Виталий Портников: Чего боится Владимир Путин?

Виталий Портников

Инаугурация Владимира Путина запомнится не торжественной телетрансляцией по всем каналам и не приемом дорогих гостей, а жестоким разгоном «Марша миллионов» и задержаниями людей, пытавшихся - без митингов и лозунгов - устроить акцию «Белый город» в день инаугурации.

Торговцы людьми: как Януковичу выгоднее продать Тимошенко Приглашение на казнь: зачем Януковича приглашают на инаугурацию Путина «Cмотрящие» могут оказаться последним доводом перед Евро­-2012 Организаторам антипутинских акций в российской столице не удалось собрать миллионы на марш, участники которого протестовали против вступления в должность нового старого российского президента.

Но инаугурация Владимира Путина запомнится не торжественной телетрансляцией по всем каналам и не приемом дорогих гостей, а жестоким разгоном «Марша миллионов» и задержаниями людей, пытавшихся - без митингов и лозунгов - устроить акцию «Белый город» в день инаугурации Путина. На этот раз полиция била всех без разбору - и организаторов акции, и журналистов, и тех, кто позволил себе надеть белую ленточку на куртку. И вот тут возникает простой вопрос: если власть так сильна, так уверена в своих силах, так любима народом, то кого она так боится? Почему в день смены власти она окружает Кремль двойными и тройными кордонами полиции?

Почему стремится запугать тех, кто не является сторонником процветания по-путински? Ведь если на самом деле речь идет всего лишь о меньшинстве, которое, согласно большевистской логике Путина, обязано подчиниться большинству, то пусть себе это бессмысленное меньшинство проводит свои бессмысленные митинги и выкрикивает свои бессмысленные призывы. А народ - он с Путиным.

Власть Путина опирается на две составляющие – штыки и безразличие То, с какой серьезностью относится Путин к церемонии собственного вступления в должность, показывает, что он куда лучше информирован, чем нам кажется. Он прекрасно понимает, что особой поддержкой собственных сограждан не пользуется. Что его власть опирается на две простые составляющие - штыки и безразличие.

Это как власть КПСС, которую еще в июле 1991 года поддерживало подавляющее большинство населения и мало кто представлял себе, как может страна жить без самой передовой в мире партии. А прошел всего месяц - и ни один горячий сторонник не вышел на улицу протестовать против запрещения КПСС Борисом Ельциным. Даже ни один член партии не вышел. Даже ни один член политбюро не вышел - все попрятались. Ну, и чем это отличается от путинского режима? Я скажу вам чем - ценами на нефть.

В последний период существования Советского Союза они были на точке замерзания, а вот сейчас все еще достаточно высоки и дают возможность  трижды президенту Российской Федерации имитировать государственную деятельность и всеобщую поддержку. Но Путин не может не знать, что на митинги в его поддержку никто  не ходит добровольно - людей приходится сгонять по разнарядке, довозить из регионов - то есть делать то, чем занимались в советские времена. А вот противники Путина выходят на митинги сами, их никто не заставляет, никто не выделяет их предприятиям квоты оппозиционеров. Этих людей не охраняет полиция и им не поют звезды советской эстрады и пошлая накипь их преемников. Но они все равно выходят - не радоваться жизни, а протестовать против застоя и бессмыслицы, в которую погрузилась Россия Путина. И пытаться хоть что-то в стране изменить.

Именно этого Путин и опасается - не имитации изменений, а настоящих перемен. Не расписанного в его администрации голосования, а настоящих выборов, подлинной конкуренции. Не управляемой группой олигархов сырьевой экономики, которая всякий раз летит в тартарары, как только оказывается, что цены на нефть уменьшаются - а инициативы свободных людей. Он прекрасно понимает, что не может быть президентом такой России - и такая Россия ему совершенно не нужна.

И он готов запугать каждого, кто к такой России стремится - именно поэтому так свирепствовали полицейские на московских улицах в дни вступления Владимира Путина в должность главы государства.