Порошенко призвал лишить Россию права вето в Совете Безопасности ООН

Мирослава Гонгадзе: Какого рода поддержка нужна Украина от Запада? В своей речи перед Конгрессом вы сказали, что Украина «не может победить войну одеялами».

Петр Порошенко: Я не только это сказал, между прочим. Но это самое популярное.

М.Ґ .: Да, это правда.

П.П.: Честно говоря, речь не просто об оружии и одеяла. Наш высший приоритет - единство глобальной проукраинской коалиции. Это жизненно важный фактор. Не только для независимости Украины, но и для глобальной безопасности. Потому что мы здесь боремся не только за свою независимость, мы боремся за свободу, мы боремся за демократию. Я могу подтвердить, что на нас лежит также ответственность за проведение мирного соглашения, борьбу за мир, за прекращение огня, за освобождение наших заложников. Однако единство остается ключевым фактором, поскольку, если агрессор сможет отколоть от коалиции несколько стран - мы ослабеем. Глобальная безопасность ослабеет. Что случилось в результате аннексии Крыма и агрессии России на востоке моей страны? Россия превратила в руины мировую систему безопасности, она больше не работает. Теперь мы вместе работаем над тем, чтобы поддержать в силе глобальную безопасность. Другая вещь, в которой мы нуждаемся - солидарность с Украиной - этот объединенный мир должен быть солидарным с Украиной, а для этого они должны нам доверять. И ваше доверие к нам сейчас очень важно.

Порошенко о трех вариантах развития событий на Донбассе

М.Ґ .: Но доверяют, когда вы демонстрируете, что вам можно доверять, в этом проблема.

П.П .: Наша позиция заключается в том, что мы достигли замечательных успехов за это время. У нас новая парламентская коалиция менее, чем за девять месяцев. И в течение этих девяти месяцев мы создали новую армию. Мы защищаем свою страну. Мы остановили крупнейшую военную машину на континенте. Мы запустили огромные реформы. В сотрудничестве с Международным валютным фондом мы подготовили очень сильный доклад по их имплементации. В военное время мы снизили дефицит бюджета. Мы сделали правительственную машину значительно эффективнеее. Мы создали совершенно исключительную программу антикоррупционных шагов, создаем антикоррупционное бюро, формируем новую полицию, новую прокуратуру.

М.Ґ .: Значит, украинцы показывают ...

П.П .: Да, мы запустили судебную реформу, и это нелегкое дело, поверьте мне, проводить реформы во время войны. Это нелегкая работа на рост расходов на безопасность, уменьшать дефицит бюджета, реструктурировать внешний долг, делать необходимые шаги для сохранения международной солидарности.

М.Ґ .: Вы определили шаги в сторону НАТО и возможного членства в НАТО. Могли бы рассказать об этом, и какой была ответная реакция?

П.П .: Смотрите, мы не просим разрешения на реформы в моей стране. Соответствовать критериям НАТО, то же самое, что отвечать критериям членства в ЕС. Они совпадают на 98%. НАТО - самый эффективный механизм безопасности в мире после того, как механизм Совета Безопасности ООН был разрушен. Готово сейчас НАТО пригласить Украину? Нет. И мы полностью это понимаем. Вопрос попросту было бы провокационным. Готова ли Украина просить членства? Нет. Мы не отвечаем критериям. Однако главное изменение в нас здесь (указывает на голову), в понимании украинского народа. Ведь впервые в нашей истории более 50 процентов украинцев поддерживает членство в НАТО. Очень просто. И я, как президент Украины, могу принять решение прости членства в НАТО. Я сделаю это сразу после проведения референдума. Однако, если Вы спрашиваете о позиции наших международных партнеров, я могу вам сказать следующее. В 2008 году, в ходе Бухарестского саммита НАТО было заявлено, что двери в НАТО для Украины открыты. Пожалуйста, не надо стучать в эту дверь. Надо реформировать свою страну, вернуть мир в Украине вместе с международными партнерами. И все будет хорошо.

М.Ґ .: В конце сентября вы поедете в ООН. Вы ожидаете создания Международного трибунала по малазийскому самолету в ходе Генеральной Ассамблеи, поскольку это невозможно в Совете Безопасности ООН.

П.П .: Я надеюсь. Было бы чрезвычайно несправедливо по отношению к 298 жертвам из разных стран всего мира, которые были сбиты террористической ракетой в украинском небе. И мы вместе с соавторами резолюции с представителями Нидерландов, Австралии, Бельгии Малайзии, Украины - всего мира - требуем ответственности за эту катастрофическую террористическую атаку. Мы никого не обвиняем. Мы говорим: весь мир имеет право знать, кто ответственный. К сожалению, только одна страна против, особенно печально, что эта страна - член Совета Безопасности ООН, это страна, которая ведет агрессию против моей страны - Россия - использует право вето. Это говорит само за себя. Однако мы продолжаем усилия. Я не знаю, произойдет ли это - я был бы счастлив, если бы это произошло на сессии Генеральной Ассамблеи, или на следующий день, в любом случае процесс продолжится. В ближайшем будущем мы получим окончательный вывод голландских следователей. Я хотел бы привлечь ваше внимание к тому, что для меня это было непростым решением, когда немедленно после катастрофы я заявил, что расследование не должно проводиться Украине, поскольку главный приоритет этого расследования - доверие. Весь мир должен доверять результатам этого расследования. По логике, кто должен был провести расследование? Страна пострадала больше в этой трагедии, в этой катастрофе. И я предложил нашим голландским коллегам возглавить расследование, пригласить специалистов из Австралии, Малайзии - трех наиболее пострадавших стран. Теперь этим результатам доверяют все страны ООН.

М.Ґ .: Что вы думаете о позиции России в Совбезе ООН, должна ли она оставаться членом Совбеза?

П.П .: Я думаю, что она может оставаться в Совбезе, потому что она является одной из крупнейших военных сил мира. Но я думаю, что Россия должна быть лишена права вето в тех конфликтах, в которых она является участником. Подобный шаг не только сделает механизмы Совбеза эффективными, он вернет этим механизмам эффективность, так как сейчас Совбез просто блокируется и не в состоянии выполнять свою роль. У нас нет другой альтернативы этому. Если вы примете решение, что Совет Безопасности ООН может быть изменен - это должно стимулировать нас создать альтернативу, чтобы мир был безопасным. Это очень важно для нас.