Виталий Портников: Путин и Солнце

Виталий Портников

Речь идет не об украинской недобросовестности, а о российской неадекватности.

Российский президент Владимир Путин намеревается обсудить на совещании с членами правительства вопрос о дальнейшем энергетическом сотрудничестве с Украиной – что на практике может означать прекращение поставок газа не только для нашей страны, но и для европейских клиентов "Газпрома". Украину, как и прежде во времена подобных конфликтов, хотят заморозить. Европейцам – продемонстрировать, насколько ненадежным транзитером является наша страна и как важно поскорее навести порядок с помощью российского "миротворца". И совершенно естественно, что сегодняшнее совещание по времени совпадает с активизацией диверсантов на востоке Украины. Потому что действия по дестабилизации ситуации во враждебной стране должны идти по всему фронту – это знает каждый профессиональный чекист.

Только вот время для новой газовой войны выбрано не очень удачное – и, возможно, Владимира Путина остановит другой, куда более долговечный монарх – Солнце. На дворе – весна, отопительный сезон окончен, и даже сам Путин не может устроить нам январь собственным указом. Конечно, прекращение газовых поставок может нанести ощутимый удар по украинской экономике – но населению не придется жить в холодных квартирах ни в Украине, ни в Европе.

Еще одна проблема российской стороны связана с тем, что из правового поля на этот раз вышла именно Москва. Как известно, Россия требует у Украины плату за газ исходя из односторонней и немедленнойденонсации Харьковских соглашений. Но отказ от этих соглашений требует и одновременного начала работы по выведению Черноморского флота из Севастополя, с точки зрения международного права остающегося обыкновенным украинским городом. То, что Россия изменяет плату за газ для Украины исходя из факта оккупации Крыма, для европейцев не является доказательством реалистичности Москвы. Так что сегодня речь идет уже не о том, добросовестна ли Украина как транзитер газа – а о неадекватности России как поставщика. И если этот поставщик в одностороннем порядке решит покончить жизнь самоубийством – в Европе будут только рады.

Потому что европейцы сегодня заинтересованы не в российском газе, а вбезболезненном отказе от долгосрочных контрактов, подписанных с "Газпромом". Если Кремль создаст повод для такого отказа – и международные суды не смогут стать на сторону российской монополии – у Европы появится реальная возможность распрощаться с ненадежным поставщиком в пользу газа из Соединенных Штатов или Катара. А единственным серьезным клиентом "Газпрома" останется Украина, которой, впрочем, тоже лучше думать о реверсе, чем о российских поставках. Ведь мы уже выяснили, что российский газ – это не сырье, а оружие.

Так что вряд ли Владимир Путин сегодня решится на решительные шаги, которые помогут европейцам разрубить газовый узел. Скорее, он ограничится предупреждениями и напоминаниями об украинской ненадежности, чтобы оправдать в глазах Запада деструктивную политику собственной страны. То, что эти оправдания больше никто не воспринимает всерьез, в Кремле просто не хотят понять – ведь осознать это так же трудно, как поверить, что Солнце над Москвой восходит вовсе не по указанию кремлевских курантов.