Можно ли реформировать олигархическую «опричинину»

Трагедия во Врадиевке, первым делом, естественно, поставила вопрос о персональной ответственности – самих насильников, их начальства, в конце концов – министра внутренних дел. И, переместившись в плоскость этого последнего требования, моментально из вопроса нравственной ответственности стала проблемой межклановых отношений.

Наблюдатели будто бы и забыли, что речь идет о судьбе несчастной женщины и о министерстве, принимающем на работу – или воспитывающем – извергов, которые по идее должны нас охранять. Самым интересным для многих стал вопрос, удастся ли «Семье» в сложившихся обстоятельствах сохранить за собой министерство внутренних дел или же придется поделиться с «олигархами».

Но я бы озаботился вовсе не фигурой министра, а тем, можно ли вообще реформировать МВД в создавшихся условиях? В России ответили на этот вопрос просто – переименованием милиции в полицию, переаттестацией личного состава, многочисленными кадровыми перестановками. Но все это не может решить основного вопроса – системной адекватности правоохранительных органов. Милиция – как олигархическая «опричнина» – полностью отвечает задачам момента. В стране, где государственные институты подменены интересами большого даже не бизнеса, а лоббизма, правоохранительные органы – как, впрочем, суды и прокуратура – обязаны стоять на страже интересов настоящих «хозяев жизни», сохранности их имущества, денег и политического влияния. Все остальные функции выглядят лишь дополнением к основной роли.

Вы можете спросить, почему в этой ситуации нужно насиловать женщин? А это очень просто. Во-первых, существует подбор кадров под существующие задачи – если ты идешь на службу не ради защиты общественного порядка, а чтобы приобщиться к той системе распределения благ, которая уже сформирована в обществе, и эту систему защищать, твои нравственные устои уже должны быть расшатаны. Впрочем, таким же образом они расшатаны у большей части твоих соотечественников, но в отличие от тебя они находятся в самом низу социальной пирамиды и не имеют даже твоих возможностей, не говоря уже о возможностях «олигархов» и высокопоставленных чиновников.
Во-вторых, отношение к так называемым «простым людям» у тех, кто считает себя баловнями судьбы, тоже соответствующее. Это на экране телевизора «маленьких украинцев» принято любить – за кулисами публичной политики все эти «маленькие», не понимающие, как устроена жизнь, воспринимаются вообще не как люди, а как некая разновидность копошащихся в норах хоббитов. И это презрительное отношение к «недолюдям», присущее настоящим «людям» с цепями на бычьих шеях и золотыми печатками на холеных руках – у нас даже революционный президент с перстнем разгуливал – передается до самых низов власти и ее охраны. То есть до «опричнины». То есть до милиции.

Можно ли это реформировать? Конечно же, нет. Для изменения ситуации в правоохранительных органах нужно изменение задач самого государства – деолигархизация страны, лишение лоббистов доступа к политическому ресурсу, окончательное и бесповортное исчезновение из нашей политической и общественной жизни тех, кто подчинил государство своим сиюминутным интересам. Тогда-то и будет необходима реформа МВД с последующим набором в милицию совершенно нового штата под новые задачи. До этого момента все отставки, выговоры, разносы и даже приговоры выглядят самым обыкновенным кликушеством. Да, на белый свет выплыло что-то совсем уж неприглядное, злодейское – то, что обычно остается за стенами райотделов, изоляторов и тюрем. Да, на этот раз виновных накажут просто потому, что они оказались на свету. Но и после этого, как и до этого, милиция останется олигархической «опричниной» со всеми вытекающими из этого последствиями и отношением к людям

Виталий Портников, КОНТРАКТЫ.ua