Виталий Портников: Новый Лазаренко

Виталий Портников

Для понимания необходимости хороших отношений с цивилизованным миром страх играет не меньшую роль, чем стремление к фиксации благ.

Если пребывание бывшего ректора Национального университета Государственной налоговой службы Петра Мельника в Соединенных Штатах подтвердится, это станет дополнительным фактором для формирования дружественных отношений Украины с Западом. Наша страна давно стала бы лукашенковской Беларусью, если бы не стремление власть предержащих жить на Западе, покупать недвижимость на Западе, держать деньги на Западе – в этом, кстати, совершенно прав Сергей Глазьев, объяснивший именно "шкурными" соображениями стремление украинского руководства к ассоциации с Европейским Союзом.

Действительно, если свою пенсию ты собираешься провести в австрийском поместье – тут мы прекрасно понимаем, о ком именно говорит Глазьев, беспардонно "сдающий" своих недавних друзей в Киеве – то зачем тебе убогая подмосковная действительность? К тому же те, кто затаскивает ЯнуковичаАзарова и прочих в эту подмосковную действительность, тоже рассчитывают на австрийские, французские, итальянские поместья – так чем мы хуже прочих? Пусть Лукашенко, у которого нет никакого будущего, кроме рублевского, старается – как старался Бакиев, у которого не оказалось никакого будущего, кроме беларусского. А мы уж как-нибудь сами.

Но для понимания необходимости хороших отношений с цивилизованным миром страх играет не меньшую роль, чем стремление к фиксации благ. Не секрет, что Украина Кучмы была весьма осторожна в своих шагах по отношению к Западу после ареста Павла Лазаренко в Соединенных Штатах. Кучма хотел на СардиниюПинчук – в уважаемые меценаты и друзья Квасьневского и Элтона Джона. То, что где-то за океаном теперь живет человек, знающий о коррупционных механизмах в Украине все, удерживало его бывших оппонентов от резких движений.

Мельник, конечно же, не обладает в полной мере знаниями Лазаренко – но может быть хорошим помощником в понимании схем обогащения украинских евроинтеграторов. К тому же сейчас – по сравнению с временами задержания Павла Ивановича – другая коммуникационная эпоха, и поэтому возможности общения беглого ректора с его друзьями в Украине увеличиваются во стократ. А среди этих друзей, как мы понимаем, есть люди весьма и весьма влиятельные – иначе не жить бы сейчас ректору в Соединенных Штатах. Так что к желанию хранить сбережения в надежном месте и страху прибавляется еще и взаимная подозрительность – тоже не самый плохой мотив для принятия правильных решений.