Интеграция феодалов: почему Путин не объявляет войну Лукашенко?

В Украине по-разному относятся к недельной показательной блокаде отечественных товаров на российской границе. Кто-то называет ее репетицией перед будущими экономическими испытаниями, кто-то утверждает, что война уже началась и мы просто в самом ее начале, а кто-то — как, например, Ринат Ахметов — вообще предлагает не употреблять сам термин «торговая война». Но то, что именно военные действия происходят между Россией и Беларусью, никто, кажется, не сомневается.

Война, которая началась через неделю после частичного урегулирования российско-украинских разногласий, продемонстрировала окружающему миру всю суть политики так называемого Таможенного союза, в который Владимир Путин и Александр Лукашенко безуспешно зазывают нашу страну, и весь смысл так называемых интеграционных отношений в этом объединении не экономик, нет — авторитарных правителей, зажавших экономики в кулаке.

Итак, посмотрим на ситуацию в развитии. Одним из главных предприятий, созданных на пространстве так называемого союзного государства России и Беларуси, стала Белорусская калийная компания, объединившая мощности Уралкалия и Беларуськалия. Владельцем Уралкалия является миллиардер Сулейман Керимов, главой наблюдательного совета — бывший руководитель Администрации президента России Александр Волошин, генеральным директором — Владислав Баумгертнер, являющийся одновременно главой наблюдательного совета БКК. Уралкалий решил развестись с Беларуськалием, что явно не понравилось Лукашенко. В Минск для переговоров были приглашены Керимов, Волошин и Баумгертнер. Но Керимов и Волошин не поехали, а Баумгертнер поехал. И был арестован в аэропорту после встречи с премьер-министром Беларуси Михаилом Мясниковичем. Обвинения, выдвинутые против него белорусским Следственным комитетом, тянут на десять лет.

Интересно, что Россия отреагировала на арест высокопоставленного менеджера крайне осторожно. Давайте просто вспомним, что происходило, когда Украина не арестовывала, нет — а просто не впускала одиозных российских политиков и экспертов. Какая истерия! Какие обвинения во всех смертных грехах! Какие ответные меры! А тут — все как обычно. Ну, главврач Онищенко сказал, что сомневается в качестве белорусского молока, хотя никаких реальных мер вроде приостановления продаж украинского шоколада, предпринято не было. Ну, вице-премьер Дворкович заявил о необходимости пересмотра всего спектра российско-белорусских торговых отношений. Но президент Владимир Путин молчит. Премьер-министр Дмитрий Медведев молчит. А на требования чиновников менее высокого уровня официальный Минск отвечает оскорблениями. И ничего.

Некоторые наблюдатели в Москве объясняют такую осторожность тем, что в самой российской политической элите назрел раскол, и для руководства страны Уралкалий — вовсе не любимое детище, потому Керимову и Волошину предоставили возможность выпутываться самим. Но это вряд ли реалистичная версия, тем более что влияние Волошина на политические процессы, в частности в правительственных кругах, все еще огромно — собственно, он поэтому и возглавляет наблюдательный совет Уралкалия. Главное, что останавливает Москву от громкого скандала, — это развенчание интеграционного мифа. Потому что если Россия перейдет к настоящим боевым действиям — а для Путина не составляет никакого труда обрушить белорусскую экономику за 48 часов — это уничтожит саму идею Таможенного союза как взаимовыгодного экономического объединения. Возникнет простой вопрос: что за союз создают между собой бывшие советские республики и куда они зазывают ту же Украину? Будет обесценена работа пропагандистов, направленных на украинский фронт из Москвы или завербованных в нашей стране. И поэтому то, что Лукашенко фактически взял заложника и собирается торговаться с Москвой с его помощью, начинает восприниматься чуть ли не как норма. Вроде бы так и должно быть.

И в этом, кстати, действительно суть проблемы. Действительно так и должно быть. Ведь то, что происходит на восток от хутора Михайловского — интеграция феодалов. А у феодалов так принято — брать заложников, пороть чужих крепостных на конюшне, чтобы сделать неприятное милому соседу, торговать чужими вассалами и чиновниками. По таким правилам средневековая Европа жила в темные века, а Россия с Беларусью, как видим, сейчас живут.

Только к экономике все это никакого отношения не имеет.

Виталий Портников, Контракты.ua