Звероящеры и эволюция

С вечера до полуночи Москва, затаив дыхание, наблюдала в прямом эфире свободное падение собянинской цифры навстречу твердой поверхности — 50%. Это выглядело совершенно неотвратимо и немного назидательно.

И вдруг где-то что-то щелкнуло. Перестали поступать цифры по явке, начало исчезать с глаз начальство. Глава МГИК находился в нетях целый час, а когда он появился снова, над собянинской цифрой раскрылся невидимый парашют.

Падение резко замедлилось

Терявший по проценту в час, Собянин перешел на десятые.

СМИ сообщили, что в мэрию приехал глава кремлевской Администрации. Ну, так совпало. Он приехал, и динамика подсчета резко изменилась.

К двум часам ночи стало ясно, что собянинский показатель никогда не коснется пятидесятипроцентной линии — так древнегреческий Ахиллес догоняет и все не может догнать черепаху…

Убогие.

Они хотели пройти между струйками: проскочить на смеси лукавства, админресурса и апатии, но хоть посчитать без фальсификаций — и надеть потом на немытое тело чистое бельишко, по случаю легитимности.

Но обхитрили сами себя.

Пенсионеры доели продуктовую собянинскую взятку и остались дома, и на фоне низкой явки Навальный прыгнул выше головы.

Ближе к ночи они поняли, что проигрывают уже не репутационно, а самым что ни на есть юридическим образом — и начали наконец делать то единственное, что они умеют делать хорошо: фальсифицировать выборы.

Они хотели собрать швейную машинку, но получился, как всегда, автомат Калашникова. И ближе к ночи стало ясно, что все снова идет к крови и жести. И что это — не недоразумение, а политическое решение.

Потому что в мирной жизни, там, где все решают честные выборы и разум, они проигрывают. За полтора десятка лет они деградировали так, что проигрывают даже с телевизором против куба.

У них есть телевизор, но уже некого в нем показать, потому что Собянин, показанный по телевизору, понижает собственный процент безо всякого Навального, а Доренко, Навального обсирающий, заставляет проголосовать за Навального даже тех, кто не собирался этого делать.

У них нет никаких шансов в честной борьбе — у них нет шансов даже в борьбе получестной, с административным гандикапом в шестьдесят пунктов! (Мне кажется, это рекорд для книги Гиннеса: растерять такое преимущество за полтора месяца — это круто.)

Они могли бы уйти, но они уже не могут уйти: ловушка абсолютной власти захлопнулась. Путин наворочал слишком много дел, предусмотренных в УК РФ, чтобы изображать из себя Саркози. Саркози не выйдет — уже вышел Лукашенко, а если внимательно присмотреться, может получиться и какой-нибудь Чарльз Тейлор из Либерии…

Зачем Собянин, за которым, кроме плитки и пения, не числится покамест ничего ужасного, идет в подельники по статье о захвате и удержании власти — вопрос уже к Собянину. Но решает в Москве сегодня, со всей очевидностью — не Сергей Семенович.

Фальсифицировав выборы, проломив на силу статистику, они идут на лобовое столкновение с сотнями тысяч обворованных москвичей. В этой мутной неправовой водице у них есть шансы…
Как это делается, они уже показали на Болотной в мае 2012 года.

«Собрание звероящеров постановило не признавать эволюции».

Я написал эту фразу почти четверть века назад.

По счастью, те звероящеры имели возможность уйти на политический покой: на Лигачеве-Варенникове висело много политической ответственности, но не было и следов уголовной.

Поэтому Егор Кузьмич еще несколько лет назад спокойно читал лекции в американских университетах, давая гарвардам редкую возможность рассмотреть вблизи это антропологическое чудо.

Нынешние звероящеры сами не уйдут.

Минувшей ночью они опять, в который уже раз, постановили не признавать эволюции.

Виктор Шендерович, Ежедневный журнал