого размаха удаются хорошо, если... Ну, хорошо, если раз в столетие. В России за все время ее существования они, например, случались только один раз при Петре Первом. И да, к сожалению, это проблема всеобщего избирательного права. И мы, например, видим те же яйца сбоку, только в Химках. Вот, сколько там Чирикова наберет? Ну, будем откровенны: не наберет она половину. Народ с визгом проголосует за человека, про которого Чирикова же сказала «Вот смотрите, его подпись под документом, который гласит, что государство обязуется обеспечить пробки в Химках, чтобы повысить доходы частной компании, строящей дорогу, кстати, в основном, на государственные деньги, кредиты, поручительства». А чего ему, избирателю? Это его деньги? Да его это не гребет. Что там наша несчастная Чирикова?

А Ромни? Вот сейчас были замечательные дебаты, и Ромни выиграл дебаты у Обамы с перевесом в 67%. Ну, ребята, это дебаты, не выборы. На дебатах слушают мозгами, а на выборах голосуют сердцем. За кого проголосует Америка, у которой там 47% граждан больше не платят подоходного налога и мессадж, что мы снизим налоги, со стороны республиканцев просто не доходит?

Еще один вопрос, до перерыва если успею, почему Катя Самуцевич отказалась от адвокатов. Ну, новый скандал в связи с Pussy Riot. А тут, знаете, все очень просто. Есть такой человек Анно Комаров с «о» на конце. То есть как «Анна», но только с «о» на конце. Он, вот, или она, или оно (ну, вот, мне очень трудно сказать), ЛГБТ-активист и друг Екатерина Самуцевич. Как все ЛГБТ-активисты он или она или оно, вот, они – люди нервные. Оно, как я понимаю, обвинил адвокатов Пуссей в том, что это он добился вручения премии ее клона, а они его даже не взяли на это получение. Ну, понятно, что есть, например, Петр Верзилов, муж Толоконниковой. Все его знают и, вот, Анно Комаровой тоже, наверное, было бы приятно ездить по заграницам, когда Самуцевич сидит, как мужу Самуцевич или жене Самуцевич (я опять просто не понимаю этого). Вот, соответственно, он и ЛГБТ-окружение Самуцевич, которая, действительно, очень искренний человек, которая много раз на суде говорила о правах геев, трансгендеров, лесбиянок, вот они обвинили защиту во всех смертных грехах, что они и славу себе присвоили, и деньги. А защищали, с точки зрения ЛГБТ-сообщества, на самом деле, активистов ЛГБТ-сообщества.

Ну, вот, понимаете, это просто проблема ЛГБТ-сообщества, что они несколько замкнуты в своем видении мира. Они искренне думают, что это они там сыграли большую неоцененную заслугу в деле Pussy Riot. Они искренне думают, что Pussy Riot – это про равноправие геев и лесбиянок. Перерыв на новости.

Ю.ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. Юлия Латынина опять в эфире. Ну, собственно, продолжая и заканчивая тему с Самуцевич. ЛГБТ-сообщество – люди нервные. Я помню замечательную историю, когда у меня на Еже висела статья, что гомосексуализм как штаны, то есть можно построить нормальное общество, признавая гомосексуализм, можно построить нормальное общество, не признавая его. Ну вот как со штанами. Вот, римляне не носили штанов – построили нормальное общество, германцы носили – тоже ничего получилось.

И мне какой-то издатель журнала ихнего прислал заметку, просьбу напечатать эту статью, «а то, – сказал он, – вот на Ежике как только я попросил ее перепечатать, то ее к черту снесли с Ежа, а мне на письмо не ответили». На самом деле, на Еж.ру в тот день была хакерская атака, которая снесла не только эту статью, а все 6 месяцев того, что там было напечатано. Кстати, пожалуйста, можете печатать статью, если меня слышите. Но, вот, я к тому, что люди очень обостренно воспринимают все вокруг происходящее как то, что имеет отношение только к ним. И это, кстати, к вопросу о том, почему не надо делать из Пуссей икону. Вот точно так же, как и Адольф Дрейфус, эти девочки значат куда меньше, чем их дело. Дрейфус был неприятный, крайне ограниченный человек, но это не значило, что его надо сажать как шпиона Германии. Pussy Riot – это, мягко говоря, не очень талантливая панк-группа, но это не значит, что Патриарх Кирилл Нанопыльный имеет право сажать их за выступление в торговом центре Христа Спасителя, где устраиваются вечеринки, кстати, и где по VIP-пропускам пропускают к мощам.

Еще один свежий скандал этой недели – это ссора эффективных российских менеджеров Аэрофлота и Шереметьево. Государственная компания Аэрофлот, которая занимает 70% перевозок Шереметьево, обвинила государственную компанию Шереметьево в дискриминации Аэрофлота.

Первое. Должна сказать, что в этом конфликте прекрасного с замечательным я должна встать на сторону авиакомпании Аэрофлот, которую я лично ненавижу. Вот, если у меня есть возможность лететь любым рейсом кроме аэрофлотовского, я лечу любым рейсом кроме аэрофлотовского. Последний год я попадала только дважды, оба раза из Милана. То есть туда летела Ал-Италия, обратно летела Аэрофлотом. Это был мрак. Регистрации по интернету не было. И, вот, представьте себе абсолютно пустой миланский аэропорт, сотни стоек. В самой дальней стойке стоит гигантская очередь на 3 часа и обслуживает 2 человека, один для бизнеса, другой для эконома. То есть отношение к пассажирам такое же, как у Путина к избирателям – «Ну, скоты. Нечего их баловать».

Так же я когда слышу, что у нас Аэрофлот борется за звание лучшей авиакомпании Европы, ну, это, наверное, как Сколково борется за звание лучшего инноватора.

Второе. Моя подруга Божена Рынска похвалила Шереметьево, терминал D и встала в связи с этим в этом конфликте на сторону Василенко, гендиректора Шереметьево. И сказала, что терминал D – это в 10 раз круче, современнее загаженного Домодедово.

Ну, во-первых, терминал D до недавнего времени принадлежал Аэрофлоту. Работал он, конечно, как часы, по качеству сервиса, наверное, действительно, был лучший терминал Европы. Василенко при этом эксплуатировал старый вонючий терминал, забитый всякими Duty Free, всякий в нем бывал. Кстати, Василенко сейчас терминал D у Аэрофлота забрал, и посмотрим, сколько их кукушка еще прокукует.

Кроме того, маленькая деталь. Вот, терминал D был прекрасен, я очень хотела быть его клиентом. Но не хотела быть его владельцем, потому что терминал D – это в чистом виде Сочи и остров Русский. Да, он впечатляет как Египетские пирамиды. Но каждый квадратный его метр стоит, по-моему, раза в 3 больше, чем в Домодедово и площади-то у него почему такие большие? Потому что люди осваивали а) большее количество бабок, б) строили наибольшее количество метров. За такие бабки все очень хорошо. С Домодедово или с Кеннеди, то есть, там, рабочими лошадками, которые пашут как волы, да, этот, конечно, бахчисарайский дворец не сравнить.

Так вот. Переходя к сути дела. Несмотря на то, что меня жаба душит защищать компанию Аэрофлот, я вынуждена в этой склоке занять сторону Аэрофлота, потому что ситуация невероятная. Аэрофлот составляет 70% перевозок Шереметьево. Есть расписание, которое согласуется в соответствующих международных авиационных организациях за 6 месяцев. Вот, весной Аэрофлот согласовал там расписание на октябрь и, на минуточку, аэропорт Шереметьево им это расписание подтвердил.

Есть такая вещь, которая называется «ремонт полосы». Ремонт – это не стихийное бедствие и не сели. И вдруг выясняется, что эффективный менеджер Василенко прохлопал состояние полосы, и 30 августа (там прописью «тридцатого августа») Василенко присылает Аэрофлоту письмо о том, что тот должен с октября пересматривать расписание. А стыковки? А билеты купленные? Там, по-моему, у Аэрофлота глубина продаж билета полгода. Ну, понятно, там другие компании, у них 5,5 рейсов, они как-то распихаются. Но Аэрофлот занимает 70% от перевозок Шереметьево. Куда ему податься?

Кстати, один из моих собеседников, который, правда, является акционером Аэрофлота, просто еще со злостью сказал, что «вот, мол, полоса еще могла пожить, но, вот, Василенко спохватился, ему надо было какие-то бабки срочно осваивать, которые иначе срежут». Ну, это раздосадованный акционер, это я не уверена, что это так. Но вот то, что наглядно видно, что доходы эффективного менеджера Василенко, видимо, не зависят от положения дел у его крупнейшего перевозчика. Ну, видимо, есть хороший бизнес, аэропорт Домодедово, грузовые перевозки Duty Free, сдача магазинов в аренду, земли вокруг. Видимо, Василенко считает, что у него есть бизнес помимо Аэрофлота и помимо перевозки пассажиров.

Еще раз, не защищаю Аэрофлот. Вот, мне здесь человек говорит, даже неловко, потому что, ну, нету в России компаний, к которым я намного хуже отношусь. Но вот это просто модель конфликта эффективных менеджеров. Вы знаете, не представляю себе, что было бы, если бы в Домодедово или в Кеннеди своим клиентам сказали «Знаете, у нас тут форс-мажор. У нас ремонт полосы». Это как у Валентины Матвиенко в бытность ее губернатором Питера 2 года подряд случился форс-мажор в виде зимы. Вот, обратили внимание, что у нас происходит с Домодедово? Там пострадавшие при взрыве пытаются обобрать Домодедово за плохую организацию службы безопасности. Еще раз прописью, во всех инструкциях сказано, что на входе в аэропорт стоят менты. И сейчас можете посмотреть, там стоят менты. Как служба безопасности Домодедово, которая призвана обеспечить безопасность пассажиров во время полета, может против правил, инструкций и законов обеспечивать их на входе в аэропорт? И почему, собственно, тогда предъявляются Домодедово претензии только за аэропорт, а не за метро? Примерно с той же равной вероятностью, да?

И это я к тому, что, вот, представьте себе, что Домодедово сделало бы нечто подобное. Его бы растоптали. И благополучие эффективных менеджеров как Василенко, так и Аэрофлота зависит от каких-то других вещей. Ну, вот, например, говорят, что благополучие Василенко зависит от дружбы с Левитиным, зависело, который много раз во время конфликтов Аэрофлота и Шереметьево вставал именно на сторону Шереметьево. Была, например, история о том, как Аэрофлот выкупил у Шереметьево Duty Free – тот стал убыточным.

А еще, представляете, кстати, они по протекции Левитина там третью полосу будут строить. Вот это бизнес так бизнес, это вам не какие-то пассажиры.

Я говорю об этом конфликте ровно потому, что вот это модель бизнес-конфликта эффективных менеджеров. Вот, в нормальной экономике эффективный менеджер – это тот, кто даст больше прибыли. А у нас тот, кто даст больше отката, больше зароет, больше освоит. Тем самым будет иметь больший статус в глазах у компаньонов и у власти, да? Вот, Шереметьево и Аэрофлот – оба в руках эффективных менеджеров. Но я должна сказать, что, конечно, да, в данном случае Шереметьево выступило куда эффективней.

Еще вопрос по интернету. Вопрос про российских шпионов, задержанных в Америке. Они скупали там ноу-хау и оборудование высокотехнологическое и переправляли в Россию. Ну что я могу сказать? Ну, я впервые горжусь российскими шпионами. Впервые они воровали не таблицу умножения. Точка.

Очень много у меня вопросов по поводу стрельбы на дагестанской свадьбе в центре Москвы, свадьбе 24-летнего Артура Алибекова. Видите, я, ведь, как назло, использовала совсем недавно этот пример. Вот, когда я говорила про опасное вождение в прошлой передаче, о том, что надо штрафовать за опасное вождение, а не за пьяное, вот, если в центре Москвы, сказала я, человек будет стрелять по прохожим, то он получит столько-то лет, независимо от того, был он пьяный и попал ли он или нет. И, соответственно, мне в интернете так в вопросах и пишут: «И какой сигнал дает власть, штрафуя за опасное вождение на 100 рублей?»

Ну, первое. Не надо нам рассказывать, что они такие дикие, вот родственники из аула приехали, не знали, что нельзя обгонять свадебную машину – это у них там такой обычай. Знаете, вот, есть еще один свадебный обычай, горский – деньги раздавать. Вот, останавливается машина прямо посередине дороги, за ней останавливаются другие и раздают деньги тем, кто случайно попался на дороге. Вот, как там насчет этого обычая? Его на этой свадьбе не соблюдали? Никому из москвичей деньги не раздавали, а? Так что не надо.

Каждый джигит, который в этой свадьбе стрелял по другим машинам, прекрасно знал, что он делал. Он приедет домой, он будет хвастаться, как он стрелял по этим неверным свиньям, а они ничего не могли возразить. При этом важен не поступок. Там всегда, наверное, в каком-то месте найдется человек, который приедет в город Нью-Йорк и будет вести себя по своим горским законам.

У меня есть замечательная история – я не могу ее не рассказать, отвлечься. Один из моих кавказских знакомых однажды приехал в город Нью-Йорк и шлепнул там официантку по заднице от избытка своих горских чувств. Его забрали, но повели его не в ментовку (но в ментовку его тоже потащили), а в ментовку пришел психоаналитик. потому что очень удивились вот такому странному поведению человека. И психоаналитик стал спрашивать моего горца о том, как... Ну, что спрашивают психоаналитики? «Какие у вас были отношения с мамой? Какие у вас были отношения с папой? Не хотелось ли бы вам маму того?» Тут, услышав этот вопрос, естественно, от переводчика, наш горец полез бить психоаналитику морду. Вот, просто этому человеку безумно повезло, что его не закатали в Америке на 20 лет. Но важна реакция общества, да? Не важен поступок, а важна реакция. Вот, в Америке, действительно, мужику повезло – его не закатали. Но он больше никому никого не давал, я думаю, по попке.

А вот тут важна реакция, что оштрафовали там на смешную сумму и Медведев что-то по этому поводу сказал. Он сказал, понимаете? Вот, если у нас премьеры говорят, то нам же, журналистам что делать? Танцевать, что ли, остается?

Конечно, поразительно другое – что на фоне этой импотенции власти нашелся дагестанец Адам Муртузалиев, который сказал «Ведите себя как мужчины» соплеменникам. Не как избалованные злые дети. Там, правда, такой обертон промелькнул в речи Адама Муртузалиева, которую, наверное, многие уже видели: «Идите в религию». Очень тот еще обертон. Ну, там, не стреляйте по прохожим и идите в религию.

Но я должна сказать, это очень важно, что очень много дагестанцев мне говорили это же самое по самым разным поводам о поведении своих соплеменников в Москве. «Мы в Москве – гости». Вот я даже помню такую замечательную формулировку у моего знакомого дагестанца, он сказал: «Я в Москве считаю себя гостем. А чеченцы считают себя хозяевами».

Да, еще, значит, 2 таких замечательных в пандан к этому истории. У нас в то самое время, как кавказская свадьба в центре Москвы стреляла то ли в воздух, то ли по прохожим, у нас Бортников рассказывал, что у нас Аль-Каида рвется в правительство. Товарищ Бортников, а нельзя ли, вот, как-нибудь там... Я не знаю насчет Аль-Каиды. Но, может быть, вот, попроще, да? Когда в Москве стреляют по прохожим, это как-то остановить? Или это ниже уровня достоинства вашего гигантского ведомства?

И у нас в это время еще была такая, другая замечательная новость, что казаки... Как там они сказали? Казаки пикетировали очередной музей, где какая-то еще очередная выставка. Да? А нельзя ли товарищам казакам, вот, вместо пикета музея (на Винзаводе они пикетировали) акцию против кавказской свадьбы? Как, господа казаки, слабо? У нас все как-то против Винзавода или против Аль-Каиды – на меньшее мы не размениваемся.

И могу только повторить еще то, что, собственно, уже сказал Муртузалиев. Я очень люблю Дагестан – не Кавказ, а именно Дагестан. И вот те, которые стреляли в воздух, это не джигиты. Я знаю людей в Дагестане, которые никогда не будут стрелять в воздух, особенно в Москве, и которые считают, что если уж тратить пулю, так не в воздух, и которые скажут, что в воздух стреляют те, кто сами себе хотят казаться храбрыми.

И, собственно, вопрос такой, очень важный, о котором я хотела сказать, в пандан к вопросу о реформах и о люмпенизации российского общества, которое стремительно люмпенизируется и деградирует. Собственно, нашей фундаментальной проблемой давно уже не является Путин, нашей фундаментальной проблемой является состояние общества, приведшее Путина к власти и практически гарантирующее превращение любого следующего правительства России, приди оно к власти в результате революции или верхушечного переворота, в такого нового Путина, который летает со стерхами. раздает гроши народу, миллиарды друзьям. Вот, какие реформы нужны, чтобы изменить не только государство, но и психологии общества?

Ну, к сожалению, понятно, что реформа как война... Вот, как Клаузевиц говорил, «На войне все очень просто, но самые простые вещи – очень сложные». Вот, с реформами тоже все очень просто, но не совсем понятно, как их осуществлять, чтобы потом остаться у власти. Это, собственно, часть реформ, которые прошли в Грузии, радикальное сокращение государства, тотальная чистка силовиков. Очень простые реформы, которые очень трудно осуществить. И как показывает пример Грузии, их явно недостаточно.

Вот я хочу предложить для обсуждения 3 институциональные меры, которые могут остановить люмпенизацию общества. И я сейчас не говорю о том, какие политические силы будут осуществлять эти реформы. Я говорю о том, что правильно сделать.

Первое. Мне очень нравится идея, что чиновники как и менеджеры частных компаний должны получать бонусы, которые должны быть законодательно поставлены в зависимости от роста ВВП. То есть не столько зарплату, сколько бонус. То есть вырос ВВП региона, скажем, на 6%, ну, вот, четверть этого роста могут распределить в качестве бонуса местные чиновники. ВВП страны выросло на 7% - распределяют между собой четверть федеральные чиновники. То есть как коммерческие компании: размер бонуса топ-менеджера зависит от прибыльности компании.

На мой взгляд, такая идея может решить 2 проблемы современной бюрократии. Во-первых, она хронически умножает саму себя. Во-вторых, она хронически скатывается на воровство. Чиновник всегда заинтересован не в том, чтобы быть эффективным, сколько в том, чтобы умножать свою численность, поскольку это увеличивает его статус. Чиновник всегда потенциально заинтересован в том, чтобы (НЕРАЗБОРЧИВО) эту проблему, поскольку это максимизирует его доход. Значит, в данном случае ровно наоборот, чиновник будет заинтересован в том, чтобы а) увеличить доход региона, б) минимизировать свою численность, потому что им больше достанется бонуса.

Собственно, то же самое с базовой зарплатой. На мой взгляд, очень было бы хорошо, если был закон зафиксировал процент ВВП, который идет на чиновников. Вот, что делает чиновник Икс, который отвечает за лицензию Игрек, если у него там в подчинении 20 сотрудников? Он умножает количество бумаг, чтобы иметь право нанять еще тысячу. А, вот, что делает чиновник Икс, если у него есть фиксированная сумма денег, ее можно разделить на 20 сотрудников, а можно на тысячу? Ответ: он постарается сократить количество бумаг и сотрудников.

То есть, на мой взгляд, такая мера регулирует главную проблему современного мира – умножающееся число бюрократов. И, кстати, есть еще такой болезненный вопрос – вознаграждение чиновнику, размер. Потому что платить им столько же, сколько получают в частных компаниях? Ну, помимо того, что это считается неприличным в большинстве современных государств, это, все-таки, согласитесь, не совсем справедливо, хотя это, например, делают в Сингапуре. Просто потому, что чиновник в отличие от бизнесмена это безрисковая профессия. Бизнесмен получает за риск – он много получает, но он может и разориться. Платить чиновнику меньше – это потенциальная коррупция и совершенно точно некомпетентность. А в данном случае все просто – там, заработал, получил. Выросла экономика на 6% - делишь бонус. Кризис – извини, брат.

Вторая мера (я как-то уже про нее говорила) и связана она вот с чем. С тем, что современное государство поощряет тунеядство. У тех, кто работает, отбирают, а тем, кто не работает, дают. Происходит это при авторитаризме, происходит при демократии. В Великобритании 20% населения имеет до выплаты налогов доход где-то 80 тысяч фунтов, 79 тысяч фунтов, после выплаты 59 тысяч фунтов. Нижние 20% имеют до получения субсидий доход в 5 тысяч фунтов в год, после получения 15 тысяч фунтов, то есть 16-кратный разрыв сокращается до 4-кратного. И уж никак нельзя сказать, что это богачи сосут с бедняков – там ровно наоборот: кто не работает, сосет деньги с тех, кто работает.

Вот, в России есть нефтегазовые доходы, они создают в стране огромный класс иждивенцев. При авторитарном строе эти иждивенцы являются чиновниками. В случае демократии есть опасность, что этими иждивенцами станет большинство населения России. И, вот, на мой взгляд, единственный способ это предотвратить – это создание индивидуальных пенсионных счетов как в Сингапуре, под обеспечение которых можно там покупать квартиры, получать медобслуживание, на которые (вот это специфический российский момент) государство начисляет дополнительную сумму, пропорциональную отчислению самого работающего. То есть, условно говоря, если человек ежемесячно перечисляет на свой индивидуальный пенсионный счет 200 долларов, то государство добавляет ему еще 100. Таким способом поощряется занятость, а не праздность, таким способом создается класс собственников, заинтересованных в том, чтобы зарабатывать, а не получать нахаляву.

И третья институциональная реформа – это реформа избирательного права. Я уже много раз говорила о том, что являюсь большим сторонником выборов и большим противником всеобщего избирательного права. И с моей точки, избирательная идеальная система заключается в том, что голосуют все те, кто платят хотя бы на рубль больше налогов, чем получает субсидий. Понятно, что в современной России такая реформа неосуществима по той простой причине, что у нас просто налогоплательщиков нету, не ощущает им себя никто, включая, собственно, и меня. Осуществима другая, на мой взгляд, при которой избиратель будет решать сам, голосовать ему или получить деньги за аннулирование своего голоса. Вот он приходит на участок, ему говорят «Слушай, парень, вот ты можешь голосовать за Иванова, можешь за Петрова, а можешь получить тысячу рублей, но голос твой будет аннулирован». То есть согласитесь, это тогда не ограничение, а расширение избирательного права. Мы уважаем нужды той части избирателей, для которой деньги или водка важнее права голоса. Им предлагается расширенный выбор – не только между Ивановым и Петровым, а между Ивановым, Петровым и тысячей рублей.

И последняя тема, если успею. На этой неделе какое-то рекордное количество заявлений наших российских то властей, то парламентариев с рекордно глупым количеством решений. Там, WiFi-регистрация в кафе для несовершеннолетних, регистрация велосипедов. Представляете, сколько рабочих мест они создадут с помощью регистрации велосипедов, да?

У меня еще есть лучшее рацпредложение. Давайте паспорта менять не 3 раза в жизни, а каждый месяц. Или давайте еще присвоим номера пешеходам, и будем каждый год заставлять пешеходов проходить смену номера и техобслуживание. Представляете, какое количество мест для верных сторонников Путина создастся? Потому что каждый, кто выдает бирку на велосипед, будет голосовать за Путина, потому что он знает, что как придет вменяемое правительство, его выгонят с этого замечательного места.

И еще одно замечательное заявление было, конечно, о миграции, когда у нас премьер Медведев заявил, что пора увеличить наказание за нарушение миграционного законодательства. Собственно, у нас еще в январе Путин в одной из своих программных статей, которую он, возможно, не только не писал, но даже и не читал, заявил о необходимости ужесточить миграционную политику.

Ну, хочется задать вопрос: ребят, вы кому морочите голову? Вот, ваша покорная слуга 5 лет с тех пор, как пришел Якунин, видит замечательную картину, как вдоль киевской железной дороги мигранты стригут траву. Да? Вот, переездов нет, часами люди на переездах стоят, зато мигранты стригут траву. Ровно неделю назад у станции Лесной городок я последний раз видела эту прекрасную картину. Под осень в конце сентября мигранты стригли траву. В этом году практику РЖД переплюнул Собянин – стригли траву уже не только вдоль железной дороги, вдоль всех. Даже камыши стригли вдоль Минки. Вот, хоть бы они строили дороги как Рузвельт, хоть бы они платили это не мигрантам, а российским гражданам. Вот, просто нагло воруют бабки. Это сознательная политика российского правительства по созданию люмпена. Это не сводится к тому, что российский мужик работать не хочет, хотя, конечно, люмпенизация российского населения зашла далеко. И, главное, ребята, если у вас это делает Собянин, Якунин, он набирает мигрантов... Все вы знаете прекрасно, где эти клоповники находятся. Зачем же вы разеваете рот вместо того, чтобы учинить по этим клоповникам рейд?

Всего лучшего, до встречи через неделю.