Путин развелся для нового тандема. ВИДЕО

Елена Рыковцева: Развод в России больше, чем развод. Так бы мы обозначили тему этой программы. У нас в гостях главный редактор еженедельника «Собеседник» Юрий Пилипенко. Это единственное в стране издание, которое рискнуло в свое время говорить о том, что президентской жены нигде не видно. Но начнем по порядку. В 21.23 6 июня программа «Время» показала на всю страну идиллический сюжет. Семья Путиных идет в театр. До этого вместе их видели ровно год и месяц назад, на инаугурации Владимира Путина.

Елена Рыковцева: Спустя 20 минут другой канал, с куда меньшей аудиторией – это «Россия-24», которую в Москве, кажется, смотрит 2 процента телезрителей - разрушил всю эту идиллию.

Елена Рыковцева: Дмитрий Песков, пресс-секретарь президента, заявил, что  время и место объявления Владимиром и Людмилой Путиными о разводе не были выбраны специально. А на вопрос о том, почему президентская чета объявила о своем решении именно 6 июня, он сказал: "Пришлось к слову. Просто журналистка задала вопрос, а президент ответил". Что вы скажете об этом сюжете, о его конструкции, о том, как все это преподнесли?

Юрий Пилипенко: Прежде всего, я не хотел бы соглашаться с господином Песковым по поводу того, что «пришлось к слову». Мы в редакции еженедельника «Собеседник», обсуждая эту тему, пришли к следующему выводу, что то, что произошло вчера, и то, что, на мой взгляд, шокировало всю Россию, положительно или отрицательно — это иной вопрос, но все-таки это была хорошо спланированная спецоперация, которыми Россия грешит в последнее время очень часто. И Махачкала спецоперация, и с Собяниным, с выборами мэра - спецоперация, и Орехово-Зуево. И это была спецоперация, мы ее условно назвали «Эсмеральда», лучше не назовешь. Потому что, конечно же, готовились, конечно же, чувствовалось напряжение прежде всего президента. Это все было заметно и очевидно. Волновалась корреспондент. Она волновалась не потому, что она решилась на такой отважный шаг - спросить о разводе - а потому что она это все прокручивала, как мне кажется, много раз прежде, чем этот вопрос задать, понимая, какую шокирующую информацию она получит. Готовились. Но я хотел бы сказать следующее: мне не очень хочется разбираться во всем этом. Мне хочется сказать, что за всем этим при моем и нашей редакции достаточно критичном отношении к президенту, к его работе, к его поступкам многим, я бы хотел сказать, что при всем при том это человеческий поступок и Владимира Путина, и его жены.

Елена Рыковцева: Человеческий поступок - вынести это на публику, вот так это сделать.

Юрий Пилипенко: Решиться. Мы понимали, мы догадывались, мы шептались, мы обсуждали — это происходило много лет. И тем не менее, мы этого всего долго очень не слышали. Наконец-то это мужской поступок, человеческий поступок, который, как мне кажется, немножко чего-то человеческого нашему президенту добавляет. Более того, мне интереснее всего после того, что произошло вчера, изменится ли наш президент после этого? У меня подспудное впечатление, что он сам ждал этого момента, ему надо было это сказать, потому что невозможно было скрывать бесконечно, невозможно было отшучиваться, или быть сильно расстроенным, или злым и так далее. И у меня есть такая надежда: может быть он станет более открытым, может быть он станет добрее. Пусть он станет счастливым, в конце концов. Мы же тоже люди. Разве для страны будет хуже, если наш президент, освободившись от этой, безусловно, какой-то тяжести немыслимой, как мне кажется, может быть будет немножко другим человеком. Вот такая у меня надежда.

 Елена Рыковцева: Это такая яркая, взрывная новость, что не только мне это в голову пришло, я смотрю на нашем пейджере, Александр из Сызрани нам пишет, что слишком громкая новость, чтобы не вложить сюда теорию о том, что от чего-то хотят отвлечь внимание, что-то готовится такое, что не должно пройти мимо нас не то, что незамеченным, но, по крайней мере, смикшированным вот этой новостью. Закрадывается эта мысль: от чего нас пытаются отвлечь?

Юрий Пилипенко: Я на эту тему не думал, что нас пытаются от чего-то отвлечь. Если не брать личную тематику, то есть развод, конечно, на сегодня наиболее острая тема, конечно, выборы мэра внезапные. Это очень важный момент. Важный момент еще с какой точки зрения: мне кажется, что это не просто выборы мэра — это в какой-то мере выборы преемника Путина, так позволю себе сказать. Потому что мэр Москвы на следующих выборах, если вдруг Владимир Владимирович не захочет избираться на следующий срок, будет одним из явных, очевидных претендентов на кресло премьер-министра. Мы знаем, что под Медведевым кресло достаточно давно шатается. Я думаю, он самый надежный претендент на это кресло. Собянин премьер, а Путин президент, когда придет время выборов, может быть наоборот.

Елена Рыковцева: Новый тандем?

Юрий Пилипенко: Возможен и такой вариант. И не избранный, а назначенный мэр Москвы — это совершенно другое дело. Не исключено, что смена премьера может произойти в какое-то достаточно определенное и недалекое время. У меня создается такое впечатление, потому что слишком много у правительства нестыковок, проколов — это понятно. И если вы имеете в виду эту тему, то, конечно, смена премьера могла бы серьезно конкурировать с темой развода Владимира Владимировича Путина.

Елена Рыковцева: Но получается, судя по тому, что вы сказали, не стоит ни о чем беспокоиться до сентября, до новых московских выборов. Я вчера была на одном мероприятии, где уже заключали ставки по поводу июля, что уже вот-вот смена премьера. Спрашивали друг у друга: кто? Получается, что сначала будущий премьер должен избраться мэром, немножко для приличия может быть даже поработать и только потом. То есть у Дмитрия Анатольевича есть время.

Полный текст программы будет опубликован на сайте в ближайшее время. Звук вы можете услышать здесь и сейчас. А также - фрагмент видео. 

Радио Свобода