Переполох в Межигорье-2, или Тайна одной папки

 
Переполох в Межигорье-2, или Тайна одной папки

...Начальник охраны Президента Украины был взволнован, в голосе его слышались панические нотки. 
 
- ...Странный такой мужик, седой уже, но глаза молодые. Одет бедновато, но не бомж. Взяли его у внутренних ворот, стоял спокойно, пялился, будто у себя дома.  Как он внешние ворота прошел - ума не приложу! 
 
Виктор Федорович посмотрел в окно, за которыми раскинул еловые ветви межигорский лес, зевнул и сказал: 
 
- И хули ты меня по таким пустякам спозаранку тревожишь? Подумаешь, шлепер безобидный. Дюндель начистить, зубы повыбивать - и выкинуть, всего-то делов! 
 
Начальник охраны замешкался, но служебный долг взял верх над боязнью: 
 
- Да мы так и хотели сделать, только вот что у него нашли при обыске... 
 
И он передал Президенту какую-то засаленную картонку. Виктор Федорович брезгливо пригляделся - и спать ему моментально расхотелось. 
 
То была подробная карта Межигорья: клубный домик, дебаркадер, тир, корты, гараж на 100 машин, оздоровительный массажный комплекс на 100 массажисток; церквушка, куда Президент заходил сразу после комплекса; многоуровневая беседка с паркингом и бильярдной, подземный кинотеатр, а также многое другое, нажитое непосильным каторжным трудом на президентских галерах. Даже только что начавшийся строиться объект "Казино" - и тот был помечен на карте огненно-красным крестиком. 
 
Виктор Федорович, будто тигр перед прыжком, весь подобрался и сказал: 
 
- Мужика этого - немедленно сюда, буду с ним лично говорить. Охрану утроить. Да, и, на всякий случай - приготовь пыточную... 
 
Когда охранник ушел, Виктор Федорович торопливо подобрался к столу, схватил лежавшую там папку с грифом "Секретно" и сунул ее в ящик. Сердце Президента стучало в ускоренном темпе. 
 
"Нервы совсем не к черту стали, - подумал глава государства. - Уже и охота в Сухолучье не помогает...". 
 
Через минуту непрошеный гость в поношенном тулубе уже стоял в президентских покоях. Странный это был мужик - ни тени страха на красивом, породистом лице. Живые глаза бесцеремонно обшарили фигуру хозяина. 
 
"Да, с этим будет непросто", - подумал Виктор Федорович, а вслух сказал: 
 
- Ты чего, козел, перед Президентом в шапке стоишь? А ну-ка снять! 
 
- Эт можно, - лениво ответил мужик и стянул с головы вязаную шапку. 
 
В потолок ударил столб света, комната озарилась ровным мерцанием. Виктор Федорович сперва зажмурился, а когда постепенно открыл глаза, увидел, что источник света находится у мужика над головой. 
 
- А-а-а, это опять ты, - устало сказал Президент. - Ну, и нафига таким образом? Нельзя было сразу ко мне? 
 
- К тебе, пожалуй, пробьешься, - расслабленно ухмыляясь, отвечал мужик, - вона сколько вокруг тебя кодлы с пушками да перьями наставлено! 
 
- Твоими молитвами, - раздраженно сказал Виктор Федорович. - Уже и на двор не выйдешь, везде твой Автомайдан гудит! 
 
- Глас Автомайдана - глас народа, - насмешливо-назидательно произнес мужик, - а глас народа - глас Божий! Заколебал ты свой народ, Виктор... 
 
Виктор Федорович развязно хихикнул. 
 
- Я этим народом законно избранный президент, - сказал он. - А, стало быть, и помазанник Божий. Твой, между прочим, помазанник! 
 
- Я бы тебе кое-чем на лбу помазал, - в голосе мужика послышались металлические нотки, - но не будем забегать вперед... Я ведь к тебе по делу. Скажи, Виктор, ты против Майдана на эти дни никаких пакостей не планируешь? 
 
Серо-голубые глаза впились в лицо хозяина. Виктор Федорович почувствовал, что голову его будто сканируют. 
 
- Господь с тобой! - начал было он, но, взглянув на сияющий нимб, осекся. - Какой штурм? Там же люди, женщины, дети. И потом, я же за демократию всей душою, как говорят! 
 
- Ну да, ты за евроинтеграцию, как говорят, тоже был всей душою, - насмешливо сказал мужик. - И, кстати, про штурм я вроде ничего не говорил... А ну колись, зачем водометы в центр города сгоняешь? 
 
- Так ведь это мы штурма боимся! - Виктор Федорович изобразил на лице тревогу. - Ты Руслану эту видел? Совсем же отмороженная девка! Бандеровка! 
 
- Да уж куда ей до твоих отморозков,... - ответил мужик, - так что, говоришь, не будет штурма? 
 
- Вот те хрест! - истово перекрестился Виктор Федорович. 
 
Мужик поморщился. 
 
- Не богохульствуй! - сказал он. - Сам знаешь, рано или поздно на Страшном Суде... 
 
Внезапно лицо его изменилось, рука указала на окно за спиной Президента. 
 
- Гляди, Кужель на вертолете летит! 
 
- Где? 
 
Виктор Федорович обернулся, но ничего такого в окне не увидел. 
 
- Ну, как тебе не стыдно, - сказал он укоризненно, - пожилой человек, в таком возрасте - и такие шутки. Другой бы президент... 
 
Он обернулся - и замолчал. В комнате никого не было. Небесное сияние тоже куда-то исчезло. 
 
- Ну, и слава Богу, - радостно сообщил самому себе Виктор Федорович. - поболтали - и хватит. Пора делом заняться... 
 
Он подошел к столу, открыл один из ящиков - и оторопел. Внутри ничего не было. 
 
- А-а-а-а! - закричал Виктор Федорович - Укра-а-а-ал! Украл! Волчина позорная-я-а-а!... 
 
...Бойцу 12-й сотни Майдана Мыколе Гудзенко последний предрассветный час снился крайне приятный сон: жена Ганнуся ставит перед ним на стол полную тарелку вареников, а маленькая дочь Даринка подкралась сзади - и закрыла ладошками Мыколины глаза. 
 
- Мыкола, просыпайся! - кто-то тряс его за руку. 
 
Гудзенко открыл глаза. 
 
- Что, 7 уже есть? 
 
- Да, - сказал сосед, снимая с себя куртку, - пора меняться. Ой, шо это у тебя такое? 
 
Мыкола проследил за соседским взглядом - и обнаружил, что на груди у него лежит коричневая папка. На папке золотым тиснением было выведено: "Секретно". 
 
Удивленный Мыкола открыл папку и начал читать: 
 
- "А.П.Клюев, В.Л.Сивкович, "Рабочий план проведения антикризисных мероприятий на Майдане Независимости и сопредельной территории ...января..." 
 
Дата в документе отсутствовала. 
 
- Мыкола, - сказал сосед, снимая с крючка куртку. - Давай я за тебя еще подежурю, а ты с этой папкой беги к коменданту, лады?.. 

© Yevheni Kuzmenko, durdom.in.ua