Виталий Портников: Героям страшно

Виталий Портников

Главная победа российского оружия – блокировка аккаунта Антона Геращенко.

Народный депутат Украины Антон Геращенко стал одной из самых обсуждаемых персон в российском медиа-пространстве. На борьбу с ним были брошены самые узнаваемые фигуры в попсовом окружении Путина – от чеченского лидера Рамзана Кадырова, посылавшего депутату приветы прямо с борта бомбардировщика, до комичного байкера Хирурга, посвятившего Геращенко выступление по радио. О временной блокировке страницы народного депутата в социальных сетях российские медиа писали больше, чем о пролете крылатых ракет в направлении Сирии. Стало очевидным, что самая настоящая, неподдельная победа российского оружия – это отсутствие Геращенко в фейсбуке!

Возникает простой вопрос: откуда такой испуг? Неужели призыв украинского депутата публиковать имена "специалистов" воюющих в Сирии, действительно так напугал российскую шантрапу? На предложение Геращенко можно было бы не обратить никакого внимания – напротив, проследить за тем, чтобы российские военные не попадали в объективы телекамер и сказать спасибо.

Но в России действительно боятся гласности в сирийской войне. Потому что прекрасно понимают, что действия воинства Путина в будущем могут быть квалифицированы как преступления против человечности и привести к отправке целого ряда нынешних руководителей России – начиная с Путина и Шойгу и заканчивая участниками операции – в Гаагский трибунал. И не говорите мне, что они туда не попадут. Попадут. Милошевич тоже думал, что встретит старость в Белграде.

Единственное оправдание Путина – то, что он воюет с ИГИЛ. Суть происходящего – то, что Россия воюет с сирийским народом, который борется с авторитарным режимом путинского подельника Башара Асада. Позиции ИГИЛ Путин только укрепляет. Все эти разговоры о уничтожении командных пунктов ИГИЛ – блеф. Важно не то, сколько командных пунктов ИГИЛ уничтожит Путин. Важно то, сколько центров сирийской оппозиции он разгромит и сколько сирийцев он убьет. Потому что число сирийцев ограничено и они действительно боятся смерти и разрухи – потому и бегут из Сирии. А боевики ИГИЛ – это наемники со всего мусульманского мира. Убьешь одних – появятся другие. Или Путин и в самом деле думает, что способен убить всех радикальных мусульман?

ИГИЛ может победить только государство, которое пользуется поддержкой большинства населения. Путин своей борьбой с сирийской оппозицией сейчас уничтожает сами возможности для появления этого государства. А российские специалисты, которых показывают в новостях – свидетели его преступлений. Они точно знают, кого именно бомбят российские летчики. И поэтому смогут в будущем дать ценные показания международному правосудию. Если их найдут, конечно. Что никак не входит в кремлевские планы: гибридная война на то и гибридная, чтобы совершать преступления в темноте и чужими руками. И любой человек, который призывает направить прожекторы на место совершения преступления – главный враг российского режима.

Вот почему в России так испугались Антона Геращенко.