Эхо Москвы: Код доступа с Юлией Латыниной. ВИДЕО

 Добрый вечер. В эфире – Юлия Латынина. +7 985 970-45-45 – это смски. «Код доступа». И, наверное, самая главная международная новость этой недели – это то, что происходит в Египте.

Конечно, хотелось бы мне верить, что в Египте пришел к власти Пиночет, но думаю я, что в Египте просто случился Термидор. А вообще мнение толпы – оно достаточно переменчиво, и было достаточно понятно, что когда в Египте случилась революция и на улицу вышли те самые люди, 90% которых в ответ на вопрос «А хорошо ли, что взорвались башни-близнецы?» отвечали «Хорошо», ну, было понятно, что ничего хорошего из этого не получится. Ну, вот, через год мнение народа поменялось после выборов.

Бывали случаи, когда мнение народа менялось и быстрее. Я напомню, в 1647 году в Неаполе была революция, и случилась история совершенно фантастическая. Там она происходила в течение 6-ти дней (менялось мнение народа). Там был такой местный бедняк, его звали Мазаньелло, который торговал фруктами на рынке. А в этот момент как раз на фрукты ввели дополнительный налог – его ввел местный начальник, герцог д’Аркос, который был наместником испанцев. А фрукты были основной пищей бедняков, и этот Мазаньелло в ответ на требование заплатить налог швырнул корзинку с фруктами под ноги сборщику налогов и послал сборщика налогов по матушке. Ну а дальше началось восстание, в течение первых 2-х дней Мазаньелло был кумиром народа, толпа врывалась во все дома и грабила всех богатых. Еще следующие 2 дня на улицах были расставлены плахи, где уже казнили врагов Мазаньелло. Еще через пару дней Мазаньелло побратался вот с тем самым герцогом д’Аркосом, у него окончательно снесло крышу, он уже по тому самому народу, который его только что приветствовал, летал на лошади, его топча. И кончилось тем, что Мазаньелло на 6-й день убили, а на 7-й день его опять провозгласили святым, и толпа опять сносила его по улицам.

Ну вот такая быстрая была карьера, но менее быстрая была карьера у Робеспьера. Помните? Тоже когда толпа, ну, или народ (кому как интересней говорить), воодушевленный идеями свободы, равенства, братства... Тут не важно, какими идеями воодушевляется толпа – свободы, равенства, братства или исламизма. Она какими бы идеями ни воодушевлялась, она всегда всякие идеи приводит к своему знаменателю, к себе родимой.

И когда сначала эта толпа быстро думала, что ей сейчас обеспечат свободу, равенство и братство, а когда оказалось, что от количества пролитой гильотинами крови, все-таки, чего-то хлеба в магазинах не становится больше и даже он становится дороже, и когда случился Термидор, то та же самая толпа (ну, может быть, немножко другая, но, вроде, как бы, похоже, что та же самая) уже рукоплескала тому, что случилось с Робеспьером.

На самом деле, конечно, уж если сравнивать этимологию того, что произошло, очень похоже, все-таки, то, что произошло, на то, что произошло с Альенде, потому что напомню, что когда Сальвадор Альенде, убежденный марксист (он формально был социалистом, но социалисты в Чили были ближе к марксистам, чем, собственно, коммунисты)... Так вот когда убежденный марксист Альенде выиграл выборы, он сам провозгласил курс на то, что он будет делать коммунистическую революцию, и он, действительно, ее начал делать. В каком смысле? Он поощрял всякие разные истории. Там, люди начинали захватывать земли. Собственно, эти земли, действительно, надо было поделить, потому что, конечно, гигантские чилийские латифундии были причиной больших структурных проблем в экономике Чили. Но проблема заключалась в том, что они делились не между индивидуальными владельцами, они превращались в колхозы и, конечно, возникала каста людей, которая отбирала эти земли, становилась, грубо говоря, председателями местных колхозов, которые были заинтересованы в том, чтобы это происходило именно так.

Когда были введены фиксированные цены на продукты, многие продукты первой необходимости, после чего, естественно, эти продукты исчезли, после чего появились Комитеты по контролю цен и возникла каста людей, которые имели преимущественный доступ к этим продуктам через талоны и были заинтересованы в том, чтобы продолжать свое управление и свое нахождение у власти в таком виде.

Когда стали разоряться предприятия, потому что заработная плата была поднята, а цены были фиксированы, тогда, опять-таки, революционные массы врывались на предприятия, национализировали их. Предприятия по-прежнему работали в убыток, правительство для этого печатало деньги, чтобы субсидировать уже национализированные предприятия. Но на этих предприятиях теперь сидели люди, которые были новой государственной элитой.

Почему я об этом так подробно рассказываю? Потому что, вот, за 3 года экономика страны пришла в полный разнос. Но с другой стороны, была создана элита, которая была кровно заинтересована в том, чтобы это продолжалось в таком виде.

Вот, все-таки, в Египте происходило нечто если не до крайности, то в чем-то похожее. И да, и самое главное, что произошло при падении Альенде – когда было совершенно ясно, что это, как бы, вроде, избранное правительство, но совершенно очевидно, что именно это избранное правительство вооружает своих сторонников, причем открыто оружием, завезенным с Кубы, хотя и говорит, что мы не при делах. Обещает гражданскую войну в случае, если кто-то в это вмешается, устраивает полный беспредел. Когда его на этом беспределе ловят, говорят «Извините, это не мы – это вот народные массы сами тут что-то национализировали, они тут сами кого-то побили...»

И в значительной степени главная проблема, которая происходила в Египте с приходом исламистов в лице Мурси к власти, она была связана даже не с какими-то радикальными переменами в экономической политике (их как раз было очень мало), а с тем, что те люди, тот субстрат, который пришел к власти и сделался правящей кастой, прежде всего исламисты, они могли продолжать действовать только так как исламисты, потому что это их программа, потому что на этом они держались у власти. И, конечно, когда Мурси назначал главой самой главной туристической провинции человека из Аль-Гамаа аль-Исламии, которая в свое время была ответственна за расстрел туристов в Луксоре, то, конечно, можно было пожать плечами и сказать «Ну, вы знаете, больше Аль-Гамаа аль-Исламия не будет расстреливать туристов в Луксоре». Но, на самом деле, понятно, что как-то, вот, не очень сильно после этого будут вкладываться в туристическую индустрию, которая, кстати, до революции 10% египетского ВВП приносила. И, конечно, грохнулось с исламистами, с их приходом к власти.

Собственно, Мурси, ведь, ничего такого не сделал, кстати, в отличие от Альенде. Египет был страной, которая при Мубараке достаточно хорошо развивалась, росла экономика на 6% в год. Другое дело, что население росло гораздо быстрее, была очень большая безработица среди населения и 25-процентная среди молодежи. Было в стране то, что называется (НЕРАЗБОРЧИВО), молодежный выступ, так сказать, большое количество молодых людей, которое всегда, в общем, сопровождается какими-то достаточно революционными настроениями. Ну, как у нас на Северном Кавказе. Собственно, отсутствие большого количества молодежи в, собственно, российских регионах, наверное, является одним из основных объяснений нашей пассивности.

И еще важной характеристикой египетской экономики было наличие субсидий, прежде всего топливных, но немножко и на еду, и довольно большое количество мест госчиновников. Вообще обращаю ваше внимание, что самое удивительное, что это сейчас делают практически все страны вне зависимости от того, являются они диктатурами или являются они демократиями. Они увеличивают количество госчиновников больше, чем нужно экономики, и они в каком-то виде выдают субсидии. Ну, иногда это продуктовые талоны, а иногда это как в Америке, иногда это как у Мубарака субсидии на то же самое топливо.

И, собственно, вот Мурси ничего этого особо не поменял, только он увеличил количество чиновников. Он еще немножко даже увеличил скорее количество субсидий (они уже занимали, по-моему, там к этому моменту 25% ВВП). А сам ВВП-то остановился, потому что там туристическая отрасль пришла в негодность, кто бы что ни говорил о русских туристов, которые очень хотят ехать в полувоенный Египет. То есть, вот, год прошел, а счастья нет.

Удивителен один момент во всей этой истории, что Мурси за это время получил гигантское количество кредитов. И, причем, что интересно, кредитов именно от ближневосточных стран. Катар дал сначала 5 миллиардов, потом 3 миллиарда. Саудовская Аравия обещала 4 миллиарда, Турция – 2 миллиарда. Объединенные Арабские Эмираты – 3 миллиарда. И даже в апреле 2013-го Ливия. Уж, казалось бы, у нее не очень много денег, она тоже в сильной разрухе – она обещала беспроцентный заем на 2 миллиарда. И все эти деньги пришли вместо денег МВФ, от которых Мурси гордо отказался, потому что они должны были сопровождаться какими-то структурными реформами. Я не могу сказать, что я в большом восторге от реформ, которые предлагает МВФ – это такой госплан на Потомаке. Бюрократия везде есть бюрократия. Но, все-таки, это немножко лучше, чем получать деньги от Саудовской Аравии просто под ничто и на них жить.

То есть интересно, что даже эти деньги, причем в таком количестве революционному Египту не помогли. И нельзя сказать в отличие от Альенде, что Мурси чего-то очень так сильно ухудшил. Но просто сработал тот факт, что Мурси абсолютно ничего не поменял в отличие, кстати, от Эрдогана, который, несмотря на то, что достаточно исламистский правитель, в течение 10 лет проводил в Турции, безусловно, блистательную экономическую политику, кстати, вполне либерторианскую. Вот, Мурси как раз на это не решился и, на мой взгляд, вот, оставалось... Собственно, я об этом как-то давно писала. Оставалось, собственно, 2 опции реально для страны – или усиление исламистских настроений с криками, превращение во второй Иран с криками «Мы тут так плохо живем, потому что нас все обижают, но зато мы будем бороться до конца против этих неверных», либо военный переворот, после которого... Ну, собственно, после которого большой вопрос, потому что, как я сказала, я бы очень надеялась, что это Пиночет, но мне кажется, что это Термидор.

+7 985 970-45-45. И важнейшая история российская, к которой у меня много вопросов, это какой будет приговор Навальному. Не знаю. Понятно, что обвинительный, но непонятно, условный или реальный. Во всяком случае, конечно, наш кандидат в мэры Собянин, который вдруг призвал давать Навальному голоса муниципальных депутатов и ровно после этого суд заторопился и объявил, что 18 июля вынесет приговор, ну, это такой непристойный спектакль... То есть, в общем, очевидно, что Собянин призвал давать голоса в ту самую минуту, когда уже твердо был уверен, что Навальный никак не будет участвовать в гонке на выборы мэра.

Да, так вот Навальный и Урлашов, мэр Ярославля, которого арестовали, которого обвиняют в получении взятки, который победил против «Единой России» и который был бы соперником «Единой России» на будущих выборах... И, конечно, так еще случилось, что за несколько часов перед тем, как его арестовали, я читала интервью Урлашова на сайте Слон.ру Александру Баунову, и там оно предварялось словами Баунова о том, что «Вот теперь для меня в России настоящий оппозиционер – это не Навальный, а именно мэр Урлашов». И буквально через несколько часов его арестовали. И, конечно, я думаю, как у большинства моих коллег у меня было полное ощущение, что это какая-то подстава, да вранье всё это. Я бросилась звонить в Ярославль, узнавать имена его пресс-секретаря, адвоката, там с ними чего-то беседовала. Потом я увидела первую пленку, услышала, вернее, на которой человек с голосом Урлашова (никто не отрицает, что это голос Урлашова) договаривается о взятке, довольно нагло договаривается. Так вот, прессует собеседника. И нет никаких мыслимых способов объяснить это каким-то другим способом. Если человек говорит «Принеси деньги, принеси деньги в безопасное место, вот туда-то, следующий пакет на таких же условиях» и речь идет о человеке, который убирает в Ярославле улицы, ну, вот, нет никаких шансов, что этот человек там должен был чего-то, обратно должен бюджету города, должен заплатить обратно в банковскую кассу и что-то в этом роде.

Потом я увидела видео, опять же, на котором человек, похожий на Урлашова, протягивает собеседнику газетку, тот вкладывает в нее 500 тысяч рублей и человек, похожий на Урлашова, эту газетку прячет. Опять же, нет у меня никаких способов объяснить это иначе как взяткой.

Я понимаю, есть масса смягчающих обстоятельств. Там получается, что Урлашов требовал 6%. Ну, это очень мало по сравнению с жуликами и ворами. Ну, я понимаю, что да, у нас есть катастрофическая статистика о том, что из мэров, избранных против воли «Единой России», из 50 90% из них сели. И понятно, что это история политическая в том смысле, что если воровал вагонами, но был членом от партии жуликов и воров, то никто б его не трогал, если бы у него не случилось каких-то других экстраординарных политических обстоятельств.

Но есть, все-таки, вот эта простая вещь. Давайте сначала разберемся. Это выглядит как взятка, это похоже на взятку. Да, это еще не суд, поэтому я не буду выносить решение заранее. Но согласитесь, ведь, на суде-то вот этот человек сидит, похожий на Урлашова, в ресторане. На суде же адвокаты докажут, где в этот момент был Урлашов. Если выяснится, что Урлашов, действительно, встречался с этим человеком в этом месте, в такой же одежде и есть тому другие дополнительные подтверждения, и адвокаты скажут «Да, но только вот этой газетки не было и в нее 500 тысяч не заворачивали», ну, это же смешно?

И мне кажется... То есть пока, естественно. Я не буду говорить до суда. Но для меня этот вопрос закрыт. Для меня этот вопрос закрыт, как бы, с одной стороны, очень мне неприятно, что такая история случилась с человеком, который является противником «Единой России». Но с другой стороны, мне ужасно неприятно, когда либерально настроенные люди вокруг меня начинают говорить «А эти записи ничего не доказывают, из них ничего не ясно». Ну, они ведут себя точно так же, как сторонники какого-нибудь Путина или Якунина, которые говорят «Ну вот же шубохранилище. Ну вот же дача с шубохранилищем». Они говорят «Ну и что? Нам ничего не ясно». Ну, ребята, вам ничего не ясно, а, вы знаете, боюсь, что мне довольно-таки ясно. Посмотрим, да. Вдруг на суде продемонстрируют адвокаты тот же самый разговор. Там же запись, значит, есть соединение, значит, есть биллинги и скажут, что «Вы смотрите, вот вы говорите, что это был разговор Урлашова с таким-то предпринимателем и он продолжался, скажем, по биллингам 10 минут, а вот у вас тут только 4 минуты нам представлена запись».

Но я хочу сказать о другом. Вот, меня лично то, что представил Следственный комитет, убедило. Ну, значит, умеют у нас работать? Значит, оказывается, у нас можно и камеру всобачить, и запись записать. У меня вопрос первый. А, вот, как бы, нельзя выяснить, откуда шубохранилище у Якунина? То есть почему все эти замечательные неплохие, видимо, технические навыки работы кончаются там, где начинаются жулики и воры? Это первое. Да? А все нам говорят «Ой, нет, выяснить ничего нельзя».

И второе. Да, вот есть тот же Алексей Навальный. Вот только что мы все видели суд над ним подробно и все слышали записи на этом суде. И в этих записях в отличие от записей Урлашова ничего такого не было. То есть, вот, прокуратура, там вернее Следственный комитет представил эти записи в доказательство вины Навального. Из этих записей, которые сняты за несколько лет до того, как вообще Навальный начал делать большую политическую карьеру, явствует множество вещей. Что Навальный ругается матом. Что Навальный и Белых, губернатор Кировской области хотели обанкротить Кировлес, что они хотели поставить на месте его генерального директора Опалева вот этого самого Офицерова, что является совершенно легитимным желанием, потому что если у вас есть проворовавшаяся компания, которая является системообразующей для региона, ну, естественно, что вы хотите поставить на нее своего человека не для того, чтобы разворовать, а просто для того, чтобы спасти, да?

Очень возможно можно предположить, что, типа, если бы они эту компанию пригребли под себя, то они бы и себя в какой-то форме не забыли. Но до этого же не дошло? У нас же нету в Уголовном кодексе статьи о том, чтобы карать за то, что вы хотите сменить директора компании, которую он разворовал, на человека, которому вы доверяете. Такой статьи нету? Нету.

Значит, обратите внимание. Эти люди не придумывают, но на Навального они ничего не могут придумать. Про Навального они нам ничего не могут продемонстрировать, что бы его компрометировало.

Я думаю, что они за Навальным следили внимательней, чем за Урлашовым. То есть методом исключения они нам, вот, знаете, как теорему доказывают от противного. Вот, они от противного доказали нам, что им Навальному нечего по Гамбургскому счету предъявить.

Вот точно также сейчас начинается суд над Аксаной Пановой в Екатеринбурге. Господа, вы же слушали Аксану Панову? Мы, те, кто видели, что происходит, знаем, что ее слушали, потому что одна из основных проблем, почему у нее проблемы, это то, что она предпочла Евгения Ройзмана губернатору Куйвашеву, который приехал к ней первый после своего назначения губернатором и они ходили вдвоем с ней в халатике вокруг ее дома, и который рассказывал, какой он будет хороший губернатор. И вот в этой ситуации она предпочла ему другого. Да? И мы знаем, что телефоны Аксаны Пановой слушали день и ночь, потому что вся власть сошла с ума, когда оказалось, что у нее от Ройзмана будет ребенок. Мы знаем, что телефоны Аксаны Пановой слушали день и ночь, потому что в тот момент, когда стало известно, что ребенок обречен, что следователи таки его убили, что власть, так сказать, самец, который это устроил, достиг своей цели, тут же начались перезвоны и звонки «Это правда? Действительно, ребенка убили?» Ну, как бы, действительно, ребенок обречен?

Предъявите нам, пожалуйста, записи Аксаны Пановой. Вы ее обвиняете в вымогательстве? Вы, наверняка, ее слушали много месяцев. У вас есть хоть одна телефонная запись, на которой она чего-то вымогает или на это похоже? Или у вас есть только лжесвидетели, у вас есть только девушка по имени Гофенберг, которая, якобы, секретный свидетель, которая говорит «Аксана Панова была моей ближайшей подружкой и она мне о каждом преступлении, которая она собиралась совершить, заранее со мной делилась», да? Причем, девушка по имени Гофенберг уже знаменита по всему Екатеринбургу тем, что она дважды собирала деньги на лечение матери, больной раком, в то время, как мать была жива и здорова. Ну и другими подобными вещами. То есть там лжесвидетели в том числе люди, уличенные в лжесвидетельстве и подделке документов в ходе уголовных процессов.

Вот, почему-то в случае Аксаны Пановой вместо телефонных разговоров, которые убедят Юлию Латынину, власть предъявляет лжесвидетелей. В случае Навального вместо телефонных разговоров, которые убедят Юлию Латынину, власть предъявляет телефонные разговоры, из которых следует, что Навальный ругается матом.

Помните, кстати, например, у нас перед декабрем обнародовали разговоры Немцова? Тоже ничего на них не было кроме того, что следовало, что Немцов ругается матом. Перерыв на новости.

НОВОСТИ

Ю.ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. Юлия Латынина, «Код доступа». Вот мне говорят «То, что вы сказали по Урлашову, говорит о том, что ваши уши – прекрасная вешалка для лапши». Еще раз, я внимательно прослушала запись и я внимательно посмотрела видео. Я жду объяснений о том, как эти записи могли появиться, если это не записи о взятке. Я, к сожалению, не могу в этой ситуации сказать, что «Нет, раз Урлашов был в оппозиции, значит, он не виноват, а это все кровавый режим подставил». Я смотрю сначала на записи, а потом делаю выводы. Если адвокаты Урлашова объяснят мне, о чем Урлашов может еще говорить на записях кроме как о взятке, я с удовольствием послушаю.

Кроме этого я обращаю внимание, что именно если мы будем не кричать «Человек виноват или не виноват» в зависимости от наших политических симпатий, а исходить сначала из фактов, имеющихся в нашем распоряжении, а потом делать выводы, то, в частности, мы можем сделать выводы также о полной невиновности Навального и полной невиновности Аксаны Пановой в связи с тем, что кровавый тот самый режим, который... Да?

Представим себе, что все, что сделано по Урлашову, это так здорово смонтировано, придумано, что в тот самый момент, когда Урлашов выскочил из ресторана, где он встречался с этим человеком, который дал ему взятку, тут же заскочил другой человек, похожий на Урлашова и одетый точно так же, и вот это все было смонтировано. Классно работают ребята! Почему же так классно не могут сработать по Навальному и пихают нам тот бред, который мы слышим? Дисквалифицировались?

+7 985 970-45-45. У меня много вопросов про Академию наук. «Почему происходит реформа Академии наук?» Ну как? Ну, потому что она нанесла афронт Путину. Много раз. Во-первых, отказалась вычесть из членкоров Березовского, как ее ни просили. Во-вторых, отказалась сделать академиком Ковальчука. В нашей стране, к сожалению, это является главной причиной тех или иных действий, предпринимаемых по отношению к тем или иным субъектам. Собственно, что произошло? РАН лишили имущества, слили с Академией медицинских и сельскохозяйственных наук. Ну, просто забыли еще слить с Академией естественных наук. Вот это было бы прекрасно. Академики Кадыров, Грабовой и Петрик сразу бы оказались в числе РАН, и академик Кадыров бы еще всех построил протестующих.

Почему это так спешно до осени провернули? Ну, я думаю, потому что хотят списать всю эту историю на правительство Медведева. Все-таки, что-то с правительством Медведева рано или поздно будет происходить, и скорее это будет достаточно рано, чем поздно.

Ну, вот, к сожалению, вне зависимости от причин, которые породили реформу РАН, у меня есть к Российской Академии наук ряд печальных вопросов. Например. В 2010 году уроженец города Нижний Тагил Константин Новоселов и уроженец города Сочи Андрей Гейм получили Нобелевскую премию по физике. Сейчас Новоселов и Гейм являются членами Лондонского королевского общества. Более того, они у нас теперь сэры, рыцари – с 31 декабря 2011 года сэр Новоселов и сэр Гейм. Ни сэр Гейм, ни сэр Новоселов не являются академиками Российской Академии наук, не являются даже членкорами.

В этом году лауреатом Мильнеровской премии по физике стал Александр Поляков, который с 1989 года работает в Принстоне. Родился Поляков в 1945 году, в 1984-м стал членкором РАН. Его работы по теории струн – это классика теоретической физики. Кроме Мильнеровской премии Поляков получил в 1986 году медаль Дирака. В 1994-м – медаль Лоренца. Академиком он так и не стал. Ну, вот, видимо, переезд в Принстон погубил его научную карьеру в России.

В прошлом году из 9-ти лауреатов Мильнеровской премии, которую, напомню, дают за открытия в фундаментальной физике, трое были уроженцами России. Андрей Линде из Стэнфорда был награжден за разработку инфляционной модели Вселенной. Линде не академик и даже не членкор. Алексей Китаев из КалТеха был награжден за, цитирую, «Теоретическую идею реализации надежной квантовой памяти и устойчивых к ошибкам квантовых вычислений при помощи топологических фаз с анионами и изолированными майорановскими модами» (надеюсь, что я нигде не сделала ошибку в ударениях – цитата закончена). Китаев не академик и не членкор.

Максим Концевич, Институт прикладных исследований Франции, выдающийся математик был награжден, цитирую, «За разработку гомологической зеркальной симметрии и новых формул перехода через границы областей стабильности». Концевич также обладатель премии Пуанкаре и Филдса, он не академик и не членкор.

В Санкт-Петербурге живет асоциальный гений Григорий Перельман, который отказался от Филдсовской премии за доказательство гипотезы Пуанкаре. Перельман не академик и не членкор.

Вот, как сказано в уставе Академии, действительными членами Академии РАН избираются ученые, обогатившие науку трудами первостепенного научного значения. А членкоры – это ученые, которые обогатили науку выдающимися научными трудами, и сейчас в РАН 531 академик и 769 членкоров.

Ну, вот, мы очень богаты научными талантами, да? У нас в Академии состоит тысяча с лишним человек, которые обогатили науку больше, чем сэр Гейм и сэр Новоселов, и Линде с Китаевым. Ну, вот, кто эти замечательные люди? Да, я хочу вам некоторых назвать.

Виктор Ишаев, бывший губернатор Хабаровского края, ныне полпред президента, академик РАН с 2008 года. То есть, видимо, полпред Ишаев в отличие от какого-то там Линде с его инфляционной моделью Вселенной обогатил науку трудами первостепенного научного значения.

Другой академик, избранный в 2011 году, Борис Кузык, бывший советник в Росвооружении, бывший владелец Северной Верфи, такой, довольно известный во времена Ельцина чиновник. В 2001 году Борис Кузык издал фундаментальный 800-страничный труд, который назывался «Россия на мировом рынке оружия». Он был представлен рецензентами как уникальный по объему информации, бла-бла-бла и глубине анализа. Это, действительно, был очень хороший и уникальный по объему информации и глубине анализа труд. Проблема в том, что 99% текста книги было списано литературными неграми дословно с сайта Центра анализа стратегии и технологий у, действительно, кстати, очень хороших российских военных аналитиков, которых зовут Константин Макиенко и Руслан Пухов. Там был даже суд и, в общем, пришлось Макиенко и Пухову платить деньги.

У нас не то, что академиком, а целым вице-президентом РАН является Александр Некипелов, которого ведущий российский экономист Константин Сонин, который, кстати, тоже, естественно, не академик, уличил в том, что его монография «Становление и функционирование экономических систем» списана с двух устаревших стандартных американских учебников – Курса микроэкономики Дэвида Крепса и Основ экономического анализа Юджина Сильберберга. Вот, лучше, все-таки, может быть, Крепса и Сильберберга избрать в академики РАН?

Там очень интересные в списках РАН попадаются персонажи. Вот, я, например, заметила там человека по имени Окрепилов Владимир Валентинович, область деятельности – экономика качества. Биография: с 1965 года работал на заводе слесарем, с 1970 по 1979 находился на общественной работе, с 2010 – член консультативного научного совета фонда «Сколково». Основные произведения – «Управление качеством», Москва, Экономика, 1998 год.

Вот, сэр Гейм и сэр Новоселов согласно стандартам РАН не внесли первостепенно нового в науку. Ну, куда им там... А, вот, академик Окрепилов, из слесарей подавшийся на общественную работу, видимо, внес.

Когда Петр создал Академию наук, он приглашал в нее иностранцев. Я напомню, что в Россию переехал и в ней работал один из величайших математиков XVIII века Леонард Эйлер. Переехали в Петербург братья Бернулли, Гольбах, Майер, Делиль, Крафт.

Вот, если Россия хочет быть великой научной державой, кстати, сейчас в нынешнем состоянии, она должна тоже приглашать иностранцев, делать их почетными членами Академии. А ситуация сейчас ровно наоборот – мы не только иностранцев не приглашаем, мы крупных ученых российского происхождения (Полякова, Линде, Концевича, Гейма, Новоселова), мы их не выбираем академиками, даже когда они получают Нобелевскую или Филдсовскую премии. Но зато у нас есть академики Ишаев и Кузык.

И это положение дел не является результатом деятельности правительства – я уже только что говорила, что Ковальчука отказались избирать академиком. И я не думаю, что Путин бы сильно воспротивился, если бы РАН сказала «Вот, мы хотим сделать Гейма академиком». Это внутренняя проблема самой Российской Академии наук, последнего социального института, уцелевшего от советской власти, и, к сожалению, это делает позицию РАН в этом споре очень слабой, потому что за последние 20 лет... Ведь, о чем идет спор? О том, кто будет управлять имуществом и кто будет делить деньги. Но проблема заключается в том, что если бы РАН хорошо управлялась, то да, ну, прекрасно, она должна управлять имуществом, но для этого она должна управляться сама хорошо. А за последние 20 лет РАН не предприняла ни малейшей попытки реформы самой себя. Она даже не принимала в академики блистательных ученых, уехавших из России.

Елизавета Осетинская тут, сидя на моем месте, замечательно сказала, что РАН не сказала ни слова в защиту Сергея Гуриева, когда ему пришлось бежать из России. И, вот, ни Гуриев, ни Сонин, ни Журавская не являются академиками, а, вот, Ивантер и Аганбегян ими являются. И РАН возмутилась только тогда, когда у нее отобрали собственность.

Вообще-то, вы знаете, я когда думала об этой истории с Академией... Я сейчас позволю себе сделать отступление и поговорить о том, что академии странным образом, на мой взгляд, вот, как они существовали в истории Европы (это же исключительно европейское изобретение), они существовали только тогда, когда ими интересовалось государство, на самом деле.

Вот, это очень интересный момент, потому что с технологиями все понятно. Вот, технологии, действительно, всегда развивались лучше всех без государственного вмешательства. Там Уатт не строил свою паровую машину в рамках госзаказа. И, вот, действительно, есть одна вещь, которая изумительна в человеческой истории. Я уже много раз о ней говорила, что даже военная техника в Европе развивалась быстрее всего тогда, когда она была частной. Вот, я как-то приводила пример пушки Карронады, которая во многом обеспечила английскому флоту превосходство на море, которая не только производилась на частном заводе Каррон в Шотландии, но и ставилась первоначально на частные военные торговые суда. То есть прослеживалась почти железная закономерность: в том, что касается техники и технологий, частная инициатива всегда была лучше.

А вот с наукой дело обстояло довольно сильно по-другому, потому что в современном обществе существует несколько идеалистическое представление об ученых, там, интеллектуальных бунтарях, которые храбро опровергали существующие догмы, шли против господствующего истеблишмента, за что платили жизнью и свободой, вот, дескать Галилея заставили отречься, Бруно сожгли. Но вот это представление, мягко говоря, нуждается в уточнении в одном существенном моменте, потому что со времени Ренессанса главными борцами против господствующих в обществе догм обыкновенно бывали правители. И они же поощряли и содержали ученых.

Вот, Тихо Браге был... Ему пожаловал датский король целый остров и там огромные деньги для строительства НИИ по тогдашним меркам под названием Ураниборг. Когда новый король прекратил финансирование, Тихо Браге перебрался по приглашению короля Чехии и императора Священной Римской империи Рудольфа Второго в Прагу. Его ученик Кеплер унаследовал должность придворного математика при Рудольфе Втором, затем при преемниках Рудольфа.

Одна из первых академий, основанных в 1563 году Козимо Медичи, Accademia del Disegno, которая занималась отнюдь не только рисованием – ее членом был Галилео Галилей. Вообще удивительно, что Галилео Галилей был не только гонимый человек. Это человек, которого во Флоренции принимали правители. И удивительно то, что в этот момент, когда создавались академии, правители прямо участвовали в их деятельности.

Вот, был, например, другой Козимо Медичи, уже второй, если даже не третий... Нет, простите, да, собственно, этот Козимо Медичи как раз, конечно, галилеевский. Это был довольно угрюмый и неприятный субъект, которого мало любили свои подданные. Он, тем не менее, проводил целые дни в своей лаборатории. Он сделал довольно большое количество химических открытий, даже создал новый способ производства фарфора. И, вот, если мы посмотрим на первую академию мира, которая когда-либо была создана научная, Academia Secretorum Naturae, она была основана высокопоставленным итальянским аристократом Джамбаттиста делла Порта. Потом ее распустили по подозрению в колдовстве. Делла Порта стал членом новой академии, которую учредил другой римский аристократ и ученый Федерико Цези. Вот, членом этой академии (Академия Рысьеглазых она называлась, потому что рысь, тогда считалось, видит через вещи) был как раз Галилео Галилей. Цези Галилея поддерживал. Другим покровителем Галилея был уже упоминавшийся мной Козимо Второй.

Оба сына Козимо, герцог Фердинанд и его брат Леопольд были учениками Галилея и сами довольно способными учеными. Они уже в 1657 году учреждают новую академию, академию, которую они называли Accademia del Cimento, Accademia dell’esperimento, которая, собственно, была пионером в деле экспериментирования с бесчисленным количеством всяких новомодных телескопов, барометров, термометров. Собственно, изобретатель барометра Торричелли тесно связан с этой академией.

Дальше мы видим, что и во Франции, и в Англии академии учреждают короли. Король Карл Второй, когда он в 1660 году, стараясь не отстать от Франции, учреждает The Royal Society of London for the Improvement of Natural Knowledge, Людовик XIV учреждает Académie des sciences, которая прямо является государственным учреждением и заседает в Лувре, а точнее в королевской библиотеке.

Я все это пишу не затем, чтобы принизить роль ученых. Я это говорю затем, чтобы подчеркнуть роль правителей – это очень важно. Вот так получилось, что европейская фундаментальная наука не развивалась сама. Она не могла бы, более того, развиваться сама, если бы тогдашние правители в абсолютном своем большинстве не были сами учеными или, по крайней мере, почитателями и ценителями ученых. Более того, я даже подозреваю, что это непрерывное покровительство властей было одной из основных причин, по которой наука развивалась в ренессансной Европе, но не развивалась, скажем, в Римской империи. И речь идет не о покровительстве в виде денег – речь идет о покровительстве в виде статуса. О том, что власть считает науку одной из важнейших и драгоценнейших сфер человеческого бытия и всячески это демонстрирует.

И вот я должна сказать, что... Может быть, я вернусь на следующей еще неделе к положению науки при Сталине, которое было довольно парадоксальным. С одной стороны, было катастрофическое избиение младенцев в науке в 1937 году. С другой стороны, создание атомной бомбы спасло если не российскую науку, то российских ученых. Я не помню, кто это пошутил – кажется, это пошутил то ли Капица, то ли Ландау. К своему стыду не помню, кто это сказал, что первым следствием атомной бомбы было спасение российских ученых. Но суть заключается в том, что точно так же, как и властители с ренессансной Европы Сталин лично обращал очень большое внимание на науку с того момента, когда он понял, что она имеет военно-прикладное значение.

В какой-то мере это было для российской науки, советской благодетельным, в какой-то мере это было роковым, потому что, во-первых, в нее кинулось множество проходимцев, когда стало понятно, что это деньги, власть, собственность, которую нельзя было в социалистическом месте приобрести другим способом. В какой-то мере самым, конечно, большим роковым недостатком именно советской науки было то, что она была секретная. Наука не может быть секретной. Собственно, наука начинается в тот момент и отличается от алхимии и всякого прочего тайного знания тем, что ученые обмениваются сетью информации.

Но вот я хочу сказать, что в современной России главная проблема, в современной России с наукой обстоит дело ужасно, в том числе и благодаря полному отсутствию покровительства властей, которые, конечно, видят в науке... Ну, говорят, что некоторые там у нас всерьез считают, что с помощью науки можно добиться бессмертия и готовы вкладывать как средневековые властители на Философский камень. А так у нас, вот... Вот, Путин встречается со спортсменами-олимпийцами. В голову не придет встретиться с Андреем Геймом, который когда-то недавно навестил Москву.

То есть власть открыто дает понять, что развлечения черни – Олимпиада, футбол – для нее важны. Вот, сфера эксклюзивного человеческого бытия – это что-то такое, для каких-то ученых, которые не умеют брать откаты, кататься на яхтах, вообще жить как правильные пацаны...

Кстати говоря, об имуществе Академии. Наверное, с имуществом Академии там, действительно, не все в порядке. Ну, трудно себе представить, что это постсоветское, что в порядке. Но по сравнению с имуществом армии, по сравнению с любым имуществом любых других советских институтов там минимальная степень разворованности.

Но, конечно, поведение Путина... В общем, единственное, что можно сказать, это часть общей антиэлитарности нашего времени. Потому что дело же не просто в том, чтобы организовать Сколково. Вот, дело в том, чтобы власть лично демонстрировала высокий социальный статус науки, чтобы по телевизору показывали Путина, который встречается с Геймом, а не с ткачихой из Иваново. Чтобы по телевизору сообщали, что вот сегодня, знаете, из Калифорнии по личному приглашению президента прилетел Александр Поляков, лауреат Мильнеровской премии этого года и прочел ему лекцию о квантовой физике, и вот эту лекцию можно послушать по такой-то ссылке.

А вместо этого нам сообщают, что сегодня в Россию прилетели Шэрон Стоун и Моника Белуччи и спели перед Путиным на концерте фонда «Федерация». Вот, понимаете, если бы где-нибудь по телевизору сообщили, к Кадырову прилетел Нима Аркани-Хамед (это еще один из лауреатов Мильнеровской премии), а не Стивен Сигал?

Я не считаю, что у России заведомо ничего не получится с наукой, потому что у нее много денег от нефти. Вот, в конце концов, избыток денег, которыми располагала ренессансная Италия, с которой началось триумфальное шествие науки по Европе, тоже был вполне рентного характера. В конечном итоге он восходил к церковной десятине, которая лилась на Италию со всей Европы, и город Рим, чье население, в общем, состояло из проституток, сутенеров, хозяев гостиниц, наемных браво, был самым люмпенизированным городом Европы в этом смысле.

И понятно, что такой статус науки, если когда-нибудь в России мы увидим, действительно, возвращение науке ее высокого социального статуса, он не исключит научных интриг и академической грязни. В конце концов, в узких кругах широко известно, что великий сэр Исаак Ньютон был, в общем, одним из самых неприятных людей в истории науки, что он сделал все, чтобы административно уничтожить двух великих ученых, которые были, ну, если не соавторами, то предшественниками Теории всемирного тяготения, Роберта Гука и Эдварда Хейли. И, вот, только по причине наличия границ он не смог стереть в порошок заслуги Лейбница в деле Дифференциального исчисления.

Статус не исключает того, что у Ньютона будет омерзительный характер. Но, конечно, он исключает, что Ньютонами будут провозглашены Петрик и Ковальчук.

+7 985 970-45-45. Еще одна история, к которой я хочу вернуться, которая, на мой взгляд, важная случилась на этой неделе. Это история с девушкой и байкерами, которые спасли девушку от банды автоподставщиков. Наверное, я думаю, многие слышали по телевизору эту, действительно, впечатляющую историю о том, как девушка ехала по дороге, как машина с кавказцами (там был один чеченец, трое дагестанцев), видимо, они были профессиональными автоподставщиками, что, кстати, довольно странно, потому что кавказцы крайне редко работают автоподставщиками. Это, как бы, не их область деятельности – там русские, в основном, банды оперируют.

Ну, вот, тем не менее, ребята были явно ушлые. Она попала в автоаварию, за нее заступился один байкер. Байкеру тут же надавали по шлему. Очень меня позабавило во всей этой истории, что потом вот эти автоподставщики рассказывали, какая девушка плохая, как она кинула в них бычок и как байкер вытащил нож.

И я обращаю ваше внимание на этот удивительный интересный дискурс, дискурс, который сейчас освоили все бандиты и террористы о том, что нас обидели. Вот сейчас как ни случится какая-нибудь Флотилия свободы, которая специально, провоцируя израильтян, плывет через запрещенные воды и в которой эти самые мирные правозащитники режут металлические прутья оград. Значит, Флотилию свободы обидели. 11 сентября устроили сами американцы, чтобы скомпрометировать несчастного Бен Ладена.

Вот, только что я была в Прихоперье. Там, естественно, ну, конечно, мирные экологи приходили в лагерь к проклятым геологам, которые после этого закидывали мирных экологов камнями и вообще сами жгли свое оборудование.

И я обращаю ваше внимание на этот очень интересный дискурс, тип дискурса, который освоили все бандиты и все террористы – «Нас обидели». И, причем, он действует гораздо лучше на неподготовленную публику, потому что бандиты выучили текст заранее. Они заранее говорят «Девочка кинула в нас бычок», «У него был нож». А люди, которые стали жертвами этой разводки, они стоят, хлопают глазами и еще бандит на тебя так смотрит и говорит «Ну, меня же обидели. Я же, в натуре, несчастный» и нависает над тобой. И ты понимаешь, что если ты не согласишься с ним, что его обидели, то с тобой может случиться что-то плохое.

Но это так, да? Вот это к вопросу, к дискурсу эксплуатирующих, манипулирующих нами с целью вызвать наше сострадание. Понятно, что многие мои читатели, слушатели, по крайней мере, слышали, что случилось дальше. Сначала приехали менты и сказали «Все в порядке», и девушка даже отказалась писать заявление, потому что она была запугана этими скотами. Но потом, когда съехалось несколько сотен байкеров к отделению милиции, вдруг выяснилось, что это, все-таки, бандиты, что это, все-таки, автоподставщики, что это не девушка с байкером на них напали. Теперь их расследуют.

Что меня больше всего интересует в этой истории? Это, вот, что в обществе, где полностью отсутствует закон, начинают вместо закона действовать координированные группы людей. Да? Вот, одна координированная группа людей была байкеры. Господа, не дай вам бог повстречаться с байкерами на дороге. Байкеры не положительная и не отрицательная сила, и не дай вам бог сколько мы знаем ситуаций, когда едет человек в автомобиле и байкерам показалось, что он недостаточно внимательно к ним отнесся. Они могут вести себя как банда.

Точно так же вы скажете «Кавказцы – это просто организованная сила, не злая и не плохая, харизматическая сила», да? Потому что у нас очень принято, когда что-нибудь плохое случится и это сделает кавказец, показывать пальцем на кавказца. Господа, я вас призываю вспомнить случай, случившийся на этой неделе совершенно страшный, когда мальчик из Дагестана, приехавший на заработки, ценой своей жизни вытолкнул из водоворота двух девочек на Москве-реке, которые, увидев, что он утонул, сказали «Ну, мы увидели, что он утонул, и пошли домой». Они даже не рассказали об этом никому. Парень погиб. Причем, там была куча людей, русских в том числе, я думаю, которые умели плавать. А полез кавказец, дагестанец, потому что он более пассионарный человек, да?

То есть нету... Эти обе силы – и кавказцы, и байкеры – не являются плохой или хорошей, но обе они являются пассионарными, более пассионарными, чем окружающие их люди.

И, вот, мы удивительным образом видим, что... Как у профессора Преображенского – разруха не в клозетах, она в головах. Проблема не в автоподставщиках, проблема в полном отсутствии государства. Проблема в том, что когда менты видят, что девушку подставили, а байкера избили, они пытаются устраниться от этой ситуации и говорят «Нет, ничего страшного. Мы не будем расследовать».

Проблема в том, что когда приходит, как тоже на этой неделе пришли родители в Одинцовском районе и говорят «Наш сын нас сейчас зарежет»... Он только что из психушки, он, видимо, от наркотиков рехнулся. То им отвечают «Приходите, когда зарежут». Через несколько часов этих родителей зарезали. И власти это всё равно – мэра Урлашова она будет ловить, хороший он или плохой, навального она будет сажать... Вот, на нужды граждан она не будет работать. И в этой ситуации всегда образуются харизматические группы – байкеры, кавказцы, клановые, семейные, которые начинают действовать.

Всего лучшего. До встречи через неделю.