Украинцы считают Януковича наибольшем вором в стране. Опрос

Мустафа Найем

Недавно я был в Грузии. Наверное, это была моя первая поездка заграницу, когда от всякого сравнения с Украиной внутренне опускались руки, пишет в своём блогеизвестный украинский журналист и блогер Мустафа Найем.

Конечно, я не увидел там зарождающегося Нью-Йорка или будущего Гон-Конга. Грузия и сейчас сравнительно бедная страна, с высоким уровнем безработицы, слабыми зачатками среднего класса и большим количеством нищенствующего населения. 

В целом все это есть и у нас – в Киеве. Во Львове, в Донецке, везде. Нам также известно о мировом кризисе, у нас такие же низкие темпы прироста рабочих мест и не меньше нищих. Разница лишь в том, что внутренне любой среднестатистический украинец не уверен, что все это когда-нибудь закончится. Он хочет как-нибудь, но лишь бы не так как есть сейчас. У него нет ориентиров, и он не верит ни одному чиновнику и политику.

Я не стану описывать детали грузинских реформ, отсутствие коррупции и вежливость местной милиции. Когда в кругу украинских политиков заходит речь об опыте Грузии, обычно вспоминают о малочисленности ее населения и консолидированном обществе. А украинским чиновникам даже очевидные успехи своих коллег в Грузии проще оправдывать вливаниями в грузинскую экономику западных инвестиций.

Мне сложно судить. Я не специалист в области экономических реформ и уж тем более не эксперт по оценке экономики целой страны. Но один случай меня искренне впечатлил.

Как-то вечером, гуляя по Тбилиси, я познакомился с двумя женщинами. На вид им было лет пятьдесят, не больше. Мы стояли на перекрестке и единственный фонарь, освещавший улицу, оттенял полуразваленные хибарки и несколько старых автомобилей, небрежно припаркованных у края улицы.

Мы мирно о чем-то беседовали и на прощанье, я решил задать – как я думал! – риторический вопрос: «А у вас воруют?».

Женщина переглянулись, потом одна из них махнула в сторону припаркованных машин: «Ну, да, машины иногда угоняют, потом находят и снова угоняют... а что?».

Ну, да, подумал я, машины и у нас воруют.

- А власть, чиновники, там, начальники – они воруют?

Женщины снова переглянулись и почти одновременно ответили: «Да, нет. не воруют... А что?». Я опешил. Как же это нет?! Женщины, дорогие, вам-то уже не шестнадцать, вы-то, ничем не очарованные и мудрые, все должны понимать...

- Не, не воруют вроде... Какое нам дело, у нас своя жизнь.

Я начал нервничать.

- Но, может, вы просто не знаете, а они воруют? Ну, вот Миша, он, что не ворует? Его люди...

- Не, не ворует, – женщины были непоколебимы и, кажется, начинали скучать от моих вопросов.

По пути в гостиницу я тщетно пытался представить себе украинца, который в центре Киева на вопрос, ворует власть или Янукович, скучно ответил бы «Нет». Тоскливо стало еще и от того, что я не смог ответить себе на вопрос: а настанут ли такие времена в принципе, когда-нибудь? Буду ли я еще молод, да что уж там – просто жив! – чтобы рассказывать сказку-быль о Межигорье, басню о буровых башнях и летопись украинской приватизации?

А ведь Киев от Тбилиси недалеко. И на карте и в итсории...

Вернувшись в Украину, я, не особо надеясь на интерес публики, объявил в своем аккаунте на Facebook опрос. Задал своим друзьям и подписчикам один вопрос: «Как вы думаете, кто из украинских политиков (сегодня и в прошлом) наиболее причастен к воровству государственного имущества?».

Опрос длился почти месяц и набрал почти 12 тысяч голосов.

Конечно, его результаты нерепрезентативны, во многом эмоциональны. Но с другой стороны, такие категории как коррупция и воровство оценить точными социологическими инструментами невозможно. Даже мировые рейтинги коррупции называются не «уровень коррупции», а «уровень восприятия коррупции».

Итак, вот уровень восприятия украинских политиков, бизнесменов и чиновников на предмет причастности к воровству государственного имущество.