Виталий Портников: Площадь совести

Виталий Портников

Майдан - это не разделение на богатых и бедных. Это разделение на тех, кому больно и тех, кому все равно.

Я постоянно слышу в журналистских и общественных кругах – что в Киеве, что в Москве – что все дело в народе. Плохой у нас народ, нищий, сама Юлия Латынина хочет для него имущественный ценз установить, чтобы мужики, как в лучшие времена Российской империи, не голосовали. Коллеги, нагрянувшие из Москвы полюбоваться Майданом и сфотографироваться на фоне революционных масс, морщат носы: народец какой-то грязный, весь в черных куртках, яркой фотографии не выйдет, где креативчик?

Да, это действительно народ. Обычный. Пока без собственности. Но он хочет честно работать, хочет справедливости, хочет жить без смотрящих и бьющих. Бедные люди. И богатые тоже есть. Они приезжают на дорогих машинах и проводят ночи на Майдане. Потому что совесть – это не привилегия бедных и привилегия богатых. Это либо есть – либо нет. И если есть – то человек либо инстинктивно ощущает, что допущена несправедливость, либо понимает это благодаря образованию, поездкам и прочитанным книгам. Важен результат.

Другие бедные тоже есть. Они бесятся из-за того, что Киев перекрыт, из-за того, что работать мешают а главное – из-за того, что кто-то там разинул свой поганый рот на власть, да как он посмел! И другие богатые тоже есть – их, пожалуй, не меньше, чем бедных, я даже не удивлюсь, что больше. Есть даже такие богатые, которые, по теории Латыниной, могут голосовать один за десятерых – с заводами, пароходами, виллами, золотыми цепями и коллекциями живописи, автомобилей, даже самолетов. И они никуда не приходят и очень хотят, чтобы все осталось как было. Если страна накроется – им тоже ничего. Этим богатые без совести отличаются от бедных без совести. Те все же с нами в одной лодке, а "олигархи" просто уедут кататься на яхтах в поисках новой Украины.

Так что это не разделение на богатых и бедных. Это разделение на тех, кому больно и тех, кому все равно. Если бы можно было ввести голосование по принципу наличия совести, а не по принципу наличия имущества – это было бы отлично, я только за, но таких механизмов в мировой демократии пока что нет. Поэтому нужно просто работать над тем, чтобы совестливых людей среди нас было как можно больше. Чтобы людей с инстинктивным неприятием несправедливости среди нас было как можно больше. Чтобы тех, кто не продает свою честь за десять сребреников, было как можно больше – в особенности среди нас, журналистов.

Тогда Украина обязательно состоится как страна счастливых и совестливых людей.